ИГРЫ РАЗУМА – ЭТО АЗАРТНО

фотография (1) В гостях у Японского центра благодаря гранту японского фонда «One Asia Foundation» и координатору спецкурса ДВФУ «Формирование сообщества Восточной Азии» к.э.н. Т.Д. ХУЗИЯТОВУ побывала Е. Э. ВОЙТИШЕК, доктор ист. наук, зав. кафедрой и отделением востоковедения гуманитарного факультета Новосибирского государственного университета. Елена Эдмундовна занимается изучением традиций интеллектуальных игр в духовной культуре стран Восточной Азии (Китай, Корея, Япония). Услышав от Е. В. Войтишек на лекции о том, что игровые традиции в Восточной Азии настолько живы, что в некоторых гостиницах постояльцам даже предлагают головоломки и набор шашек «го» («иго»), родился план не отпускать сэнсэя в Новосибирск, не поговорив с ней об этом.

DSC00969 — Елена Эдмундовна, вчера после лекции у Вас был эфир на радио «Лемма», Вас наверняка спрашивали, как Вы пришли к этой теме, ведь она не на поверхности.

— Действительно, тема не на поверхности, а появилась она в поле моего зрения благодаря моим ученикам. Я как-то преподавала японский язык школьникам. Один мальчик принес карты с пословицами ироха いろは[1], я стала их изучать, решила перевести. В подарок библиотеке вашего центра передаю свою книгу[2], здесь вы можете посмотреть таблицу с переводом пословиц из карт ироха. Меня увлекло сопоставление с китайским материалом, что японцы пишут об алфавитах – иероглифических сводах в качестве прописей. Развитие письменных систем − это очень интересно и о многом говорит специалистам: как много японцы взяли у Китая в смысле ориентации насвиток на нашей кафедре – изображает китайских «людей культуры» за игрой в облавные шашки цивилизацию, как они всё сами творчески перерабатывали. Часто говорю своим ученикам, что надо обращать внимание на источники не столько с литературной, сколько с исторической точки зрения. Обычно привожу примеры связи ироха с широко известным китайским произведением просветительского характера «Тысячесловием» («Цяньцзывэнь», VI в.). Постепенно элементы игровой культуры нарастали, и в современном мире они проецируются на современные карты ирохасин ироха ута (новая версия поэтического алфавита ироха, известного в Японии с X в.).

— Получается, что другого приятного метода кроме как игрового усвоить огромный объем иероглифов и литературного наследия не существует?

набор го на нашей кафедре — Игровой прием, который широко использовался в Китае еще с эпохи Хань, когда были составлены рифмовники по темам – семья, традиции, одежда и т.д., был освоен давно. В «Тысячесловии» из 1000 иероглифов зарифмован каждый 8-й, но тематически выделялись блоки, начиная с описания природы, космоса (структура мира) и далее так же по темам. Это попытка систематизировать все явления, которые нас окружают, такая игра ума занимала интеллектуальную элиту на протяжении столетий. Принцип систематизации ироха и далее работает для упорядочения информации в словарях, нумерации улиц, есть даже ироха-дзака (холм ироха)[3]. В настоящее время речевой разминкой дикторов на японском телевидении является прочтение алфавита ироха с конца.

игровые наборы из нашей коллекции – японская игра го (доска гобан и камни) и корейская игра тхухо в кувшин со стрелами (изначально это древняя китайская игра, дожила до средневековья в Китае и Японии, сейчас играют повсеместно только в Корее)Анализ ироха позволил погрузиться вглубь своей культуры. Как раз ко  вчерашнему интервью на радио я подготовила примеры соответствий японских пословиц из ироха и русских поговорок. В свое время мне пришлось переработать много словарей русского пословичного фонда, чтобы подобрать аналог. Многие пословицы и поговорки (около 70%) говорят об общечеловеческих понятиях: «поражение − начало победы», «хорошее лекарство горько на вкус». С другой стороны, есть совсем специфические вещи (около 30%), совсем не понятные нам: «молитва в ухо лошади» (то есть бесполезные действия), то же самое обозначает пословица ни-кай кара мэ гусури – «со второго этажа − лекарство для глаз». Мне казалось, что смысл ее в том, что со второго этажа открывается хороший вид (как услада для глаз), а на самом деле имеется в виду бесполезность закапывания лекарства в глаза со второго этажа. Или вот выражение «слова императора подобны поту» − после долгого изучения специальных паремиологических словарей (ことわざ辞典котовадза дзитэн) смысл оказался таким, что как «пот выходит однажды, так и слово императора не подлежит пересмотру». Есть похожая пословица о самураях: буси ва ни гон ва най – «самурай не говорит дважды» («сказал как отрезал»). Опять же в русском пословичном фонде используются тоже весьма специфичные образы, отражающие национальную специфику, так что через изучение чужой культуры приходишь к своим корням.

