МЕЛОДИЯ МЕСТА

sakura_014_1

Уважаемые читатели, предлагаем вашему вниманию интервью со стажером Японского центра 2006 года Катериной РОМАНОВОЙ, соучредителем кафе «Престо» (Presto). В 2014 году «Престо» исполнилось 10 лет со дня основания, — солидный возраст для учреждения сферы обслуживания в России. «Престо» находится в необычном месте – на первом этаже Приморской краевой филармонии – отсюда и название кафе, которое Катерине пришло в голову, когда она думала над имиджем своего детища. «Престо» в музыкальной терминологии значит «живо». Мы разговариваем о впечатлениях от японской стажировки. К сожалению, стажировок, близких по теме ресторанному бизнесу, у нас больше не было.

Titul Romanova Katya

Катерина-сан, поделитесь, пожалуйста, чем запомнилась стажировка в Японии?

Стажировка в Японии дала мне много информации не столько по специальности, сколько повлияла на жизненные установки. Например, сняла комплекс вины относительно работы производства в очень небольшом помещении. До этого я испытывала внутренний дискомфорт от того, что сотрудники очень стеснены в производственной части. Но когда я увидела работу японских кондитерских и кафе с залами такой же площади, а производственными помещениями еще меньше, чем у нас; когда я увидела насколько качественно можно работать, несмотря на стесненные условия; когда поняла, как рационально можно использовать имеющееся в моем распоряжении пространство до каждого сантиметра, это навсегда избавило меня от каких-либо комплексов по этому поводу. Для меня это было открытием, ведь в нашей действительности мы привыкли ориентироваться на нормы и требования, по которым площадь торгового зала должна составлять 30% от общей площади ресторана, то есть производственные и вспомогательные помещения должны занимать большую часть площади всего ресторана. Но нигде в мире нет таких возможностей! Везде кухня и вспомогательные помещения находятся в стесненных условиях относительно торгового зала — никто не арендует лишние метры. А в Японии это очевидно, как нигде! Там этих «лишних метров» просто нет! Вот где нужно учиться организовывать пространство и совершенствовать производственные процессы.

Понятно, что я смотрела шире, чем заявленная тема стажировки – кондитерские и хлебопекарные производства – меня интересовала гастрономическая тема вообще. И вот еще одно потрясение от Японии, надо которым я до сих пор думаю и сравниваю с другими странами. Могу с уверенностью сказать, что в Японии нельзя невкусно поесть. Неважно, это еда на 10 или на 100 долларов. Да, разница между 10-ти долларовой и 100-долларовой будет, но только в ассортименте и уровне сырья. То есть в ресторане со средним чеком в 100 долларов, скорее всего, не будет блюд из лапши, а небольшом семейном ресторанчике в меню не будет сасими из торо или абалона, но лапша за 10 долларов будет вкуснейшей и свежайшей, и гость не просто утолит голод, а получит настоящее удовольствие.

Всеми признано, что Франция и Италия – своего рода «гастрономические мекки», но и там есть места, где есть не стоит. В силу того, что там огромное количество туристов, и избалованные постоянным потоком гостей и даже, «уставшие» от их бесчисленного количества рестораторы, просто позволяют себе готовить как попало и ничуть не переживать — все равно завтра гостей будет так же много и все новые. И совершенно не так в Японии — независимо от того туристическое это место или место, о котором знают только местные, независимо «для богатых» оно или «для бедных» — невкусно поесть нельзя. Я могу предположить, почему в Японии вкусно даже в очень проходимых местах, наверное, из-за того, что в Японии всегда был развит внутренний рынок потребления больше, чем международный, а это веками сложившийся характер — ведь «своих» не обманешь, и ты хочешь, чтобы каждый из сегодняшних гостей пришел и завтра. Более того — ты в этом нуждаешься, иначе не выжить. Так что ресторатор очень заинтересован, чтобы гость остался доволен. Такая простая истина, но очень многим непонятна в нашей стране.

