СОЗДАНИЕ ДАЛЯНЯ

IMGP2170 Ландшафт китайского Даляня соединяет два наиболее эффектных для визуального восприятия элемента – широкий морской простор и покрытые зеленью лесов горы. Но не только живописными пейзажами интересен этот крупный портовый город на крайнем юге провинции Ляонин. Не менее привлекателен его планировочный и архитектурный облик, в котором отчетливо читаются разные временные и культурные пласты. История Даляня сложилась так, что здесь встретились Запад и Восток, и их взаимодействие оказалось весьма плодотворным. Россия и Япония – две страны, внесшие огромный вклад в формирование того Даляня, которым мы восхищаемся сегодня.

«Русский» период Даляня продолжался всего семь лет – от основания города Дальнего в 1898 г. на взятой в долгосрочную аренду у китайского Цинского правительства территории полуострова Ляодун до 1905 г., когда после поражения в русско-японской войне город перешел под протекторат Японии. Но это очень короткое время стало ярким и романтичным началом нового города. Дальний был практически заложен на целине, где приютились лишь несколько китайских рыбацких деревушек. Здесь предстояло создать международный морской порт, имевший выход к Тихому океану. Невольно напрашивается аналогия с петровским «окном в Европу», каким была задумана в начале XVIII в. наша северная столица.

Согласно градостроительному плану санкт-петербургского архитектора К.Г.Сколимовского, Дальний должен был развиваться в русле концепции «города-сада», основной идеей которой являлась гармония городского пространства и природной среды. Сама эта идея родилась в европейском градостроении в контексте активного знакомства с культурой и философией Востока в последней трети XIX в. На создание генплана Дальнего повлияли также принципы планировки вновь отстроенного в 50-60-х гг. XIX в. Парижа. Сеть круглых площадей и соединяющих их проспектов, улиц и бульваров, обилие зелени, панорамные перспективы, выразительная архитектура – все это должно было создать комфортные условия для жизни. Под началом первого главы города В.В. Сахарова план застройки быстро и эффективно реализовывался. Интересно, что сам В. В. Сахаров, специалист по строительству портов, до назначения в Дальний в течение нескольких лет успешно руководил сооружением порта и набережной во Владивостоке. За семь лет в Дальнем был построен достаточно крупный порт, возведено более 160-ти зданий административного, общественного и жилого назначения. Сложился деловой и культурный центр города, «сердцем» которого стала самая большая Николаевская площадь. Был разработан проект кругового архитектурного ансамбля этой площади, но война 1904-1905 гг. помешала его выполнению.

В архитектуре Дальнего и его «города-спутника» Порт-Артура, где размещался русский военный гарнизон, представлены европейские стили – классицизм, барокко, готика, модерн. Иногда их сочетание создает довольно причудливые, но запоминающиеся образы. Так, увлечение готическими элементами – коническими крышами, узкими высокими окнами, остроугольными тимпанами – объясняется тем, что среди архитекторов Дальнего было много представителей санкт-петербургской школы и стран Северной Европы, где поздняя готика была достаточно популярна. В ряде случаев зодчие использовали элементы традиционного русского архитектурного стиля – декоративные арочные ниши в виде луковки или кокошника, шатровые крыши. В таком национальном ключе был решен архитектурный образ железнодорожного вокзала в Порт-Артуре – конечной станции Южно-маньчжурской железной дороги. Ныне этот вокзал, как и многие другие старые здания, является историко-культурным памятником.

Топонимический облик Дальнего и Порт-Артура складывался одновременно с их строительством. Через названия улиц и площадей Россия формировала свое культурное пространство. Николаевская площадь названа в честь царствующего императора, Алексеевский бульвар – в честь наследника-цесаревича. Фамилия главы города уже при его жизни была увековечена в названии Сахаровской улицы. Много топонимов происходит от названий российских городов – Московский проспект, Санкт-Петербургская набережная, Владивостокская улица, Киевская улица, и др.

