Летний лагерь в Нихон Ки-ин

Предисловие

Приветствую уважаемых читателей. Данный текст посвящен моей поездке в Японию в августе прошлого года. Этот год оказался столь богат событиями, что у меня до сих пор не было возможности сколько-нибудь связно описать поездку, так что попробую сделать это сейчас.

В чем особенность этой поездки? В том, что она напрямую и тесно связана с го. Как-то я уже упоминал о своем интересе к этой игре, ибо так получилось, что все мои поездки в Японию в той или иной мере были связаны с го (впрочем, тот текст писался довольно быстро и получился несколько сумбурным). Для меня не секрет, что есть довольно большое число людей, которых го отпугивает своей непривычностью и абстрактностью. Поэтому я решил сделать не краткое описание для других игроков, а своего рода иллюстрированный дневник этой поездки, начиная с подготовки и заканчивая возвращением. Этот дневник будет субъективным, возможно, местами даже слишком субъективным. Пусть так. Но я надеюсь, что он передаст саму атмосферу этой поездки и в какой-то мере позволит людям, далеким от го, взглянуть на игру под другим углом. Я намеренно постараюсь воздержаться от лишних тонкостей игры и от терминологии, буду давать их только по необходимости. Тем же, кого хоть сколько-нибудь заинтересует сама игра, предлагаю посмотреть прекрасное аниме Hikaru no Go – поверьте, оно стоит того, чтобы его посмотреть (даже если вы не собираетесь играть).

Пользуясь случаем, выражаю благодарность своим друзьям: благодаря их интересу к этой поездке осталась довольно обширная переписка в WhatsApp’е, которая позволяет дополнить фотоматериал и даже сейчас освежить в памяти некоторые детали.

Итак, начнем.

Подготовка к поездке

Нихон Ки-ин (日本棋院) – это японская ассоциация профессиональных игроков в го, которая занимается в том числе популяризацией этой замечательной игры, и в том числе – путем организации ежегодного летнего лагеря для любителей игры со всего мира.

Это был не первый раз, когда я собрался на Летний лагерь (он, кстати, практически так и называется – Nihon Ki-in Summer Go Camp). Первый раз я приезжал на него в 2015 году, поэтому на сей раз уже было понимание, что делать, как делать и чего ждать. Беспокоила в основном сама возможность поездки: с учетом различных дел по работе, я очень долго не был уверен, что в принципе смогу поехать. Поэтому и билеты купил аж в конце мая, когда на мой рейс их оставалось всего 3 штуки (в мае же забронировал гостиницу и зарегистрировался как участник Летнего лагеря).

После регистрации началась переписка с международным департаментом Нихон Ки-ин – именно они организуют Летний лагерь и высылают документы на визу. Переписка продолжалась достаточно долго, и я уже начал слегка волноваться – хватит ли времени? Сравнил с письмами четырехлетней давности – оказалось, даты почти совпадают. Нормально люди работают, в своем режиме. Это меня успокоило.

Однако, как оказалось, успокоился я рано. Документы на визу были посланы экспресс-почтой, то есть EMS. И шли они с Токио до Владивостока двенадцать дней! Как?! Благо, в консульстве проблем не возникло – визу выдали с первого захода, в положенные 4 дня. До моего рейса оставались считанные дни, т. е. при любой задержке с визой я рисковал на него не успеть (могу добавить к этому, что практически ровно через месяц история с EMS у меня повторилась, после этого я зарекся иметь с ними дело).

19 августа. Отправление

В день вылета в аэропорту были огромные лужи – последствия циклона, прошедшего несколько дней назад. Я и сам попал под тот ливень и вымок до нитки – и думал, что мне не повезло. Но, как оказалось позже, повезло: после моего отлета во Владивостоке начался просто потоп.

Мой рейс был в 13.20, я приехал перед началом регистрации. Очередь на регистрацию, досмотр, пограничный контроль – и вот я в зале ожидания. И здесь у меня пошла разрядка: я в полной мере ощутил, что успел всё. Успел дойти до промежуточного финиша по работе, успел с билетами и гостиницей, успел с визой, успел на рейс. Такое было спокойствие, что не получилось даже почитать. Ну и ладно.

Полет прошел без приключений. Нарита встретила летней духотой, и мое спокойствие стало переходить в сонливость. На паспортном контроле оказалось неожиданно много народа: похоже, что несколько рейсов прибыли почти одновременно. Зал перед стойками контроля был почти полностью превращен в лабиринт, где между ленточными ограждениями толкались несколько сотен человек. Дождался очереди, прошел контроль, пошел получать свою сумку. Оказалось, что остатки багажа с моего рейса уже спустили с ленты – на нее готовились выкладывать багаж следующего рейса. Рядом стояли две улыбчивых девушки в форме. Они сверили бирку на сумке с посадочным талоном и отдали мне сумку. Я прошел таможенный контроль и направился к выходу.