Вот чего нам не хватает, а ведь у нас нет ни у одного города кроме Москвы и Санкт-Петербурга, где столько туристов, чтобы, условно говоря, можно было бы не заботиться о качестве еды для своих же. У нас 98 % гостей ресторана — это свои люди, те, кто рядом живет или работает, и кто может быть нашим гостем постоянно, но иногда так накормят в ресторане, что слышишь от людей: «ужас… больше туда никогда не пойду». Я отлично понимаю, что существует пропасть между той едой, которую повара некоторых ресторанов едят сами в своей жизни и готовят на работе. И это большая проблема. Мало какой повар (а прямо скажем — никто) не готовит и не ест дома фуа-гра или ньекки, а работает, предположим, в ресторане с европейской кухней, ну как мы можем требовать, чтобы он готовил нам «как в Италии»? Как он это сделает, ведь даже попробовав эти блюда на обучении, не сможет понять сразу вкусно это или нет, и рестораторам приходится прилагать немало усилий и ресурсов к тому, чтобы российские повара научились тому, чему их должны учить в поварских школах. Конечно, профессиональное образование — огромная проблема для рестораторов, как и для других профессиональных сфер в нашей стране. Но очень хочется, чтобы эта проблема была не на уровне менталитета, потому что, к сожалению, чаще мы сталкиваемся с тем, что приготовленная в ресторане еда сделана плохо не потому что повар не знает, как ее делать, а скорее потому что просто не старается, не пробует, не соблюдает детали, не понимает важности этих деталей.

Уважение к своим гостям, старательность, совершенствование, осознанность — вот чему нам нужно учиться в Японии.

Как Вы думаете, можно ли что-то внедрить из японского опыта в нашу действительность?

Всё. Из Японии нужно внедрять всё, только нужно создать последовательность действий или оформить мысли на понятном сотрудникам языке. У меня была иллюзия, когда мы посещали японские производства, что сотрудникам всё говорится один раз, и они понимают. Было видно, что на предприятиях, куда мы приходили, люди так работали всегда, а не, потому что пришла группа «в полосатых купальниках». Это были одни и те же функциональные действия, которые они повторяли изо дня в день, было ясно, что все расписано по часам, и, что загляни мы на следующий день в то же самое время, мы бы увидели одинаковую картину. Признаюсь честно, я не всегда могу этим похвастаться. Основной функционал удается организовать по времени и другим условиям, но детали, детали… без специального контроля — вряд ли возможно.

Иллюзия моя вскоре развеялась на одном японском же семинаре у вас в Японском центре, когда лектор рассказывал об обучающих программах для сотрудников предприятий. Лектор в пример привел один известный токийский универмаг, где я была, и мне тоже было тогда очевидно, что продавцы там отличаются от других даже таких же респектабельных универмагов. На семинаре лектор рассказал, как они добиваются от сотрудников нужного угла наклона приветствия. Оказалось, что существует тренажер, который отмеряет угол наклона, и, что это отрабатывается каждый день. Вот тогда иллюзия, что там сотрудник понимает все сам и с первого раза, меня оставила, я четко осознала, что японцы ежедневно внедряют идеологию. И если тренируется угол наклона, то отрабатывается и всё остальное.

После того семинара я создала свою систему обучения сотрудников для нашего кафе, где разбила каждую функцию на части и отдельные навыки, и самое главное – описала, как этому нужно обучить, как и когда объяснять. У нас очень сложный режим, — мы рано начинаем работать, и, тем не менее, мы выкроили 15 минут, чтобы каждое утро отрабатывать один навык или теоретическую базу этого навыка. Правда, это мы взяли из американской системы гостиничных сетей. Не то, чтобы я раньше не знала про эту систему, но как это все применить на маленьком предприятии, было тяжело понять. В мое время официантов многому учили в училище, сейчас этой профессии не учат. Японские семинары в свое время переубедили меня, что необходимо внедрять свое собственное обучение на маленьких предприятиях.

После стажировки я безоговорочно полюбила Японию и решила вернуться сюда уже в качестве туриста. Дело в том, что, несмотря на насыщенную программу стажировки, мы многое не успели. Мне как ресторатору хотелось посмотреть как можно больше кафе и ресторанов. И, несмотря на то, что задуманный нами поход в 3-х звездный ресторан – я говорю о звездах Мишлена – стоит очень дорого, мы все же пошли на такие траты, поскольку этого требует профессия. Весь мир в 2008 году ахнул от вышедшего мишленовского справочника по Токио. Выяснилось, что в Токио самое большое количество ресторанов со звездами Мишлена относительно любых других городов мира, в которых этот справочник оценивает рестораны. В самом справочнике 2008 года указывалось, что его нельзя считать окончательным, поскольку в связи с неожиданно большим количеством ресторанов в Токио достойных оценки и с достаточно ограниченным временем на обзор, предложенные рекомендации не являются исчерпывающими.

