СОЗНАТЕЛЬНЫЕ ПУТИ К ВРАТАМ БЕССОЗНАТЕЛЬНОГО

200px-Bundesarchiv_Bild_183-18073-0003,_Konstantin_Sergejewitsch_StanislawskiВ январе 2013 г. исполняется 150 лет со дня рождения К.С. СТАНИСЛАВСКОГО, актера, режиссера, великого реформатора театра. Мы не смогли остаться в стороне от этой даты, нам – переводчикам-востоковедам — близко то, что переживают актёры, выходя на сцену. Существует ли техника подготовки внутреннего состояния переводчика сродни той, какой обладает актёр перед выходом на сцену? Можно ли переводчикам использовать «систему Станиславского» в своей профессиональной деятельности?

О родстве профессии переводчика и актёра мы беседовали с главным режиссером Драмтеатра Тихоокеанского флота С.В. Мальцевым. Станислав Валерьевич мог познакомиться с работой переводчиков, будучи молодым актером на гастролях в США и уже в качестве главного режиссера театра как участник театральных фестивалей в Японии и Корее

Maltsev 2013«Главное отличие искусства актёра от остальных искусств состоит еще в том, что всякий другой художник может творить тогда, когда им владеет вдохновение. Но художник сцены должен сам владеть вдохновением и уметь вызывать его тогда, когда оно значится на афише спектакля», — писал К.С. Станиславский. Но так же и переводчик должен излучать обаяние в заранее оговоренный день работы. Может, нам обратиться к коллегам в театр и поговорить с ними о том, как в современном театре используется прославленная система Станиславского, могут ли они взять нас на поруки и обучить хотя бы владению собой перед большой аудиторией? К тому же востоковеды могут считать Станиславского своим коллегой в некотором роде — в 1878—1881 гг. он учился в гимназии при Лазаревском институте восточных языков.

Вот что говорил сам создатель «системы» Константин Сергеевич о своем изобретении: «Как золотоискатель, я могу передать потомству не труд мой, мои искания и лишения, радости и разочарования, а лишь ту драгоценную руду, которую я добыл. Такой рудой в моей артистической области, результатом исканий всей моей жизни, является так называемая моя «система», нащупанный мною метод актерской работы, позволяющий актеру создавать образ роли, раскрывать в ней жизнь человеческого духа и естественно воплощать ее на сцене в красивой художественной форме».

С.В. Мальцев: У людей, которые занимаются профессией, связанной с выходом на публику, с общением с другим человеком, как с партнером, есть необходимость в изучении Системы Станиславского. Всем людям, которым необходимо брать на себя внимание аудитории, полезно познакомиться с той огромной работой, которую для нас проделал Станиславский, и потом продолжили его ученики, что тоже очень важно. Не нужно думать, что его система находилась в незыблемом состоянии после его смерти, нет, она развивалась, развивались методики и у нас и за рубежом. Основа, которую заложил Станиславский, не была его умозрительной выдумкой, это результат практических поисков. Как он любил повторять фразу из «Гамлета»: «держать зеркало перед лицом природы». Он систематизировал всё то, что уже было открыто до него в театральном искусстве. И не только, он серьезно интересовался новой на тот момент наукой – психологией и физиологией, изучал дыхательную практику йогов и т.д. и т.п. Он и сам говорил, что его система не закрытая модель.

Что касается переводчиков, к моему сожалению, за рубежом систему Станиславского знают и используют больше, чем мы сами. Сегодня Станиславского преподают, исповедуют во всем мире, существует практика создания театральных отделений или факультетов при всех крупных университетах. Для чего? Не только и не столько для того, чтобы готовить артистов, театральное отделение, основанное на системе Станиславского, это огромный комплекс развития личности человека. И если брать переводчиков, с чего можно вам начать, то это первый курс по Станиславскому, эта ступень называется «Общение».

— Как Вы считаете, может ли театральный режиссер, например, будучи в составе приемной комиссии, сразу понять, годится ли абитуриент на письменного или устного переводчика?

Мне кажется, такой отсев, если он необходим, надо делать не ранее, чем после первого курса. Потому что люди зачастую кажутся не тем, что они есть на самом деле. Такое бывает при приеме на театральный: кажется, что человек раскрепощенный, а на самом деле он общаться с людьми не умеет. Необходимо поймать момент, когда люди какие-то основы профессии уже получили, провести тесты и специальные занятия, чтобы выявить процентное соотношение тех или иных переводчиков. Можно и в самом начале определить, но процент ошибки может быть больше. Если человек не стремиться выступать публично, это не значит, что он не сможет выступить устным переводчиком в дальнейшем. Такой отбор, наверное, стоит проводить для того, чтобы помочь студентам выровнять свои способности – застенчивым набраться смелости, а мобильным – усидчивости. Мне кажется, что не бывает людей, которые не могут вообще общаться с публикой (не берем клинические случаи), в том и сила системы Станиславского, она основана на раскрытии природы человека. В любом человеке это заложено – общаться, открываться миру. Если правильно давать основы системы Станиславского в контексте преподавания в переводческом вузе, это безусловно только поможет открыть творческий потенциал. Каким бы переводчиком не хотел стать студент, но без опыта живого общения никаким переводчиком стать невозможно, потому что невозможно поймать живую интонацию чужого языка. Умозрительно живой язык не понять, он развивается и меняется.