Вот только к какому выходу? Правильнее всего было бы пойти на поезд, но я уже основательно хотел спать и плохо ориентировался. Вышел наружу – туда, где ходят автобусы. Там духота оказалась еще сильнее. Какой именно автобус нужен мне, сообразить не мог, зато заметил стоящее поодаль такси и решил, что это неплохой выход из положения.

Пожилой таксист в форме и белоснежных перчатках выслушал мои объяснения, открыл дверь машины. Взял у меня распечатку с бронью гостиницы, вбил адрес в навигатор. Включил кондиционер. Половину дороги я спал в приятной прохладе, половину смотрел в окно. Через час я был на Асакуса, перед входом в свою гостиницу – Asakusa Hotel Hatago. Обошлась мне эта поездка в 24 тысячи иен. Дорого, но удобно. Очень дорого. Но очень удобно.

Заселился в гостиницу. Номер оказался довольно хитрой Г-образной формы. Условно говоря, он представлял собой центральный квадрат, к одной стороне которого прилегали ванная и узкая прихожая, а к другой стороне – узкий отросток, в котором стояли маленький столик и пуфик. При этом номер был с претензией на васицу: на полу татами, в окне – деревянная раздвижная рама, заклеенная бумагой (впрочем, за деревянной была обычная алюминиевая, намертво закрытая). Тесновато, но в целом очень уютно, мне понравилось. Единственным предметом обстановки, страдавшим от моих перемещений, оказался телевизор: проход был узковат, и я периодически цеплял углы телевизора локтями.

19-1 19-2 19-3

Мой номер: кровать (вид со стороны столика), приоткрытая деревянная рама окна и многострадальный телевизор

Позже я понял причину такой планировки: в этом выступе, на котором висел телевизор, находилась шахта лифта. Самого лифта при этом почти не было слышно; я улавливал его звук, только специально прислушиваясь.

Ознакомившись с планировкой, я решил сделать вылазку для разведки окрестностей. Вышел из гостиницы и пошел на юг (на самом деле – наугад, приехал-то на такси). На улице по-прежнему было душно, но я уже начал понемногу привыкать. Шел, смотрел по сторонам, отмечая для себя расположение всяких полезных объектов типа комбини.

Постепенно стемнело. Посмотрел на телефон – моя прогулка продолжалась уже часа полтора. На следующий день надо было в 9.30 быть в Нихон Ки-ин, и я решил возвращаться. Пошел искать ближайшую станцию метро – ей оказалась Мицукосимаэ (однако неплохо отошел, примерно на 6-7 станций).

Вернувшись в гостиницу, перед сном пообщался с друзьями. Причем оказалось, что билайновская симка еле-еле ловит местного оператора (NTT Docomo), а МТСовская в принципе не хочет этого делать. Поэтому оптимальным вариантом оказался WhatsApp при включенном вайфае. Несколько дней спустя мой телефон коварно решил обновиться через этот вайфай… впрочем, об этом позже.

20 августа (до обеда). Начало

Завтрак в гостинице был с 7 часов на 9 этаже, в небольшом зальчике – на десять, от силы пятнадцать мест. В то утро я оказался первым посетителем. Было два варианта меню на выбор – европейское и японское. Естественно, выбрал японское: суп мисо, рис, всякие закуски, плюс кофе. Сел за одним из столиков и, пока подавали завтрак, в полной мере оценил достоинства места. Во-первых, это были большие окна на три стороны (север, восток, юг), которые давали практически панорамный вид. Почти сразу под окнами была река Сумида, а за ней – штаб-квартира небезызвестной компании Asahi и башня Skytree. Вторым моментом была музыка: в гостинице играли саундтреки из аниме студии Ghibli в обработке под музыкальную шкатулку. В частности, были опознаны «Порко Россо», «Унесенные призраками» и другие. Всё это вместе – прекрасный вид, японская еда и спокойная ненавязчивая музыка – создавало цельное и очень приятное впечатление.

20-1-1

Типичный завтрак в гостинице. Итадакимас!

20-1-2

Вид на северо-восток. Верхушка Skytree скрыта в тумане

Практически сразу на выходе из гостиницы я порадовался, что взял с собой зонт: хлынул такой дождь, что за короткую дорогу до метро я бы успел основательно вымокнуть. Прохожие без зонтов бежали, надеясь поймать поменьше воды. Я дошел до метро и прикинул по карте оптимальный маршрут: сначала по «родной» бордовой ветке до Хигаси-Нихонбаси, там переход на Бакуроёкояма и дальше по линии Синдзюку до Ичигая, к Нихон Ки-ин.