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

Следуя рекомендациям справочника «Мишлен», в следующем путешествии по Японии мы забронировали места в трех ресторанах: по одному из класса с одной, двумя и тремя звездами. Критерием нашего отбора была географическая близость от того места, где оканчивалась наша туристическая программа в назначенный день, или близость к гостинице, а она у нас была в центре. При посещении ресторана с одной звездой по версии Мишлена с нами произошел поучительный случай. Мы отправились в путь от гостиницы, нам казалось, глядя на карту, что это займет не более 15 минут, но мы сбились с пути на каком-то из оживленных перекрестков. И было вот это вот все, что вам расскажет любой, кто побывал в Японии и заблудился: нам помогали все, кто знал что-то по-английски и кто совсем ничего не знал. Последние передавали нас на руки первым и так далее по цепочке мы, наконец, встретились с молодым человеком, который позвонил со своего телефона в тот ресторан, куда мы шли по справочнику.

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

Потом ему с трудом удалось объяснить нам, что он сделал всё, для того, чтобы мы попали в свой ресторан, нам нужно только стоять на этом месте не более 5-ти минут. Мы несколько напряглись, так как он увел нас из оживленной части района и предлагает подождать чего-то в совсем пустынном и незнакомом месте… но вскоре, действительно минуты через 3, за нами прибежал… повар… в белоснежной форме и высоком колпаке! Потом выяснилось, что это был сам хозяин. Только примером можно показать отношение к гостю своим сотрудникам. Разницы между одно и двух звездными ресторанами не было в качестве еды, но в систему оценки входят и критерии относительно количества посадочных мест, комфортабельности относительно площади помещения. Ресторан с одной звездой был совсем маленьким, на 18 посадочных мест, где работали 3 повара (включая хозяина) и одна официантка. А в трехзвездном ресторане было очень красиво, очень круто, хрустально, шикарно и золотисто, владелец — известный во всем мире француз, формат обслуживания – французский, оттуда за нами бы точно никто не побежал, хотя, уверена, они решили бы этот вопрос тоже, вызвав нам такси.

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

Как Вы считаете, какой клиент идеальный?

От гостей ресторатору хотелось бы немного доверия, но я часто слышу от людей, например, что «я итальянскую кухню не люблю», — я ел ее … в Тайланде. И как просить у людей доверия, когда они уже напробовались «итальянской кухни», наотдавались денег за невкусную небрежно приготовленную еду и чувствуют себя обманутыми. И всё же задача ресторатора — добиться этого доверия. Сейчас не приходится уповать на то, что гости все равно придут, так как у ресторана хорошее место расположения, кафе и ресторанов в центральной части города много, и людям легче пройти лишних сто метров, но найти себе по душе что-то.

К сожалению, в России консерватизм в еде колоссальный. Мы варимся в своем соку в закрытой крышкой пароварке, мы один раз сделаем вылазку в Тайланд или Сайпан и судим обо всем мире. С одной стороны, мы от ресторана ждем чего-то как бы экзотического — «не как дома», но далеко не всегда готовы отказаться от своих стереотипов в еде. Например, у кого-то бабушка готовила борщ с черносливом или там, без свеклы, и теперь все остальное для этого человека и не борщ вовсе. Или пресловутый «Цезарь»! Одни считают, что он должен состоять только из листьев, гренок, бекона и заправки. А многие — что он должен быть и с курицей и с помидорами, а третьи — что с курицей, но без помидоров и т.п. Консервативность проявляется в том, что люди нередко не допускают разницу в том рецепте, который они однажды пробовали, и они не оценивают общий вкус, именно — ВКУС еды, а не ее «правильность». Идеальный клиент – это тот, кто нам доверяет и готов оценить наше авторство.

С другой стороны, хотелось бы, чтобы наши гости были подкованы в знании каких-то основ, чтобы невозможно было им скормить по незнанию нечто несуразное. Одним словом, как расстраивают люди, которые говорят, что я борщ с черносливом не ем, так же расстраивают и те, которым наоборот можно продавать все что угодно, пользуясь их незнанием. Хотелось бы, чтобы они и традиции понимали и готовы были довериться повару. Но, на мой взгляд, это не то чтобы «требования к гостю ресторана», умение чувствовать вкус еды и знать основы обращения с продуктом и приготовления еды — важная часть жизни человека.