Европейский по своему стилю и духу город, Дальний создавался, прежде всего, для европейцев. Стоит заметить, что изначально китайское население, занятое в основном на строительстве, превосходило по численности европейское население в 10 раз. Территория же, отведенная под проживание китайцев, была в 4 раза меньше «европейских» районов! Китайцам разрешалось вести застройку и расселяться согласно национальным традициям, использовать привычные топонимы. По сути, существовало два города – русский, или европейский, и китайский. Известный японский исследователь в области градостроения Дальнего Востока Сато Ёити  отмечает, что строгая локализация в проживании людей «белой» и «желтой» расы наблюдалась в конце XIX — XX вв. во Владивостоке, Хабаровске, и других местах.

С событиями русско-японской войны связаны драматические страницы истории Дальнего и Порт-Артура. Трагична была судьба В.В. Сахарова, вложившего столько сил и души в создании города, – по приказу «сверху» порт и многие городские объекты были взорваны, архивы и строительные планы уничтожены, чтобы ничего не досталась врагу. Сахаров не смог пережить этого, скончавшись от сердечного приступа в русском военном госпитале в Порт-Артуре. Героическая оборона этого города стала широко известным историческим фактом.

Дальний, перешедший вместе со всеми бывшими русскими территориями в ведение японских властей, 11 февраля 1906 г. был переименован в Далянь (японское произношение — Дайрэн). Начался новый период его истории. Заметим здесь, что если о градостроении и архитектуре «русского» Даляня (Дальнего) можно найти информацию в трудах современных отечественных исследователей, то о Даляне «японском» нам практически ничего не известно. На протяжении 40 лет японские власти, по сути, продолжали дело, начатое русскими, — превращали Далянь в один из ведущих центров морской торговли в Восточной Азии и процветающий интернациональный город. Только русский размах и полет творческой фантазии сменились теперь присущими японцам целеустремленностью, методичностью, пунктуальностью.

Культурный принцип бережного отношения к любому наследию проявился в том, что здания, разрушенные русскими при уходе из Даляня, восстанавливались, велась застройка уже проложенных улиц и формирование ансамблей площадей. По крохам собирались уцелевшие фрагменты русского градостроительного плана. Важно подчеркнуть, что в начале ХХ в. Япония располагала хорошо подготовленными кадрами в области архитектуры и градостроения. Этому способствовали два главных обстоятельства. Во-первых, собственный многовековой опыт строительства, в котором органично сочетались национальные традиции и заимствования из китайской культуры. Во-вторых, быстрое и успешное освоение в конце XIX – начале ХХвв., в период Мэйдзи, западных архитектурных стандартов и строительных технологий. Далянь стал первым зарубежным «полигоном», где японские специалисты могли комплексно применить свои знания и понимание ведущих тенденций мирового градостроения.

Выделяются три этапа в формировании городского пространства Даляня в 1906 – 1945 гг. Первый этап охватывал 1906 – 1918 гг. В сентябре 1906 г. был создан Комитет по градостроительству г. Даляня, в ведомство которого были переданы собственно проектирование, застройка, земельно-озеленительные работы и благоустройство территорий Даляня. В состав Комитета вошли архитекторы и градостроители, которые были в основном выпускниками архитектурного отделения Токийского университета (Сёин Маэда, Сатоси Ота, Сигемицу Мацумура, Ёринака Цумаки). Членами Комитета были также чиновники от администрации, промышленники, коммерсанты, профессора Токийского университета, занимающиеся проблемами городского планирования.

На первом этапе проводились работы, продолжавшие планы русских градостроителей. В частности, много внимания было уделено созданию архитектурного окружения центральной (Николаевской) площади, переименованной теперь в Большую Японскую площадь. Здания проектировали известные японские архитекторы – Сатоси Ота, Сёин Маэда, Сигемицу Мацумура, и др. Доминирующим стилем был классицизм с элементами барокко. Однако построенное в 1908 г. здание Полицейского управления (архитектор Сёин Маэда) было выполнено в традициях североевропейской поздней готики. В целом же ансамбль площади был завершен в 30-х гг. ХХ в., и сегодня он по праву считается одним из лучших украшений Даляня.