Вы знаете, в свое время студенты востфака ДВГУ занимались театральными постановками, легенды о том, какие спектакли они ставили своими силами, живы до сих пор…

Это, я бы сказал, необходимо. На мой взгляд, таким образом – через сценические постановки – легче изучается язык и основы профессии. Хочешь ты или не хочешь, но в момент перевода ты транслируешь зрителю образ переводимого тобой собеседника или произведения. В этот момент открываются «пути к бессознательному». Станиславский слово «интуиция» не использовал, вместо него – термин «бессознательное». Когда открываются те самые «ворота в бессознательное»? В публичной профессии это вообще самый дорогой момент. Ты можешь что-то знать, много знать, но дойти до каких-то спрятанных смыслов ты можешь только бессознательно. Для того, чтобы точнее донести то, о чем говорит тот, кого ты переводишь, конечно, нужно включить механизмы бессознательного. По Станиславскому, это значит, настолько войти в шкуру этого человека, чтобы понимать логику его слов, поведения, интонации гораздо быстрее, чем даже это понимает твой головной мозг.

У письменных переводчиков обычно есть время «присмотреться» и «вжиться» в текст, автора, а устным порой приходится действовать в сложных обстоятельствах.

Вживание в среду и в предлагаемые обстоятельства – то, что нас объединяет. Так работает и актер и режиссер. Конечно, если говорить о художественном переводе, что отличает, скорее всего, работу письменного переводчика, если он работает над художественным произведением, то тут идет работа над образом. Происходит сживание с автором. Сначала ты пытаешься понять, о чем автор написал, автор постепенно складывается в голове переводчика как личность, потом ты начинаешь чувствовать и понимать его систему образов. Для себя ты делаешь интуитивные открытия в этой системе образов при переводе.

Вы так работаете над пьесами для постановок?

Ну, да, я пытаюсь объяснить эту технологию, но когда ты ею владеешь, ты не задумываешься над этим, это нормальный творческий процесс. Опять же это не придумано Станиславским, это естественное восприятие человеком мира другого человека, вхождение в него и работа с ним. Это другой уже уровень, эта ступень в его системе называется «Актер в работе над образом». В большей степени это касается, конечно, переводчиков, работающих над письменными переводами художественных произведений.

Расскажите, как выйти из образа без потери собственного «я»?

Думаю, это меньше грозит переводчикам, чем актерам.

Вы зря так думаете…

Как вы знаете, раньше артистов не хоронили в пределах ограды кладбища, потому что считалось, что они свою личность растворяют в тех образах, которые создают. Мастерство актера включает в себя определенную технику владения собой с самого начала и до конца роли. Почему и возникла необходимость систематизировать знания по театральному искусству и дальше их развивать. Если актер не владеет техникой, у него могут часто возникать нервные срывы, истерики. Для того, чтобы «войти в бессознательное», надо овладеть ремеслом, как это называл Станиславский. Конечно, есть гениальные люди, которым не нужно это, все заложено в них природой. Но 98% людей, которые занимаются публичной профессией, эти знания «о ремесле» необходимы. Все эти нервные срывы случаются каждый раз, когда идешь на сцену, как на Голгофу, когда не знаешь, получится у тебя или не получится. Когда ты переживаешь, КАК тебе овладеть аудиторией. Нужно знать, в какую сторону себя развивать. И Станиславский эти направления дает: чем более человек оснащен, тем более он уверен в себе. Чем он больше знает, как владеть голосом, как справиться с волнением, тем у него этого волнения меньше.

Расскажите, пожалуйста, про самоконтроль во время роли

Человек должен обставить свое публичное выступление так, чтобы он все время был сосредоточен на деле. Мне нужно донести такую-то мысль и т.д., тут мы подбираемся к импровизации — будь то во время публичного выступления или во время перевода. Импровизация, как говорил Вахтангов, хороша, когда она подготовлена. Импровизация создает ту самую жизнь, правду. В любом переводе существует доля импровизации. Изложение – индивидуальное, авторское. Импровизация, когда человек знает о своем объекте многое, тогда она возможна. Даже если у вас не было времени подготовится к переводу тщательно, как это могут позволить себе письменные переводчики, тем не менее, необходимо узнать максимально много о том, кого вы переводите, о сфере интересов, какими терминами владеет, нужно понимать и чувствовать партнера. Что такое точный перевод или неточный перевод? Мне кажется, это о том, когда нужно войти в то эмоциональное состояние человека, который сейчас с тобой общается. Драматургия общения состоит как раз в том, что переводчик начинает понимать контекст, важность акцентов, которые расставляет говорящий. От переводчика зависит не только интеллектуальная составляющая, но и личностные качества, которые переводчик транслирует аудитории.

Профессиональные актеры сильно волнуются перед выходом на сцену?

Я вас уверяю, 95 % актеров в момент, когда они готовятся к выходу в сложной роли, не хотят выходить на сцену, им страшно. Я не знаю ни одного хорошего актера, который бы не волновался перед выходом на сцену в тех ролях, которые для них дороги. Просто эту эмоциональность, которая необходима для того, чтобы зрителю было интересно, нужно превратить от негатива в позитив, то есть не использовать для зажима тела, а включать эту эмоциональность в сферу общения со зрительным залом, с собеседниками, которого и которому вы переводите. И тогда эта взволнованность будет давать определенную окраску. У Станиславского есть по этому поводу раздел «Тренинг и муштра».

А вы как справляетесь с волнением? Дайте, пожалуйста, совет переводчикам

Есть масса способов. В том числе – прочитать отвлеченный текст вслух. Самое страшное, что у людей опытных волнение возникает неожиданно. Способ только один – думать в этот момент, о чём ты будешь говорить. Не КАК, а О ЧЁМ. Предположим, мне надо публично поздравить человека, я начинаю думать об этом человеке, какой он хороший, подбирая слова, и я выхожу на сцену поделиться этим со зрителем. Зажим возникает тогда, когда человек думает о том, КАК он выглядит, говорит, все время нужно думать О ЧЁМ. Не сосредотачиваясь на том, как выходить, куда ставить руки и ноги, ты должен доносить смысл.