Вы ставите перед собой задачу удерживать постоянных клиентов или всё время завоевывать новых?

Задачи такие были, как известно, 20% постоянных гостей приносит 80% выручки. Так и есть, но нужно быть готовым, что эти 80% гостей всегда будут меняться. Это жизнь — люди меняют работу, место жительства, переезжают не только в другие районы города, но и в другие города. За 10 лет нашей работы я знаю многих, кто в течение 8 лет регулярно к нам заходил, а потом исчез, поскольку стал работать в другом месте, и при всей любви и хорошем расположении к нам, невозможно так же часто посещать нас, живя и работая на «Второй речке» или «Заре». Очень приятно увидеть гостей, которые появились у нас с самого открытия в 2004, потом исчезли, а потом снова появились. Я просто знала их в лицо, и вот когда мы снова видимся, теплее встречи не придумать – просто как родственники. Оказалось, уехали в Москву. Говорят, что все время нас вспоминают, что, мол, такой кухни там нет, это приятно слышать, но мы же понимаем, что уж в Москве найти можно всё, что угодно, но нет замены ощущениям, воспоминаниям и эмоциям. Оглядываясь на свое отношение к этому вопросу: в течение многих лет я наблюдала притоки и оттоки наших гостей, теперь я вижу на каких перекрестках я ошибалась и шла не по тем улицам. Сейчас я считаю, что нам надо просто продолжать работать стабильно и качественно — и только этим завоевывать новых и поддерживать постоянных гостей.

Presto and SpecialityCoffee Logo - Версия 3

Какое место Вы отводите влиянию «атмосферы» для привлечения клиентов?

Атмосфера сложный вопрос. В России при оценке ресторана на первом месте оценивается атмосфера, в остальном мире – кухня и сервис, которые только отчасти являются атмосферой. В России антураж имеет очень большое значение, я с этим не спорю, хотя это несправедливо. Но, наверное, в этом есть смысл, такова наша культура потребления. Во-первых, мы еще не отвыкли от грязи. Нас до сих пор преследует старое советское отношение к ресторану, что везде хуже, чем дома, везде грязнее, чем дома, что везде обманут, везде таится опасность, и, что это в любом заведении важно. Музыка будет сильно влиять, какую бы ты кухню не ел, если будет играть ужасная надоедливая музыка, то ты не сможешь насладиться едой – это точно. Если музыка будет чудесная, но тебя не будет покидать ощущение опасности, например, за соседним столиком затевается драка, ты тоже, к сожалению, не сможешь оценить вкус еды. Я бы просто в понятие атмосферы не ставила на первое место интерьер, вот если так, тогда она важна, и я знаю какими она создается приемами. По большому счету их три: чистота, музыка, безопасность. Хорошая музыка создаст 80 % нужной формату атмосферы.

Вы находитесь в очень необычном месте, из названия кафе мы четко видим, что Вы созвучны месту, в котором располагаетесь, как Вы думаете, насколько это важно?

Идти в разрез с памятью места это глупость. Для ресторатора такие места делают ему половину успеха, если он правильно угадывает «мелодию» места. Если у ресторатора есть место с историей, или его можно присоединить к истории, которая находится буквально «за углом», профессионалу становится понятно, какими должны быть интерьер и атмосфера, музыка и формат обслуживания. Но не надо забывать, что окружает Ваш ресторан. Бывает и так, что исторический и шикарной архитектуры дом находится среди офисных зданий, тогда и формат надо продумать такой, чтобы пришли те люди, которые работают вокруг. Нужно донести эту историю до своих гостей ненавязчиво, чтобы чувствовался в чем-то дух ее. Пожалуй, только таким гигантам как «Макдональдс» под силу открыться в любом здании с любой многовековой историей и успешно работать поперек неё.