Елена Эдмундовна, Вы говорите по-японски и по-китайски, что встречается достаточно редко, к сожалению. Как Вы думаете, современные востоковеды ощущают необходимость в знании двух языков?

— Непременно ощущают, но не всегда осуществляют. Я же всегда говорю своим ученикам, что японисты должны дополнять китаистов и наоборот, я даже предлагаю своим студентам жениться друг на друге, чтобы пары были «японо-китайские» (опять же при разводе − не дай бог, конечно! − раздел собранной библиотеки будет не такой кровавый 🙂 ). Думаю, что учить второй язык надо не с 1-го, а со 2-3-го курса, когда уже появляется алгоритм освоения восточного языка. Мы, имея в виду монотонное заучивание и зубрежку на первых порах, постоянно говорим своим студентам: «У вас должна быть железная пятая точка!». Особенно для изучения иероглифики, как вы знаете. Сама я закончила сначала два курса китайского языка, с 3-го курса дополнительно занялась японским, поэтому знаю, что говорю. Поначалу меня как китаиста раздражала необходимость заучивать два, а то и три чтения иероглифов, но потом привыкла к этой особенности японского языка и поняла ее исторические и лингвистические истоки. В итоге Япония стала мне такой же близкой и любимой, как Китай.

Недавно в Новосибирске проходила очередная научная конференция (5-й сибирский Симпозиум Японского языка и культуры), обычно, у вас там каждый год выступают интересные гости-востоковеды, чьи имена широко известны, кто был в этом году?

— В этом году с открытой лекцией приезжал Д. Коваленин, известный переводчик произведений Харуки Мураками и знаток современной японской литературы. Как обычно, научная часть конференции состояла из общения с преподавателями и студентами, получился хороший межвузовский форум. Д. Коваленин поработал в жюри, особо отметив некоторые успешные доклады наших студентов. Прерогатива гуманитарной востоковедческой подготовки нашего научно-исследовательского университета, – это история, филология и культура, хотя в последнее время ребята берут самые различные темы для научных работ: у нас появляются интересные исследования об истории олимпийского движения в Китае, о том, можно ли быть синтоистом неяпонцу, студенты поднимают проблемы глобализации и глокализации в современной Японии и др.

А. В. Спиридонов, директор Муниципального Культурного Центра «Сибирь-Хоккайдо», как-то рассказывал, что Центр был построен в Новосибирске на средства мецената, господина Нэмото, увлеченного японскими шашками го (иго 囲碁), это, наверное, способствовало интересу к этой игре в Новосибирске?

— Да, это верно, много лет назад несколько раз, когда создание центра было в стадии переговоров и согласований, этот замечательный человек останавливался у меня дома на хоум-стэй − в то время это go был распространенный формат «народной дипломатии». Именно он обратил мое внимание на глубокий смысл этой игры. Действительно, в Японии пропаганде этой стратегической игры уделяется большое внимание (проводятся многочисленные турниры, развиваются клубы, снимаются фильмы и сериалы, вплоть до фэнтэзи, показываются и разбираются партии в телевизионных передачах. Да и классическая литература Китая и Японии постоянно обращается к этой теме). Сама я больше теоретик и историк, чем практик − в шашки гоgo2 (кит. 围棋вэйци) не играю, но также стремлюсь к популяризации этой игры. Так, при содействии клуба любителей го в нашем университете в прошлом году у себя на кафедре мы провели шашечный фестиваль (в Китае шашки вэйци называли «облавными шашками»). К нашей большой радости, фестиваль вызвал большой  интерес не только со стороны востоковедов – на праздник собралось много поклонников этой игры по всему университету. Перед началом показательного турнира мы с коллегами рассказали о go3специфике восточных интеллектуальных игр, об истории настольных стратегических игр на Востоке. Говоря об их истоках, пришлось углубиться  в китайскую историю. Ребята провели показательную игру на большой демонстрационной магнитной доске, а затем начался турнир (мастер-класс) на 20 досках. С нашей кафедры в турнире участвовал профессор А. В. Варенов, китаист-археолог, он давно играет, так что выступал своего рода мэтром.