«Голос, голос и еще голос!», — говорит в своей книге К.С. Станиславский. Посоветуйте, как не уставать переводчику, если у него впереди целый день работы перевода перед аудиторией, а то и целых четыре, как это происходит на наших семинарах в Японском центре с участием японских лекторов.

Существуют определенные упражнения, основа всего – это дыхание. Сейчас продается очень много учебников по речи. Лучше всего покупать учебники тех вузов, которые давно специализируются в этой области: ГИТИС, школа-студия МХАТ, ЛГИТМИК и т.д. Специалисты театральных вузов делают сегодня учебники для людей публичных профессий. Умение владеть правильной и убедительной речью становится необходимо не только людям, работающим на сцене, но и политикам и бизнесменам. Станиславский долго занимался работой над собственной речью, он долго искал свой собственный тембр, голос, он их нашел. Была такая педагог Стрельникова, по ее учебникам и в вузах преподают, ее упражнения так и называются «стрельниковские». Их используют и в медицине, в основе – система дыхания. Дыхательные упражнения позволяют к тому же успокоиться.

Следующий этап – это «посыл голоса». Не надо думать, что громкость голоса гарантирует внимание публики. Здесь очень важно доносить текст, посылать его аудитории, можно и небольшим голосом брать внимание слушателя и вести за собой. Здесь очень важна логика повествования, паузы, точное интонирование, темпо-ритм речи, смена темпо-ритма, следуя за мыслью говорящего. Смена темпо-ритма — это определенное включение внимания слушателей. Следуя советам Станиславского, можно научиться держать голос, внимание публики, распределять силы на все выступление. Любой актер в большой роли, где требуется выносливость голоса, понятно, что он тоже занимался дыханием, дикцией, но, при этом он, зная свои физические возможности, правильно распределяет свой ресурс.

В XIX в. голос называли не голос, а оргАн. Когда мы слушаем другого человека, особенно это касается женского восприятия, первое, что нас либо притягивает к себе, либо отталкивает, — это тембральная окраска голоса и интонации. В этой связи, что такое владение голосом? Это возможность этим инструментом максимально выражать эмоциональную составляющую человека. Мы через голос и интонацию зачастую больше понимаем, чем через непосредственно информацию, заключенную в словах. Особенно к этому чутки женщины. Голос либо располагает его слушать, либо не располагает. Для переводчика это очень важно, особенно если ему придется долго общаться с аудиторией, например, как на ваших семинарах.

«Могу ли я, как встарь, до малейшей тонкости понимать все происходящее кругом и то, чем увлекается теперь молодежь? Я думаю, что многого из их юных стремлений я уже понять не могу, — органически», — пишет К.С. Станиславский, не кажется ли Вам, что наш разговор проигнорирует молодое поколение переводчиков, посчитав «систему» присыпанной нафталином?

С чего мы начали, — система Станиславского как методика меняется во времени. Она должна меняться. Фундамент остается незыблемым, но методики меняются. Все мои учителя, читавшие лекции по режиссуре в ГИТИСе, которые сами еще видели Станиславского на сцене, в один голос говорили о том, что самое главное, что Станиславский открыл, это — ЭТИКА. Как мне кажется, для человека, который занимается переводом, и вообще для людей, которые работают в коллективе, очень важно помнить, что творчество публичное, оно еще и коллективное. Актерский ансамбль, то есть ансамбль людей, которые собираются в одном месте и создают некое общее действо.

Очень важно, какую сверхзадачу себе ставит переводчик: либо твоя основная задача донести мысль, перевоплотиться максимально, создать этот общий «спектакль», либо тебе надо продемонстрировать свое умение, покрасоваться, себя показать. Этика должна стоять на первом месте в любой работе. Этика Станиславского – ключ для качества творческого процесса. Если нет этического обоснования твоего действия, перевода, то он уже ущербен изначально. Что такое погрузиться в другого человека, значит, максимально довериться этому процессу, максимально в этот момент жить не собой. Этика подталкивает и качество перевода и эстетику, она позволяет человеку в момент творчества забыть себя и жить образом. В этот момент происходит слияние переводчика и аудитории, переводчика и переводимого, переводчика и текста.

Чем переводчики могут быть полезны театру? Чего бы Вам конкретно хотелось от нас?

Мне бы хотелось больше переводов современных пьес с разных языков. Любому театру хочется иметь интересный эксклюзив, то, чего нет у других театров. В данной ситуации переводчики со-творцы того текста, который передается нам, например, мне понравился перевод текста пьесы японского драматурга Коки Митани «Академия смеха», в нем сохранилась изюминка японского текста, но в переложении на наши реалии. Тронет или не тронет нас то или иное зарубежное произведение, зависит в немалой степени от переводчика, если он до нас достучится.

Мы совсем не поговорили о личности самого К.С. Станиславского, без этого сложно понять его систему, поэтому я рекомендую прочитать его автобиографию «Моя жизнь в искусстве» и в качестве учебного пособия для повышения квалификации переводчика — Мастерство актера в терминах и определениях К.С. Станиславского. Учебное пособие для театральных вузов. Из-во: «Советская Россия», М., 1961

Похожие записи:

  • ИНТЕРВЬЮ С ОСАНАИ ТОМИКО: К 100-ЛЕТИЮ ПОСЕЩЕНИЯ РОССИИ ЯПОНСКИМ ТЕАТРАЛЬНЫМ РЕЖИССЕРОМ ОСАНАИ КАОРУ
    декабря, 28, 2012 | Интервью Театр |
    К 150-летию К.С. Станиславского
    В декабре 2012 года исполнилось ровно 100 лет с того момента, как ОСАНАИ Каору (1881-1928) впервые посетил Россию и Московский Художественный Академический Театр, где смог встретиться с самим К. Станиславским.
    Можно без преувеличения сказать, что знакомство ОСАНАИ Каору с русским театром оказало огромное влияние на развитие нового театра Японии – «сингэки» (新劇).
  • ОБЩИЕ БОЛЕВЫЕ ТОЧКИ
    декабря, 6, 2011 | Интервью Театр |
    Интервью с главным режиссером Драматического театра Тихоокеанского флота С.В. Мальцевым:
    Давайте вспомним интересные моменты из жизни вашего театра за последние два года. Сейчас у театра флота нелегкий период неопределенности, давайте вспомним приятные творческие встречи с замечательными людьми, которые украсили творческий Путь вашего театра. В первую очередь приходят на ум поездки в Японию (Якумо) и Корею (Чанчон)
  • ЯПОНСКИЙ ТЕАТР: БЕСЕДА ВТОРАЯ
    января, 26, 2010 | Интервью Театр |
    Мы продолжаем беседу о японском театре с Ниной Григорьевной АНАРИНОЙ, единственным специалистом по японскому театру в нашей стране. Благодарим Нину Григорьевну за время, уделённое нашим вопросам, терпение к нашему невежеству и благосклонность к нашему желанию узнать всё возможное о природе творчества, о разнообразии театральных традиций и о вкладе японского театра в общечеловеческое культурное наследие.
    В: Зачем
  • ЦВЕТОК ДЗЭАМИ
    июня, 20, 2013 | Интервью Театр |
    Дорогие читатели сайта, предлагаем вашему вниманию беседу с театральным режиссером, актёром, прошедшим годичную стажировку в японском театре (Кабуки) по приглашению Союза режиссёров Японии, Виктором НИЖЕЛЬСКИМ.
    После окончания Высшего театрального училища им. М. С. Щепкина и годичной стажировки в театре 前進座 Дзэнсиндза Виктор остался преподавать в Японии в Университете Риккё 立教大学 сценическое движение и актёрскую
  • ТЕАТР КАК ОБРАЗ ЖИЗНИ
    ноября, 2, 2009 | Интервью Театр |
    Интервью с ИВАМАТИ-сэнсэй, исследователем творчества «отца нового театра Японии» СИМАМУРА Хогэцу
    В декабре 2007 г., создавая Литературное общество имени ЁСАНО Акико, мы не представляли, какой мир откроет нам это имя, эта поэтесса. На презентации Общества были объявлены наши планы: литературные исследования научного характера, взаимодействие с театральными кругами и представление литературного наследия как туристического ресурса для

Отклики на “СОЗНАТЕЛЬНЫЕ ПУТИ К ВРАТАМ БЕССОЗНАТЕЛЬНОГО”: 30

  1. Ли Вячеслав

    Замечательные, интересные мысли. Перевод всегда требовал, помимо точности, смелости и артистизма. Игра слов — интеллектуальная эквилибристика. Этика и чувство сцены для устного перевода очень важные моменты. Где-то необходимо точное, сухое, изложение фактов, буквально растворяясь за спиной человека, которого переводишь. Но, иногда требуется и смелый выплеск — словесный реверанс. Это и вопрос того, что в данной «постановке» будет на первом плане (в какой очередности) — личность переводимого, суть излагаемого, либо атмосфера зала.

  2. Ли Вячеслав said:
    Замечательные, интересные мысли. Перевод всегда требовал, помимо точности, смелости и артистизма. Игра слов — интеллектуальная эквилибристика. Этика и чувство сцены для устного перевода очень важные моменты. Где-то необходимо точное, сухое, изложение фактов, буквально растворяясь за спиной человека, которого переводишь. Но, иногда требуется и смелый выплеск — словесный реверанс. Это и вопрос того, что в данной «постановке» будет на первом плане (в какой очередности) — личность переводимого, суть излагаемого, либо атмосфера зала.
    at 20:01 on Январь, 9, 2013
    [Comment imported from blog]

  3. Ли Вячеслав said:
    Замечательные, интересные мысли. Перевод всегда требовал, помимо точности, смелости и артистизма. Игра слов — интеллектуальная эквилибристика. Этика и чувство сцены для устного перевода очень важные моменты. Где-то необходимо точное, сухое, изложение фактов, буквально растворяясь за спиной человека, которого переводишь. Но, иногда требуется и смелый выплеск — словесный реверанс. Это и вопрос того, что в данной «постановке» будет на первом плане (в какой очередности) — личность переводимого, суть излагаемого, либо атмосфера зала.
    at 20:01 on Январь, 9, 2013
    [Comment imported from blog]

  4. Всеволод

    Я считаю, что актерское искусство может быть использовано переводчиком лишь отчасти, так как основным действующим лицом является докладчик (выступающий), но никак не переводчик. Такие элементы как импровизация и борьба со страхом перед публикой вполне могут быть использованы толмачом, однако исходя из своего опыта могу сказать, что лучшим переводчиком является синхронист, вещающий из будки. Каждому из нас хочется быть в центре внимания, в том числе и переводчику, однако с точки зрения лектора отсутствие возможности общаться с публикой напрямую является недостатком, от которого он пытается избавиться при первой возможности.