1 Presto

Старые дома требуют к себе внимания, про старый дом хочется узнать, но для интерьера это может быть и западней. Вот если взять японский район Владивостока, где до войны жила японская диаспора, я бы там совершенно точно не стала бы делать ресторан в псевдояпонском антураже. Что такое японский стиль, это не то, что мы видим в так называемых японских ресторанах. По мне, это должно быть больше натурального материала и пространства, в Японии в ресторанах, даже если нет большого пространства, то в имеющемся создают ощущение свободного дыхания, простора. И вроде везде пригибаешься, и везде — шторки и дверки, а ощущение дыхания есть. Как его создать, это уже задача дизайнера. Моя задача, как ресторатора, найти дизайнера, который меня поймет. Не должно быть лишнего, я должна войти и меня не должен сшибить с ног типа японский интерьер. По мне, у меня должно исподволь создаться ощущение, что это японская кухня. Времена меняются, и 15 лет назад было критически важно создавать те же японские рестораны в псевдояпонском кричащем стиле. Потому что на тот момент люди изголодались по «красивому» ресторану. На сегодняшний день это дурной тон. Да и монокухни сейчас делать не очень выгодно, а это значит, что формат национальной кухни должен быть серьезно переосмыслен, осовременен.

Хотелось бы затронуть болезненный вопрос подготовки кадров: надо ли вкладываться в обучение сотрудников?

Моя позиция в этом вопросе, выработанная за много лет, следующая: сотрудники бывают разные, в одном ты видишь и рвение, и заботу вместе с тобой о гостях, и желание, и способность понимать с первого или хотя бы со второго раза, а в другом ты всё это видишь гораздо меньше. В первого я буду вкладываться сама полностью, а во второго я принципиально не буду вкладываться полностью. Но я готова с такими нести расходы 50 % на 50 %. Потому что если он ненадежный, и я понимаю, что он от меня уйдет, то хотя бы половину я не потеряла. Причем те 50 %, которые этот сотрудник должен заплатить, ему не обязательно выплачивать сразу, он может взять рассрочку. И еще одно условие: пока он будет возвращать мне рассрочку, он обязан применить на практике то, чему он научился.

Начнем с того, что я отчетливо понимаю, куда они и, зачем идут учиться. Я точно знаю, что обучение людей нужно не только мне, и даже не столько мне, сколько им самим, но сами сотрудники не всегда осознают, что этот опыт и знания важны для их дальнейшей жизни больше, чем мне их работа сегодня. Когда я вижу, что человек готов сам платить за свое обучение — это «песня», это отличительный признак тех, кто понимает, что хочет от жизни. После любого обучения мои сотрудники получают задание написать резюме, что нового они узнали на учебе. Мне всё равно, насколько коряво они это напишут, но при написании резюме они волей неволей возвращаются к пройденному материалу, формулируют и усваивают его. А дальше они должны применять новые знания, но задачи ставлю им я, исходя из того, что они должны были усвоить.

Для меня обучение делится на 2 части: получение навыков и на философию. Особенно когда полностью платит владелец, иногда необходима бывает и философия. Потому что за свои деньги они еще не готовы послушать, а за мои — пусть послушает, как бывает. Но я настаиваю, что платить полностью можно только за того сотрудника, который этого заслуживает. Если сотрудник у меня работает в среднем год и показывает хорошие результаты, — это для меня сигнал, что за него можно заплатить. Но такого расположения, к сожалению, стремятся добиться немногие.

Как Вы думаете, откуда такая инертность в сознании сотрудников?

Мы до сих пор пожинаем плоды нашей советской пропаганды. У нас исторически так сложилось шиворот-навыворот, в то время как везде в мире развитие шло естественным путем: чтобы заработать денег себе, надо сделать приятное другому, — у нас рестораны были государственные (то есть ничьи) и сам принцип обслуживания был другой, их было так мало, что недостатка в посетителях не было никогда. Когда я начала работать в ресторане, то считала эту работу временным явлением. В то время для интеллигентной семьи в которой все инженеры и медики, это была трагедия. Девочка из хорошей семьи работает в ресторане?! В итоге даже молодым людям, которые и не знают советской системы, очень трудно понять, что они зарабатывают свои деньги благодаря гостям. Многие все еще думают, что зарплату им выдает директор, что он ее где-то там берет…

Я подрабатывала еще учась в школе: помощницей няни в детском саду, работала в библиотеке: мыла пол и разбирала стеллажи с книгами, протирала их от пыли. У меня рано появились свои собственные деньги, для меня важно было распоряжаться собственными деньгами, не отчитываясь ни перед кем. Да и потом, когда я закончила школу, времена были тяжелые, и впору было помогать родителям, а не брать у них. Так я оказалась в ресторанном бизнесе — там можно было хорошо заработать. Вплоть до 2000 г. я была уверена, что когда сложится, я приобрету другую специальность и готовилась к поступлению на психологический факультет. Но закончив подготовительные курсы (заочного обучения не было на этом факультете), я вдруг поняла, когда осталось сделать один маленький шажок, то есть поступить, что я не вижу себя студенткой в течение пяти лет. Потом ушла в декрет и после я поняла, что видела только одну сторону этой профессии, а в ней очень много интересного, что я уже много знаю и многое в ней умею.