— У нас во Владивостоке проводится уже далеко не первый год Кубок Генерального консула Японии в г. Владивостоке, наши были у вас или ваши участвовали на нашем Кубке?

— В этот раз был чисто внутривузовский фестиваль. А. В. Спиридонов планировал подобное сделать в Новосибирске, но все требует тщательной подготовки. В общем, идею такого турнира мы не оставляем. Два года назад я делала выставку про игровые традиции в Музее города Новосибирска, это недалеко от МКЦ «Сибирь-Хоккайдо», и уже тогда у нас была мысль провести такой турнир во время этой выставки.

— Сохраняется ли до сих пор связь с японцами, которые построили центр?

— Конечно, кстати, 24 июня с.г. в рамках проведения дней города – Новосибирску в этом году исполняется 120 лет − приезжает большая делегация из Хоккайдо. Нас ждет большой праздник, интересная программа, разумеется, там буде весь тот состав, который обычно приезжает, включая г-на Нэмото, который был инициатором создания центра.

— У нас, как Вы знаете, строится игорная зона, однако конкуренция игорных зон в нашем регионе высокая, какую из игр нам предложить клиентам, чтобы иметь конкурентное преимущество или привлекательность, мы надеемся на азиатский азарт. Существует ли связь между интеллектуальными и азартными играми?

— Я сознательно не занималась психологией азарта, это отдельная сложная тема, хотя я постоянно натыкаюсь в своих исследованиях на проблему азарта. Даже в самых древних источниках, например, в китайском трактате «Чжуан-цзы» (конец IV – начало III вв. до н. э.), написано об искусных игроках, которые в игре со ставкой на черепицу, а тем более на серебряную застежку сильно волновались, а играя на золото, «вовсе дурели». Здесь древние китайцы правильно подмечали, что, «сосредоточившись на внешнем, теряешь внимание к внутреннему». Кажется, только ленивый не писал, что китайцы азартны. Японцы, возможно, не так азартны, хотя, глядя на пачинко, в это верится с трудом. Вызывает уважение внимание японских властей к природе азарта: они не пытаются искоренить то, что нельзя, а стараются встроиться в общественно-социальную систему, правильно направляя азарт и давая выход эмоциям. Из азартных настольных игр в Китае были очень популярны кости любо и шупу, возможно, они являются родственниками игре в нарды, этакое наследие перемещений во времени и пространстве по Шелковому Пути. Китайцы азартны, особенно это ярко видно в игре мацзян, когда надо шумно, с треском бросить кости, это ведь тоже заводит. Мне однажды довелось подержать в руках нефритовые кости, тактильные ощущения просто удивительные от прикосновения с благородным холодным нефритом. Материал имеет значение, звон костяшек подстегивает какие-то рычаги: тут задействованы все чувства.

Думаю, можно предложить азиатам мацзян – это беспроигрышный вариант. В 2008 китайцы предлагали сделать мацзян, этакое сочетание стратегии, азартной игры и искусства, олимпийским видом спорта. Кстати, если мы обратимся к японскому законодательству эпохи Нара (VIII в.), то увидим там специальный «Закон о буддийских монахах и монахинях» («Сонирё»), где среди всего перечня запретительных актов обращает на себя внимание одна удивительная статья. Монахам категорически запрещались занятия музыкой и игра в азартные игры, тогда как игра на музыкальном инструменте кото и в шашки го под такой запрет не подпадала. Таким образом, традиционно ценились высокоинтеллектуальные занятия и благородные развлечения, где азарт упорядочен и, так сказать, «культуросозидающ». Японское законодательство строилось тогда по типу китайского, скорее всего, и в Китае были те же правила.