Наряду со следованием принципам европейской архитектурной культуры японские зодчие начинают включать в свои проекты элементы национальных строительных традиций. На первом этапе было возведено несколько объектов, архитектура которых сочетает западные и восточные черты. Это, например, здания Опытной станции Южно-маньчжурской железой дороги, Японской товарной биржи, Военного штаба. Характерными элементами, перекликающимися с образцами старинного японского зодчества, являются изогнутые в виде тетивы лука тимпаны, прямоугольных очертаний башенки на крышах. В колористической гамме построек часто сочетаются красный и белый цвета – именно эти цвета являются традиционными для синтоистского культа.

PENTAX Image В 1915 г. в живописной гористой местности, рядом с районом, предназначенным для элитной жилой застройки, был сооружен японский буддийский храм. Строительные материалы – дерево и кирпич. Черепичная крыша с подчеркнуто высоким коньком и широкими уплощенными свесами, манера оформления резных подкровельных кронштейнов находят аналогии в традициях японской культовой архитектуры. В 1990 – 2010 гг. в здании бывшего храма (его китайское название – Дунбэньюань) располагался городской театр Пекинской оперы. Постройка имеет статус культурно-исторического памятника.

Важным шагом по изменению культурного содержания городского пространства стало введение уже в 1906-1907 гг. новой топонимики. Все русские названия были заменены на японские, выдержанные в национальном ключе. И на первом этапе, и позднее часто использовались топонимы, обозначающие явления природы, растения, различные поэтические образы, особенности ландшафта. Подобные топонимы особенно характерны для японской культурной традиции. Так в Даляне появились улицы Сизых облаков, Цветущей сакуры, Белых хризантем, Прекрасной луны. В названиях улиц, проходящих по горным склонам, фигурировала частица «дай», что по-японски означает «возвышение».

На втором этапе, охватывавшем 1919 – 1929 гг., наметились важные перемены в планировочной структуре города. Решено было развивать Далянь в западном направлении, и новые территории застраивались уже по ортогональной схеме, т.е. улицы пересекались под прямым углом и образовывали правильную сетку кварталов. Известно, что квартальная система застройки являлась каноном градостроительства Восточной Азии с древних времен. Подобный принцип был известен и в Европе, но не получил там широкого распространения до начала ХХ в. Процессы интенсивной индустриализации и урбанизации определили выбор в пользу рациональной, простой и экономичной ортогональной планировки, которая в США начала повсеместно практиковаться еще во второй половине XIX в. Градостроители Даляня, таким образом, сумели соединить исконные культурные традиции Востока и современные тенденции городского планирования в странах Запада. Восточная часть Даляня сохранила ту структуру, которая была сформирована русскими, – сеть круглых площадей и отходящих от них лучами магистралей.

В западной части Даляня были начаты работы по сооружению огромной площади, которая должна была стать новым городским центром в противовес старой Большой Японской (Николаевской) площади. Площадь и ее архитектурный ансамбль были задуманы как реминисценция традиционной восточной усадьбы со строгой ориентацией по сторонам света и прямоугольной конфигурацией. Архитектура Даляня 1919 – 1929 гг. продолжала стили и направления PENTAX Imageболее раннего времени. Прослеживается увлечение готическими мотивами — в 1922 г. было построено здание Промышленного училища Южно-маньчжурской железой дороги, в архитектуре отчетливо проступает сходство с образами европейского средневековья. Сохраняется также тенденция соединять европейские и восточные элементы в одном архитектурном объекте.

Третий этап формирования городского пространства Даляня во время японского протектората продолжался с 1930 по 1945 гг. Главную координирующую функцию выполнял Комитет по планированию и застройке. Значительный личный вклад в развитие города внес Хидэо Миямото, бывший в 1937 – 1945 гг. мэром Даляня. Выпускник Токийского императорского университета, он имел большой опыт административной работы.