  5. Всеволод said:
    Я считаю, что актерское искусство может быть использовано переводчиком лишь отчасти, так как основным действующим лицом является докладчик (выступающий), но никак не переводчик. Такие элементы как импровизация и борьба со страхом перед публикой вполне могут быть использованы толмачом, однако исходя из своего опыта могу сказать, что лучшим переводчиком является синхронист, вещающий из будки. Каждому из нас хочется быть в центре внимания, в том числе и переводчику, однако с точки зрения лектора отсутствие возможности общаться с публикой напрямую является недостатком, от которого он пытается избавиться при первой возможности.
    at 07:01 on Январь, 12, 2013
    [Comment imported from blog]

  6. Всеволод said:
    Я считаю, что актерское искусство может быть использовано переводчиком лишь отчасти, так как основным действующим лицом является докладчик (выступающий), но никак не переводчик. Такие элементы как импровизация и борьба со страхом перед публикой вполне могут быть использованы толмачом, однако исходя из своего опыта могу сказать, что лучшим переводчиком является синхронист, вещающий из будки. Каждому из нас хочется быть в центре внимания, в том числе и переводчику, однако с точки зрения лектора отсутствие возможности общаться с публикой напрямую является недостатком, от которого он пытается избавиться при первой возможности.
    at 07:01 on Январь, 12, 2013
    [Comment imported from blog]

  7. Инна Борщева

    Полностью согласна с автором, что переводчикам необходимо обучение, ориентированное на публичные выступления. Не секрет, что в Восточном институте нас учат только языку, но никто не учит профессии.
    И есть еще один важный, я бы даже сказала ключевой момент в подготовке профессионального переводчика. Это — знание русского языка! Я совершенно уверена, что в течение всех пяти лет обучения в Восточном институте надо уделять огромное внимание русскому языку, умению строить грамотные и литературно красивые предложения. Русский язык надо ввести обязательно!
    Я, например, работаю в японской компании в Москве и постоянно получаю из головного офиса переводы с японского на русский. Переводы делают русские студенты, которые учатся в Японии. Это же страшно читать! Полнейшая безграмотность, незнание стилистики, пунктуации, грамматики… Предложения все в стиле «моя ходи базара». И все эти «переводчики» заканчивали либо Восточный институт, либо ИСАА в Москве, либо Питер. Это пугает!

  8. Инна Борщева said:
    Полностью согласна с автором, что переводчикам необходимо обучение, ориентированное на публичные выступления. Не секрет, что в Восточном институте нас учат только языку, но никто не учит профессии.
    И есть еще один важный, я бы даже сказала ключевой момент в подготовке профессионального переводчика. Это — знание русского языка! Я совершенно уверена, что в течение всех пяти лет обучения в Восточном институте надо уделять огромное внимание русскому языку, умению строить грамотные и литературно красивые предложения. Русский язык надо ввести обязательно!
    Я, например, работаю в японской компании в Москве и постоянно получаю из головного офиса переводы с японского на русский. Переводы делают русские студенты, которые учатся в Японии. Это же страшно читать! Полнейшая безграмотность, незнание стилистики, пунктуации, грамматики… Предложения все в стиле «моя ходи базара». И все эти «переводчики» заканчивали либо Восточный институт, либо ИСАА в Москве, либо Питер. Это пугает!
    at 22:01 on Январь, 13, 2013
    [Comment imported from blog]

  9. Инна Борщева said:
    Полностью согласна с автором, что переводчикам необходимо обучение, ориентированное на публичные выступления. Не секрет, что в Восточном институте нас учат только языку, но никто не учит профессии.
    И есть еще один важный, я бы даже сказала ключевой момент в подготовке профессионального переводчика. Это — знание русского языка! Я совершенно уверена, что в течение всех пяти лет обучения в Восточном институте надо уделять огромное внимание русскому языку, умению строить грамотные и литературно красивые предложения. Русский язык надо ввести обязательно!
    Я, например, работаю в японской компании в Москве и постоянно получаю из головного офиса переводы с японского на русский. Переводы делают русские студенты, которые учатся в Японии. Это же страшно читать! Полнейшая безграмотность, незнание стилистики, пунктуации, грамматики… Предложения все в стиле «моя ходи базара». И все эти «переводчики» заканчивали либо Восточный институт, либо ИСАА в Москве, либо Питер. Это пугает!
    at 22:01 on Январь, 13, 2013
    [Comment imported from blog]

  10. Федор Деркач

    Артистизм любого исполнителя, коим является и переводчик, всегда подразумевает некоторое соавторство. Актер на сцене выступает соавтором
    текста естественно, потому что этого мы от него и ждем, но от переводчика
    публичное выступление чаще требует в большей степени профессиональной
    актерской выдержки, нежели вдохновения и обаяния (что уже скорее ремесло,
    чем искусство). Подобная выдержка позволяет актеру с пафосом нести со сцены
    подчас откровенную чушь и получать за это зарплату. Рамки актерского соавторства четко определены: он добавляет красок к уже готовому тексту, и в этих границах достаточно свободен. Переводчику же доверяется текст как таковой — а это уже несколько иной статус. Вообще, вопрос статуса здесь центральный. В форме высказывания оратор доверяет собственный статус переводчику, который по мере своих способностей и такта раскрывает его перед аудиторией. Таким образом, соотношение статуса оратора (либо мероприятия) и самого переводчика
    определяет допустимую долю соавторства. Если мы стоим у микрофона рядом с конферансье — это одно, а если с президентом… Это же касается и волнения
    при переводе, и природы переводческого вдохновения. Актерский транс это
    превращение в эмоцию, а переводческий — трансформация самого себя в текст,
    когда уже кажется, что работают только уши и рот.
    Наверное, письменный перевод художественного текста предполагает больше актерства в традиционном смысле, хотя непосредственно и не требует наличия сцены. Ведь иногда даже приходится буквально проигрывать варианты диалогов и т.д.. Процесс художественного перевода интимный, текст нужно выстрадать и родить заново. И здесь центральное место занимает уже не вопрос статуса, а та самая «сверхзадача», о которой и говорил Константин Сергеевич.