Любопытно, что в Китае и сейчас нередко можно увидеть в парках, скверах и садах режущихся в карты группы людей на улицах, или играющих в шахматы сянци (яп. сёги). Игроки в шахматы сидят отрешенно, в своем мире, они как будто выпадают из окружающей шумной среды. Сразу вспоминается старинная китайская легенда, о том, как один дровосек пошел в лес за хворостом, увидел в лесу двух даосских монахов за игрой в го и так засмотрелся, что не заметил, как у него сгнило топорище.

— Насколько явно существует грань между интеллектуальными и азартными играми?

— Я несколько далека от проблем азартных игр, хотя понимаю, что здесь есть «мостик» от моей темы. Я не могу не замечать, как размываются четкие границы между интеллектуальными и азартными играми, как традиционные интеллектуальные игры тихо мигрируют в сторону азартных, потому что все интеллектуальные игры основаны на книжной культуре, и если не развивать и поддерживать её, то она уходит, что сейчас делается в Корее в связи с отменой иероглифов. Доступ к своей традиционной культуре через интеллектуальные игры требует больших усилий. Те же японцы, у которых я гостила на Новый год, доставали ута-карута и вместе со мной играли, то есть это еще работает, но только когда в семье еще живы бабушки-дедушки.

Вот пример сохранения традиции интеллектуальных развлечений в игровой форме. В г. Тэндо 天童市(префектура Ямагата) существует фестиваль 人間将棋 (т. н. «народные шахматы»). В Японии 95% принадлежностей шахмат сёги продолжает, как и встарь, изготавливаться на предприятиях этого города. Во время цветения сакуры проходят фестивали天童桜まつり: горожане в костюмах всех персонажей шахматной игры воспроизводят шахматные баталии на специальной площадке, стилизованной под шахматную доску.

070421_299

— Как культурная революция в Китае подорвала связь времен и поколений и можно ли сказать, что интеллектуальные игры потеряли своих адептов, и чаша весов склоняется в сторону азартных?

— Сильно подорвала, но так упрощенно нельзя воспринимать эту ситуацию, многое, конечно, было забыто, те же праздники каллиграфии, скорее всего, не проводились, да и сейчас в таком огромном Китае их остались несколько.

— Перекочевывают ли интеллектуальные игры окончательно в электронные игрушки?

Я знакома пока только с электронной версией игры мацзян, но не исключаю, что остальные постепенно буду адаптированы под электронные игрушки. Хотя сомневаюсь, что можно получить такое же удовольствие, просто нажимая на кнопки. Ведь это своя атмосфера, замах картой (имею в виду поэтические карты ута-карута), хлопок, все отлетает, это движение, интрига и жесты. А турниры по поэтическим картам? Что и кто может заменить профессиональных чтецов, которые выразительно зачитывают первую часть стихотворения, а игроки на одном дыхании выхватывают нужную карту с продолжением стихотворения из целого вороха карт? Меня один из таких специалистов пригласил в Сэндае посмотреть, как проходит новогодний всеяпонский турнир по кёги-карута (на знание поэтической антологии XIII в. «Хякунин иссю» − «Сто стихотворений ста поэтов»). В элитарном сообществе таких чтецов, обладающих особой лицензией, по всей Японии зарегистрировано не более 100 человек. Живое общение и тепло творческой энергии невозможно ничем заменить. При этом, конечно, нельзя вновь не обратить внимания на чисто восточную специфику игрового действа – она зачастую выражается как ритуал, как специфическая церемония и элемент театрализованного представления.

— Для русских традиция поэтических карт непривычна, у нас к картам вообще специфическое отношение как к развлечению определенного слоя общества. Не проводили ли Вы сравнительный анализ отношения к картам в европейском и восточном обществах?