Наиболее продуктивными были 1930-е годы, когда под влиянием современных течений мировой архитектуры в облике Даляня появились новые черты. В градостроении и архитектуре Европе и США уже начиная с середины 1920-х гг. активно распространялись идеи функционализма и конструктивизма. В практику строительства на смену кирпичу и камню вводились новые, более экономичные материалы – железобетон, сталь. В Даляне новое сочеталось с традиционным и устоявшимся. Яркий пример этого – ансамбль площади Чанчжэ-дагуанчан (Площадь Долгожителей) в западной части города, завершенный в середине 30-х гг. Вдоль северной стороны ориентированной по сторонам света площади разместилось здание Администрации Квантунской области, под прямым углом к нему примыкали – с востока здание Полицейского управления, с запада здание Судебной управы Квантунской области. Расположение зданий повторяло структуру традиционной для Восточной Азии усадьбы, однако сами постройки были выполнены в духе конструктивизма – лаконичные, строгие, лишенные декора. Южная часть площади была оформлена колоннадой в стиле классицизма. Площадь Долгожителей, представлявшая собой правильный квадрат 360 х 360 м, стала выполнять роль административно-политического центра города, тогда как Большая Японская площадь продолжала сохранять значение культурного, общественного центра.

В 1936 г. завершающим «аккордом» в архитектурном ансамбле Большой Японской площади стало здание Японского колониального общества, построенное по проекту Сюити Мунетаки в конструктивистском стиле. В том же ключе в 1937 г. было выполнено новое здание городского железнодорожного вокзала (архитектор Сатоси Ота), разместившееся на границе «старого» (восточная часть) и «нового» (западная часть) Даляня. В целом же, в 30-начале 40-х гг. в Даляне развернулось грандиозное по масштабам строительство, в результате чего площадь города достигла 50 кв. км, что в 10 раз превосходило показатели 1905 г. Даляньский порт стал одним из самых современных и крупных в Восточной Азии. В городской структуре просматривалась актуальная для мирового градостроения тенденция выделения функциональных зон – жилой, промышленной, торговой, и др. Огромное внимание уделялось благоустройству и экологии города. Именно в то время укоренились те принципы бытовой культуры даляньцев, которые сегодня так выгодно отличают этот город – чистота, ухоженность, обилие зелени.

Таким образом, «японский» Далянь стал продолжением и развитием того города, который был заложен русскими в конце XIX в. Сегодня историческое наследие обеих культур бережно сохраняется в китайском Даляне, являясь источником творческого вдохновения для современного зодчества. Новый Далянь – это особая и не менее интересная тема для дальнейшего обсуждения.

И.С.Жущиховская, доктор исторических наук, Ин-т истории, археологии и этнографии народов Дальнего Востока ДВО РАН,

Сунь Бяо, профессор, директор Института архитектуры и дизайна Даляньского технологического университета

Один отклик на “СОЗДАНИЕ ДАЛЯНЯ

  1. Наталья Конотоп

    Как жаль, что я не прочитала эту статью до поездки в Далянь! Этот город стоит того, чтобы там побывать. Это, действительно, город — сад: такого количества площадей, парков, разнообразных цветов и растений я не встречала нигде, где приходилось бывать раньше… К сожалению, часть истории уходит вместе со старыми постройками — например, большинство домов японского периода (жилых) сносится, строятся современные здания. Японская улица никак не напомнила мне Японию, которую я изрядно изъездила. Может, только особенной эстетикой и чистотой… Архитектура Даляня очень интересна, среди небоскребов и высотных зданий взгляд сразу выцепляет то, что осталось в наследство от талантливых строителей прошлого… Как же это красиво и своеобычно!.. Спасибо за великолепную статью — впечатления, помимо эмоций, приобрели некоторую упорядоченность и осмысленность.

Добавить комментарий