    ПС: На всякий случай, для переводчиков-японистов могу порекомендовать книжицу, по которой сам когда-то немного занимался: 川和 孝 【日本語の発生レッスン】 俳優編 ISBN4-915165-01-9 C-0081.

  11. Федор Деркач said:
    Артистизм любого исполнителя, коим является и переводчик, всегда подразумевает некоторое соавторство. Актер на сцене выступает соавтором
    текста естественно, потому что этого мы от него и ждем, но от переводчика
    публичное выступление чаще требует в большей степени профессиональной
    актерской выдержки, нежели вдохновения и обаяния (что уже скорее ремесло,
    чем искусство). Подобная выдержка позволяет актеру с пафосом нести со сцены
    подчас откровенную чушь и получать за это зарплату. Рамки актерского соавторства четко определены: он добавляет красок к уже готовому тексту, и в этих границах достаточно свободен. Переводчику же доверяется текст как таковой — а это уже несколько иной статус. Вообще, вопрос статуса здесь центральный. В форме высказывания оратор доверяет собственный статус переводчику, который по мере своих способностей и такта раскрывает его перед аудиторией. Таким образом, соотношение статуса оратора (либо мероприятия) и самого переводчика
    определяет допустимую долю соавторства. Если мы стоим у микрофона рядом с конферансье — это одно, а если с президентом… Это же касается и волнения
    при переводе, и природы переводческого вдохновения. Актерский транс это
    превращение в эмоцию, а переводческий — трансформация самого себя в текст,
    когда уже кажется, что работают только уши и рот.
    Наверное, письменный перевод художественного текста предполагает больше актерства в традиционном смысле, хотя непосредственно и не требует наличия сцены. Ведь иногда даже приходится буквально проигрывать варианты диалогов и т.д.. Процесс художественного перевода интимный, текст нужно выстрадать и родить заново. И здесь центральное место занимает уже не вопрос статуса, а та самая «сверхзадача», о которой и говорил Константин Сергеевич.

    ПС: На всякий случай, для переводчиков-японистов могу порекомендовать книжицу, по которой сам когда-то немного занимался: 川和 孝 【日本語の発生レッスン】 俳優編 ISBN4-915165-01-9 C-0081.
    at 07:01 on Январь, 14, 2013
    [Comment imported from blog]

  12. Федор Деркач said:
    Артистизм любого исполнителя, коим является и переводчик, всегда подразумевает некоторое соавторство. Актер на сцене выступает соавтором
    текста естественно, потому что этого мы от него и ждем, но от переводчика
    публичное выступление чаще требует в большей степени профессиональной
    актерской выдержки, нежели вдохновения и обаяния (что уже скорее ремесло,
    чем искусство). Подобная выдержка позволяет актеру с пафосом нести со сцены
    подчас откровенную чушь и получать за это зарплату. Рамки актерского соавторства четко определены: он добавляет красок к уже готовому тексту, и в этих границах достаточно свободен. Переводчику же доверяется текст как таковой — а это уже несколько иной статус. Вообще, вопрос статуса здесь центральный. В форме высказывания оратор доверяет собственный статус переводчику, который по мере своих способностей и такта раскрывает его перед аудиторией. Таким образом, соотношение статуса оратора (либо мероприятия) и самого переводчика
    определяет допустимую долю соавторства. Если мы стоим у микрофона рядом с конферансье — это одно, а если с президентом… Это же касается и волнения
    при переводе, и природы переводческого вдохновения. Актерский транс это
    превращение в эмоцию, а переводческий — трансформация самого себя в текст,
    когда уже кажется, что работают только уши и рот.
    Наверное, письменный перевод художественного текста предполагает больше актерства в традиционном смысле, хотя непосредственно и не требует наличия сцены. Ведь иногда даже приходится буквально проигрывать варианты диалогов и т.д.. Процесс художественного перевода интимный, текст нужно выстрадать и родить заново. И здесь центральное место занимает уже не вопрос статуса, а та самая «сверхзадача», о которой и говорил Константин Сергеевич.

    ПС: На всякий случай, для переводчиков-японистов могу порекомендовать книжицу, по которой сам когда-то немного занимался: 川和 孝 【日本語の発生レッスン】 俳優編 ISBN4-915165-01-9 C-0081.
    at 07:01 on Январь, 14, 2013
    [Comment imported from blog]

  13. Федор Деркач

    Прошу прощения, разумеется [発声レッスン]

  14. Марина Ступницкая

    Мастерство перевода и система Станиславского, неисчерпаемые темы, они не впервые трактуется переводчиками. Р. К. Миньяр –Белоручев, известный российский переводчик, к сожалению, ушедший от нас, транслировавший руководителей страны, Н.С. Хрущева и Л.И. Брежнева, предлагает использовать упражнения по системе К.С. Станиславского в своих учебниках по переводу, такого же мнения и И.С. Алексеева, директор Санкт-Петербургской высшей школы перевода ИМС РГПУ им. А.И. Герцена
    Переводчик – многогранная личность. Главное в его деятельности владение мастерством перевода и профессиональная компетентность плюс его культура. Наряду с этим в профессиональные умения переводчика входит также владение голосом, четкая дикция, тональность, выделение существенное и расставление акцентов, а это уже актерские техники. К тому же, овладев актерскими технологиями, переводчик может противостоять и эмоциональным перегрузкам, которые неизбежны в его работе. Суммируя вышеизложенное, можно сказать, чем больше интеллектуальный багаж переводчика, тем больше его результативность.
    Дальше можно предложить внести в программу обучения переводу краткий курс актерских технологий по системе К.С. Станиславского, таким образом, сделать огранку его профессионализма.