— Это сама по себе сложная тема, кстати, мне в свое время пришлось выдержать некоторый напор со стороны Ученого совета, когда я защищала кандидатскую диссертацию, посвященную японским карточным играм. Пришлось доказывать, что карточные игры корнями уходят в глубь истории и культуры, что с ними связан большой пласт обычаев в народной и бытовой культуре, это большая тема в книжной культуре, традиционном искусстве и современном дизайнерском деле, но всему виной предубеждение к картам. В этом отношении восточноазиатская культура выглядит гораздо более богатой и развитой. Есть несколько версий происхождения карт: индийская, персидская и китайская, мне приятнее считать, что последняя самая верная. Не было пока возможности уходить в сравнительный анализ. У меня другие задачи – не углубляться более, чем на 1000 лет, и так это очень глубоко. У нас в русском менталитете было представление о карточной игре, как о игре с судьбой − либо пан, либо пропал. В азиатском варианте такого отношения не было. Кстати, если интересно, в фундаментальных трудах выдающегося литературоведа и мыслителя Ю. М. Лотмана есть анализ карточной игры и ее значения в русской культуре[4]. Но в отличие от русской культуры, в японском обществе карточная игра не стала воплощением иррационального демонического начала, в силу многих причин она не воспринималась как некая универсальная модель реализации жизненных страстей.

фотография (6) — Чем планируете заняться в ближайшем будущем?

— Меня сейчас очень увлекает тема соотношения понятия «человек культуры» в Китае, Корее, Японии. Вспомните, Конфуций говорил, что у человека есть природное качество чжи – это то, что он получает от рождения, в процессе воспитания он приобретает культурность вэнь, все вместе это составляет сущность «благородного мужа». Эта концепция получает свое дальнейшее развитие в средние века – вместе с разнообразной игровой деятельностью «человека культуры». Японцы активно восприняли эту идею, но японский «человек культуры» эпохи Хэйан и «человек культуры» эпохи правления самураев − это разные концепции. Вместе с моим студентами и аспирантами мы хотим осмыслить эту разницу не просто в теории, а через практические занятия, всегда считавшиеся на Дальнем Востоке важнейшими видами интеллектуального досуга и игровой культуры − живописью, искусством, чайной церемонией, и, прежде всего, каллиграфией.

И в заключение я хотела бы пожелать всем знатокам и любителям японской культуры побольше играть в разнообразные японские игры – их так много, что каждый найдет себе по душе самое подходящее. Обладая и важной коммуникативной функцией, игра в этом смысле как ничто другое (ни деловые переговоры, ни совместный поход в самый изысканный ресторан, ни какая-либо экскурсия) может способствовать завязыванию тесных дружеских контактов и укреплению взаимного доверия, без которого не бывает настоящей дружбы – не то что между разными народами, а просто между обычными людьми.


[1] Поэтический алфавит И-РО-ХА, долгое время занимавший господствующее положение в японском языке в качестве алфавитного порядка, в настоящее время является важным элементом духовной культуры Японии. Широко известна, например, пословица «ироха мо сиранай», что полностью соответствует русскому выражению «не знать азов». Название ироха происходит от названия первых букв алфавита, с которых начиналось обучение азбуке. С понятием ироха связано большое количество идей и образов в литературе, в театральном и изобразительном искусстве, в национальных видах спорта. (цит.по Войтишек Е.Э. Игровые традиции в духовной культуре стран Восточной Азии (Китай, Корея, Япония): Монография. 2-е изд., испр. и доп./Новосиб.гос.ун-т. Новосибирск, 2011. 312 с., 44 илл.)

[2] Войтишек Е.Э. Игровые традиции в духовной культуре стран Восточной Азии (Китай, Корея, Япония): Монография. 2-е изд., испр. и доп./Новосиб.гос.ун-т. Новосибирск, 2011. 312 с., 44 илл.)

[3] На подъезде к знаменитому храмовому комплексу Никко в преф. Тотиги существует т.н. холм ироха (ироха-дзака) – это серпантин из двух дорог: «старая дорога» из 28 поворотов для спуска и «новая дорога» из 20 поворотов — для подъема, каждый из поворотов обозначен знаком из алфавита ироха, а в сумме количество поворотов соответствует количеству знаков алфавита ироха.

[4] Лотман Ю. М. «Пиковая дама» и тема карт и карточной игры в русской литературе начала XIX в. // Лотман Ю. М. Избранные статьи: В 3 т. Таллин, 1992. Т. 2. С. 389−415.