Вспоминается фильм «Чародеи», снятый по сценарию братьев Стругацких, один из них был, как известно, японист. И, наверное, только японисту могла прийти в голову мысль создать волшебный НИИ сферы обслуживания, тем самым намекнуть на проблемы в этой сфере в советские времена, о чем ты говоришь выше. Волшебной палочки в сфере обслуживания не существует, не сильно ли мы уповаем на чудеса, может, просто попробовать поработать, или это скучно?

Нам вообще не нравится думать про труд, мне жаль, кстати, что я не вела пофамильно архив тех, кто работал у меня не больше месяца. Их тысячи, и ведь до сих пор мне осталось непонятным такое явление: первые два дня «новобранцу» все нравится, он на все требования говорит да, но на третий день… не приходит. Я могла бы предоставить интересный анализ отношения к жизни молодого поколения, которое проходит все эти 10 лет перед моими глазами. Иногда удивляет отсутствие логики и настойчивости в достижении целей. Незначительный дисциплинарный инцидент, который неизбежен в первое время работы, выбивает их из седла, и они говорят себе: «Да, что я другую работу не найду?!», и это те, кто остался на третий день, но сломался на третьей неделе. Вот они и кочуют из кафе в салоны сотовой связи, а оттуда в другие консультанты по продажам. Мне не понятно, в других местах хоть и другие, но тоже есть правила и вот они мечутся, им кажется, что найдут такое место, где не надо будет напрягаться! А сразу их, почему-то, директором, хотя бы, замом директора не берут. Странно, да? У нынешних 20-ти летних отсутствует понятие «строить карьеру». Я много с ними общаюсь, с их родителями, которые мои ровесники или даже родственники, знаю, что эти дети говорят дома. Ошибки на рабочем месте случаются со всеми всегда. Но вместо того, чтобы исправиться и расти дальше, они меняют место. Возможно, у них вера в чудеса действительно берет верх, но так не выжить.

В СССР, как мы знаем, везде были раздутые штаты, а сейчас на частном предприятии нет ни грузчиков, ни курьеров, в работу каждого входят не прописанные в контракте какие-нибудь: что-то передвинуть, перенести с места на место, получить товар. Почему-то молодые сотрудники себя берегут и считают, что передвинуть чего-то или поднести коробки, протереть пол – это обязанности позорные, второсортная какая-то работа, «не их». Вспомним японских отцов экономического чуда – главы «Касио», «Мацусита» и многие другие, которые начинали свой день вместе со своими сотрудниками с уборки территории или помещения, не боялись и не чурались «второсортной» работы.

Что мы видим у себя: вместо того, чтобы спокойно реагировать на критику и записать себе в ежедневник, что надо усвоить, он напрягается и делает вывод, что эта работа слишком сложна и требования избыточны, и вообще — к нему придираются. Из первой зарплаты, конечно, вычли его значительные «косяки», простив мелочь, уверена, что не бывает так, чтобы высчитывали все убытки, которые он причинил предприятию, в конце концов, а кто должен за это платить? Владелец? И у нашего новенького получается зарплата меньше, чем ему обещали, дома его, конечно, поддерживают, что его де заставляют «таскать ящики, да еще и не платят ребенку», и не видят смысла продолжать там работать. И это говорят родители, пережившие 90-е, которые как раз прошли всё: таскали на себе ящики, прошли страх, рекет, поджег ларьков, и во многом благодаря этому стали хорошо обеспеченными людьми. Потому что именно труд, терпение, набитые шишки и приводят к успеху. Появляется бесценное — ОПЫТ. А наш «новобранец» увольняется в поисках «более лучшего» места, но на новом месте его снова не берут сразу директором и он, по-прежнему, на тех же служебных ступеньках и на тех же низких позициях, и всё — по кругу.