  15. Марина Ступницкая said:
    Мастерство перевода и система Станиславского, неисчерпаемые темы, они не впервые трактуется переводчиками. Р. К. Миньяр –Белоручев, известный российский переводчик, к сожалению, ушедший от нас, транслировавший руководителей страны, Н.С. Хрущева и Л.И. Брежнева, предлагает использовать упражнения по системе К.С. Станиславского в своих учебниках по переводу, такого же мнения и И.С. Алексеева, директор Санкт-Петербургской высшей школы перевода ИМС РГПУ им. А.И. Герцена
    Переводчик – многогранная личность. Главное в его деятельности владение мастерством перевода и профессиональная компетентность плюс его культура. Наряду с этим в профессиональные умения переводчика входит также владение голосом, четкая дикция, тональность, выделение существенное и расставление акцентов, а это уже актерские техники. К тому же, овладев актерскими технологиями, переводчик может противостоять и эмоциональным перегрузкам, которые неизбежны в его работе. Суммируя вышеизложенное, можно сказать, чем больше интеллектуальный багаж переводчика, тем больше его результативность.
    Дальше можно предложить внести в программу обучения переводу краткий курс актерских технологий по системе К.С. Станиславского, таким образом, сделать огранку его профессионализма.
    at 09:01 on Январь, 15, 2013
    [Comment imported from blog]

  16. Марина Ступницкая said:
    Мастерство перевода и система Станиславского, неисчерпаемые темы, они не впервые трактуется переводчиками. Р. К. Миньяр –Белоручев, известный российский переводчик, к сожалению, ушедший от нас, транслировавший руководителей страны, Н.С. Хрущева и Л.И. Брежнева, предлагает использовать упражнения по системе К.С. Станиславского в своих учебниках по переводу, такого же мнения и И.С. Алексеева, директор Санкт-Петербургской высшей школы перевода ИМС РГПУ им. А.И. Герцена
    Переводчик – многогранная личность. Главное в его деятельности владение мастерством перевода и профессиональная компетентность плюс его культура. Наряду с этим в профессиональные умения переводчика входит также владение голосом, четкая дикция, тональность, выделение существенное и расставление акцентов, а это уже актерские техники. К тому же, овладев актерскими технологиями, переводчик может противостоять и эмоциональным перегрузкам, которые неизбежны в его работе. Суммируя вышеизложенное, можно сказать, чем больше интеллектуальный багаж переводчика, тем больше его результативность.
    Дальше можно предложить внести в программу обучения переводу краткий курс актерских технологий по системе К.С. Станиславского, таким образом, сделать огранку его профессионализма.
    at 09:01 on Январь, 15, 2013
    [Comment imported from blog]

  17. Алексей Ларин

    Статья несомненно интересная, пускай и поверхностная, но задевающая безусловно важные аспекты в работе переводчика — Как держать себя, когда ты находишься между аудиторией и выступающим? Как помочь выступающему более точно и образно (эмоционально, если это требуется) донести смысл своего выступления? Со своей стороны хотелось бы обратить внимание читающих на самое важное, с моей точки зрения, слово упомянутое в этой статье: «ЭТИКА».
    Как часто нам в руки попадают переводы или мы слышим «экспертные» высказывания переводчиков, которые в свей работе, по какой-то загадочной причине, пытаются отразить загадочность и даже экзотичность восточной души. «Восьмой день пятой луны» несомненно придает любому рассажу сказочную окраску и погружает нас в какую-то другую, непонятную нам восточную атмосферу.. Но для писавшего это японского автора — это всего лишь 8 марта! А «Преждерожденный»?! У женщин вызывает сочувствие, как к ребенку рожденному раньше срока, а у мужчин — трепетное уважение, как к мифическому существу (почти Богу) рожденному раньше всех остальных и являющемуся наистарейшим и наимудрейшим среди всех живых. Кто же ты «Преждерожденный»? Для японца — это учитель, а для китайца — господин. Зато сколько энергии, сколько пафоса, загадочности и экзотики…
    Вот эта самая ЭТИКА и должна быть базовой ценностью переводчика. Как и у врача, девизом переводчика должны быть слова: «Не навреди!» Переводчик должен быть не лучше и не хуже объекта перевода, он должен передать то что, что сказал или написал автор.

  18. Алексей Ларин said:
    Статья несомненно интересная, пускай и поверхностная, но задевающая безусловно важные аспекты в работе переводчика — Как держать себя, когда ты находишься между аудиторией и выступающим? Как помочь выступающему более точно и образно (эмоционально, если это требуется) донести смысл своего выступления? Со своей стороны хотелось бы обратить внимание читающих на самое важное, с моей точки зрения, слово упомянутое в этой статье: «ЭТИКА».
    Как часто нам в руки попадают переводы или мы слышим «экспертные» высказывания переводчиков, которые в свей работе, по какой-то загадочной причине, пытаются отразить загадочность и даже экзотичность восточной души. «Восьмой день пятой луны» несомненно придает любому рассажу сказочную окраску и погружает нас в какую-то другую, непонятную нам восточную атмосферу.. Но для писавшего это японского автора — это всего лишь 8 марта! А «Преждерожденный»?! У женщин вызывает сочувствие, как к ребенку рожденному раньше срока, а у мужчин — трепетное уважение, как к мифическому существу (почти Богу) рожденному раньше всех остальных и являющемуся наистарейшим и наимудрейшим среди всех живых. Кто же ты «Преждерожденный»? Для японца — это учитель, а для китайца — господин. Зато сколько энергии, сколько пафоса, загадочности и экзотики…
    Вот эта самая ЭТИКА и должна быть базовой ценностью переводчика. Как и у врача, девизом переводчика должны быть слова: «Не навреди!» Переводчик должен быть не лучше и не хуже объекта перевода, он должен передать то что, что сказал или написал автор.
    at 13:01 on Январь, 15, 2013
    [Comment imported from blog]