Похожие записи:

  • «Сашку» пригласили в Республику Корея
    июня, 30, 2011 | Театр |
    Друзья Клуба в СМИ:
    Известный международный театральный фестиваль, который ежегодно (с 1993 г.) проводится в Республике Корея (г. Чанчён), собирая гостей из многих стран мира, пригласил для участия в фестивальной программе в октябре этого года театр Тихоокеанского флота со спектаклем по повести писателя-фронтовика В. Кондратьева «Сашка».
    Тема Великой Отечественной войны, судьба русского солдата Сашки оказалась близка и
  • Окинава: уникальность исторического пути
    мая, 30, 2011 | История |
    Благодарим лекторов встречи, прошедшей 28 мая 2011 г. Встреча была посвящена Окинава, наши лекторы — научные сотрудники Института истории, археологии и этнографии народов ДВ ДВО РАН БАЖЕНОВА Жанна Михайловна, к.и.н. и ПУСТОВОЙТ Евгений, которого ожидает защита диссертации в конце июня — желаем удачи! Всегда приятно видеть профессионалов в действии: об Окинава наши приглашенные гости
  • LA SERENISSIMA – ВЕНЧАНИЕ С МОРЕМ
    октября, 29, 2014 | Туристические ресурсы, Путешествия |

    LA SERENISSIMA[1]
    «Ты, наконец, увидишь апельсиновый закат над Бизантом, каменным городом среди морских заливов и проливов… Пахнуть будет морем, жареной рыбой, луком, хлебом и шафраном. А дальше… может быть, увидишь странный город на сваях – Вениче…»
    Мастер Чэнь[2]
    Проходим регистрацию в аэропорту Венеции «Марко
  • ВОСТОЧНАЯ ВЕТВЬ
    января, 24, 2012 | Литература Русская Атлантида |
    Михаил Щербаков. «Одиссеи без Итаки»
    Книга эмигрантского писателя Михаила Щербакова (1890–1956), тридцать лет прожившего в Шанхае, в России выходит впервые. Один из первых российских лётчиков, редактор монархической газеты «Русский край» и начинающий беллетрист, Михаил Щербаков уходил из Владивостока с Сибирской флотилией адмирала Старка – за день до прихода большевиков, 24 октября 1922 года. Впервые он
  • Моё Трёхречье
    июля, 2, 2010 | Русская Атлантида |
    Детство-это великая и могучая страна, которая всю жизнь поддерживает нас, вселяет в нас уверенность и силу, окрыляет. Именно там наши истоки. Там мы получали первые жизненные уроки. Уроки на всю жизнь.
    Я родилась в Трёхречье, в посёлке Драгоценка в 1956 году. В то время, когда очень много русских уже уехали в СССР осваивать целину.
    Мне суждено было

Отклики на “ИГРЫ РАЗУМА – ЭТО АЗАРТНО”: 4

  1. Japan Center

    Дорогие друзья, если вас заинтересовала монография Е.Э. Войтишек, за приобретением можно обращаться в Новосибирский универстет на кафедральный мэйл orient@lab.nsu.ru

  2. Japan Center said:
    Дорогие друзья, если вас заинтересовала монография Е.Э. Войтишек, за приобретением можно обращаться в Новосибирский универстет на кафедральный мэйл orient@lab.nsu.ru
    at 07:04 on Апрель, 22, 2013
    [Comment imported from blog]

  3. Japan Center said:
    Дорогие друзья, если вас заинтересовала монография Е.Э. Войтишек, за приобретением можно обращаться в Новосибирский универстет на кафедральный мэйл orient@lab.nsu.ru
    at 07:04 on Апрель, 22, 2013
    [Comment imported from blog]

  4. Japan Center

    Отличная статья к теме: «Что такое сёги?» в журнале «Япония сегодня № 5, 2005, автор — Л. Кислюк. И еще одна статья, возможно, интересная для изучающих интеллектуальные игры Японии: «Шахматы пришли в Японию через Россию» в журнале «Япония сегодня» № 6, 2004, автор — А.И.

Добавить комментарий