Сегодня в мелком частном бизнесе есть возможность через год стать менеджером, потому что владельцам важно, когда руководитель подразделения из твоей среды — прошел на твоем предприятии «снизу», знает все процедуры и функции, ему понятен внутренний механизм. Все владельцы готовы на то, чтобы каждый из расторопных менеджеров потенциально за 5 лет мог бы сделать путь от консультанта до заместителя директора или директора филиала. Пока еще это возможно, но скоро закончится. Потому что дети, которые сейчас учатся в выпускных классах, учатся очень осознанно, они учатся прицельно, им понятно, что такое карьера. Я делаю такой вывод, наблюдая еще более молодое поколение — тех, кому сейчас 16-17 лет, у меня дочь такого возраста, и я общаюсь с ее ровесниками и их родителями, они понимают, что путь от молодого специалиста до сотрудника, которому доверяют, можно пройти быстро, если иметь цель. А те, кто сейчас мечутся, упускают свой шанс, не стремясь в одном месте пройти некую полосу препятствий, которая всегда будет на начальном этапе, не надо бояться этих трудностей. Мне жаль их амбиций, они делают все, чтобы их не реализовать, потом на их место придут новые 20 летние, которые сначала займут нижние вакансии, а потом сменят и нас на директорских постах.

2 Presto

12 интервью со стажерами в течение 2015 года, посвященные 20-летию Японского центра в 2016 году

Похожие записи:

  • ЭТО ИЗМЕНИЛО МОЕ МИРОВОЗЗРЕНИЕ
    августа, 19, 2015 | Ассоциация стажеров Интервью |
    Уважаемые друзья, предлагаем вашему вниманию интервью с МАКЕЕВОЙ Мариной Юрьевной, генеральным директором ООО «Центр развития инвестиций» www.idc.vl.ru, стажером по теме «Менеджмент предприятия», которая состоялась в мае-июне 1998 г. Думаю, не будет преувеличением сказать, что многие из вас заочно знают Марину Юрьевну, — редкая деловая пресса обходится без экспертных комментариев г-жи Макеевой.
    — Стажировка состоялась в
  • БЕЖАТЬ ВДВОЕ БЫСТРЕЕ
    декабря, 23, 2015 | Ассоциация стажеров Интервью |
    Уважаемые читатели, представляем вашему вниманию интервью декабря со стажером Японского центра во Владивостоке 2001 г. по теме «Корпоративные финансы» (оператор стажировки — Mitsubishi Research Institute) КОНОТОПОМ Андреем Альбертовичем, руководителем контрольно-финансового департамента сети магазинов «Бубль — Гум». Завершить нашу серию интервью к 20-летию Японского центра в 2016 г. мы решили беседой с хорошо известным в городе
  • КРЕАТИВНОСТИ НУЖНО УЧИТЬСЯ
    июня, 1, 2015 | Ассоциация стажеров Интервью |
    Дорогие читатели, представляем вашему вниманию интервью с дважды стажером Японского центра — по темам «PR и реклама» 2004 г. и «Управление малыми и средними предприятиями» 2012 г. Вероникой Александровной КАЗАКОВОЙ. Наш разговор будет о стажировке по рекламе, такой темы у нашего центра больше не было. Ее организатором выступил тогда Hokkaido Intellect Tank (HIT), поэтому стажеры
  • МИРОВОЙ ЦЕНТР СИЛЫ ПЕРЕШЁЛ В АЗИЮ
    октября, 31, 2015 | Ассоциация стажеров Интервью |
    Уважаемые читатели, представляем вашему вниманию интервью октября со стажером Японского центра во Владивостоке по теме «Информационные технологии в бизнесе» 2004 года Татьяной ЗАРЕЧНЕВОЙ, креативным директором Группы компаний «Платформа» www.platforma.pro и сооснователем проекта «Открой Тихоокеанскую Россию» www.pacificrussia.travel.

    — Стажировок по ИТ у нас было крайне мало, интересно узнать, что там было такого особенного, чего не

  • ШАНС РАСКРЫТЬСЯ
    мая, 12, 2015 | Ассоциация стажеров Интервью |
    Уважаемые читатели, представляем вам интервью стажера Японского центра КРАСНОЯРОВОЙ Анны Валерьевны, директора по персоналу ООО «Сименс Финанс». Анна принадлежит к числу уникальных стажеров, которым удалось побывать дважды на стажировке в Японии. Наше интервью посвящено, в основном, первой стажировке 2007 года – «Управление персоналом». Тема второй стажировки в 2010 г. – «Управлению малыми и средними предприятиями».