  19. Алексей Ларин said:
    Статья несомненно интересная, пускай и поверхностная, но задевающая безусловно важные аспекты в работе переводчика — Как держать себя, когда ты находишься между аудиторией и выступающим? Как помочь выступающему более точно и образно (эмоционально, если это требуется) донести смысл своего выступления? Со своей стороны хотелось бы обратить внимание читающих на самое важное, с моей точки зрения, слово упомянутое в этой статье: «ЭТИКА».
    Как часто нам в руки попадают переводы или мы слышим «экспертные» высказывания переводчиков, которые в свей работе, по какой-то загадочной причине, пытаются отразить загадочность и даже экзотичность восточной души. «Восьмой день пятой луны» несомненно придает любому рассажу сказочную окраску и погружает нас в какую-то другую, непонятную нам восточную атмосферу.. Но для писавшего это японского автора — это всего лишь 8 марта! А «Преждерожденный»?! У женщин вызывает сочувствие, как к ребенку рожденному раньше срока, а у мужчин — трепетное уважение, как к мифическому существу (почти Богу) рожденному раньше всех остальных и являющемуся наистарейшим и наимудрейшим среди всех живых. Кто же ты «Преждерожденный»? Для японца — это учитель, а для китайца — господин. Зато сколько энергии, сколько пафоса, загадочности и экзотики…
    Вот эта самая ЭТИКА и должна быть базовой ценностью переводчика. Как и у врача, девизом переводчика должны быть слова: «Не навреди!» Переводчик должен быть не лучше и не хуже объекта перевода, он должен передать то что, что сказал или написал автор.
    at 13:01 on Январь, 15, 2013
    [Comment imported from blog]

  20. Ермолина Эленора

    Согласна, что русский язык, сочинение, стилистику было бы неплохо ввести на Востфаке.
    Умение держать себя на публике-несомненно важно. Я бы точно не отказалась поучиться. Хотя у нас, китаистов, была великолепная практика поведения на публике, когда мы, только оперившиеся, после 2 курса начали работать с китайскими тургруппами. Такое актерское мастерство выдавали, мне до сих пор никакие публичные выступления не страшны.
    Ну, а, если серьезно, то неплохо перед публичным выступлением прочитать кучку материала по предмету на родном языке. И поменьше вольного перевода, взмахов руками и прочего видеряда, самообладание и владение ситуацией.

  21. Ермолина Эленора said:
    Согласна, что русский язык, сочинение, стилистику было бы неплохо ввести на Востфаке.
    Умение держать себя на публике-несомненно важно. Я бы точно не отказалась поучиться. Хотя у нас, китаистов, была великолепная практика поведения на публике, когда мы, только оперившиеся, после 2 курса начали работать с китайскими тургруппами. Такое актерское мастерство выдавали, мне до сих пор никакие публичные выступления не страшны.
    Ну, а, если серьезно, то неплохо перед публичным выступлением прочитать кучку материала по предмету на родном языке. И поменьше вольного перевода, взмахов руками и прочего видеряда, самообладание и владение ситуацией.
    at 20:01 on Январь, 15, 2013
    [Comment imported from blog]

  22. Ермолина Эленора said:
    Согласна, что русский язык, сочинение, стилистику было бы неплохо ввести на Востфаке.
    Умение держать себя на публике-несомненно важно. Я бы точно не отказалась поучиться. Хотя у нас, китаистов, была великолепная практика поведения на публике, когда мы, только оперившиеся, после 2 курса начали работать с китайскими тургруппами. Такое актерское мастерство выдавали, мне до сих пор никакие публичные выступления не страшны.
    Ну, а, если серьезно, то неплохо перед публичным выступлением прочитать кучку материала по предмету на родном языке. И поменьше вольного перевода, взмахов руками и прочего видеряда, самообладание и владение ситуацией.
    at 20:01 on Январь, 15, 2013
    [Comment imported from blog]

  23. Japan Center said:
    Питер Брук, Робер Лепаж и Роберт Брустин записали приветствия МХТ к юбилею К. С. Станиславского и конференции «Станиславский и мировой театр».http://teatr-live.ru/2013/01/zvyozdy-mirovoj-rezhissury-k-yubileyu-k-s-stanislavskogo/ Очень интересно!
    at 03:01 on Январь, 17, 2013
    [Comment imported from blog]

  24. Japan Center said:
    Питер Брук, Робер Лепаж и Роберт Брустин записали приветствия МХТ к юбилею К. С. Станиславского и конференции «Станиславский и мировой театр».http://teatr-live.ru/2013/01/zvyozdy-mirovoj-rezhissury-k-yubileyu-k-s-stanislavskogo/ Очень интересно!
    at 03:01 on Январь, 17, 2013
    [Comment imported from blog]

  25. Бушмакин Вадим

    Спасибо, интересно.
    Согласен с ответом №4 от Федора Деркача. В разных ситуациях переводчик должен вести себя по-разному. Понимание ситуации и правильное подстраивание под неё — это тоже часть мастерства.

  26. Бушмакин Вадим said:
    Спасибо, интересно.
    Согласен с ответом №4 от Федора Деркача. В разных ситуациях переводчик должен вести себя по-разному. Понимание ситуации и правильное подстраивание под неё — это тоже часть мастерства.
    at 08:02 on Февраль, 28, 2013
    [Comment imported from blog]

  27. Бушмакин Вадим said:
    Спасибо, интересно.
    Согласен с ответом №4 от Федора Деркача. В разных ситуациях переводчик должен вести себя по-разному. Понимание ситуации и правильное подстраивание под неё — это тоже часть мастерства.
    at 08:02 on Февраль, 28, 2013
    [Comment imported from blog]

Добавить комментарий