Отклики на “МЕЛОДИЯ МЕСТА”: 5

  1. Наталья

    Екатерина, спасибо за подробный отчёт о стажировке и Ваши мысли о проблемах ресторанного бизнеса. 10 лет — первый юбилей и Вы можете гордиться своими успехами! Надеюсь, что стажировка открыла для Вас новые горизонты в работе и Вы смогли проникнуться «мотэнаси-но кокоро» (духом гостеприимства или настроением сердца). Дело осталось за малым — научиться быть благодарной стажёру за его неумелую работу, а не штрафовать за каждую провинность, самой показывать пример внимательного отношения к каждому гостю, а не только к VIP, и разработать новые ВКУСНЫЕ блюда и десерты. У Вас есть одно из сильнейших конкурентных преимуществ — выгодное расположение кафе в историческом центре города! Ещё раз проведите внутренний маркетинг Вашего предприятия уже с позиций полученного японского опыта. И пусть у дверей Вашего кафе всегда будет очередь гостей.

  2. Надежда

    Екатерина! Вы большая умница! 10 лет — это стаж и опыт! Из вашего отчета я выделила для себя одну фразу: японцы ежедневно внедряют идеологию. И если тренируется угол наклона, то отрабатывается и всё остальное. Но, как правило, это понимают не ВСЕ!

  3. Катерина

    Наталья, конечно, мне стажировка открыла новые горизонты и, конечно, я сделаю всё, на что Вы мне указываете))) я вот только не очень поняла Вас про благодарности… я выплачиваю полный объем заработной платы — за выполнение полного объема работы, оговоренного в должностной инструкции сотрудника, заработную плату с премией — за перевыполненный объем работы, и штрафую за невыполненные обязательства — так устроены цивилизованные трудовые отношения, а про «быть благодарной» — это из какого кодекса? это что означает?

  4. Елена Г

    Очень интересный отчёт 🙂 Совершенно с Катериной согласна- что Япония- это мекка вкусной и главное — свежей еды ! Попадая в Японию в правду сказать-обьедаюсь..Будь то забегаловка , шикарный ресторан, или сет купленный вечером в Cевен элеван -урчу от удовольствия ! У нас, даже по центру города хожу-не знаю, чего вкусненького и где перехватить-мало таких мест..
    Очень понравилось про кадры- у нам каждый сезон такие же приходят «менеджеры» из колледжей и бывших ПТУ..
    Я буду директором, зачем вы меня тут учите номер убирать, постели заправлять ?!
    -Отлично-какие программы знаешь по гостиничному сервису ?
    Не знаю..
    -Как с английским?!
    Ммм..А что с гостями надо разговаривать?! По английски?!
    Парадоксально- те , кто учится за границей и такую же практику у нас проходят- вовсе не жалуются, а воспринимают как отличную возможность, чему то научится..И благодарят, и в гости заходят спустя много лет..
    Первая же категория-не редкость-сразу звонит преподавателям- нас тут обижают ! Мы дети ! Нас работать заставляют..
    Мамаша приходит скандал закатывает- моего ребенка на менеджера учат , за что я деньги плачу !? К образованию у нас, в России, вообще претензий много-и качеству, и главное к иллюзиям, которые они забивают в голову молодым- заплатил за обучение-значит никаких больше усилий прикладывать не надо..Не надо ничего преодолевать, расти, повышать квалификацию- ведь я специалист, у меня диплом ! Корочки для них гарант будущего успешного будущего..На самом деле- это только канва, по которой всю жизнь вышивать прийдётся 🙂

  5. Коноплёва Людмила

    В кафе «Престо» тепло, уютно, приветливое и быстрое обслуживание, но от громкой музыки дискомфортно беседовать — она просто заглушает собеседника и хочется поскорее уйти. Может быть на это и рассчитано? Потому что, когда мы с друзьями попросили сделать звук потише, обслуживающий персонал нам отказал — нельзя!? Мне кажется, музыка в таком кафе должна быть приятным фоном и не раздражать посетителей. В это кафе приходят пообщаться, почитать газету, поработать с интернетом, музыка не должна мешать
    такому отдыху.

Добавить комментарий