Доехал до Ичигая. Дальше началась игра «найди выход». Ичигая – станция достаточно крупная, там сходятся 3 ветки, и с самой станции 8 выходов. И предыдущий раз я там был 4 года назад. В голове почему-то маячила цифра «2». Я заметил на схеме выход с номером А2 и направился к нему.

Дождь к этому времени кончился, и снова стало душно. Выйдя наружу и оглядевшись, я понял: не то место. Но знакомое – Ясукуни-дори. Значит, надо идти в сторону крупного перекрестка на станции. Дошел, примерно сориентировался, перешел дорогу. Снова выбор: подниматься вправо или влево? Выбрал вправо. Поднявшись на полквартала, снова почуял неладное. Достал планшет, открыл карту. Стал выглядывать по сторонам знакомые названия. И увидел – Yoshinoya. До меня дошло: я в правильном месте, но с тыльной стороны квартала. Нужно было внизу поворачивать влево. Поднялся до ближайшего перекрестка, повернул и, спускаясь, увидел знакомое здание Нихон Ки-ин. Взятый при выходе из гостиницы запас времени очень пригодился: на 7 этаж я вошел в 9.30, минута в минуту.

20-1-3

Спуск к Нихон Ки-ин (светлое здание в центре). Дальний конец улицы выходит к метро

Там как раз началось окончательное оформление участников и сбор взносов с тех, кто еще не оплатил участие в Летнем лагере. Последнее касалось в том числе меня: онлайн-оплата должна была проводиться через сайт японской турфирмы, но Сбербанк наотрез отказался проводить платеж. Пришлось платить наличкой на месте.

За столом на регистрации были знакомые лица из международного департамента Нихон Ки-ин: Урасоэ-сан и Мори-сан. Урасоэ Томотака (иностранцам обычно представляется как «Том») – круглолицый, улыбчивый, по-английски говорит с заметным акцентом, но очень бегло. Мори-сан – его помощница, спокойная и доброжелательная. Она, в частности, оформляла документы на визу. Во время моего предыдущего приезда на Летний лагерь они тоже работали вместе.

По сравнению с прошлым разом, появились и некоторые нововведения. Так, в прошлый раз можно было выбирать длительность программы – 1 или 2 недели. В этот раз длительность была стандартная, но тарифов стало три на выбор: STANDARD (19800 иен), SILVER (плюс 15000 иен) и GOLD (еще плюс 15000 иен). Различия в цене определяли некоторые дополнительные возможности – например, количество обучающих игр с профессионалами. Я выбрал SILVER. Оплатив взнос, получил бейджик и комплект учебных материалов и стал ждать начала лекции.

20-1-4

Бейдж участника

Здесь я все-таки немного отвлекусь от основной истории и расскажу о разрядах игроков в го. Когда человек только узнал правила игры, он получает свой первый ученический разряд – 30 кю. По мере роста силы он получает другие разряды, причем цифра у игроков кю-уровней уменьшается. После 1 кю идет 1 дан (условно – начинаются «мастерские» разряды), и далее цифра растет вплоть до 7 дана. Так обстоит дело с любительскими разрядами. У профессиональных игроков («про») – своя шкала. Первый профессиональный дан примерно равен седьмому любительскому дану, и этот уровень получает игрок, сдавший специальный экзамен на про (фактически – победивший максимальное число соперников). Самый высокий уровень у про – 9 дан (впрочем, есть еще Дзюдан, «десятый дан» – но это просто почетный титул, разыгрываемый в одном из турниров). В разных странах «крепость» уровней и сам подход к игре несколько различаются, но в большинстве случаев знание разряда противника позволяет понять, чего от него можно ждать.

Итак, нашим первым лектором был Майкл Редмонд. Примечательная фигура. Хотя бы тем, что это единственный в мире профессионал 9 дана неазиатского происхождения. Редмонд – автор нескольких книг по го, а еще он очень хорошо комментирует партии других профессионалов – доступно, спокойно и непредвзято. В частности, он был официальным англоязычным комментатором исторических матчей Ли Седоля и Кэ Цзе против программы AlphaGo – тех самых, которые недвусмысленно продемонстрировали, что машины в го стали сильнее человека.

20-1-5

Первая лекция: справа – Майкл Редмонд, слева – Том Урасоэ (ассистирует)

Вполне естественно, что я не мог удержаться и не взять в перерыве автограф у такого человека.

20-1-6

Автограф Майкла Редмонда и фото с ним: получено

Лекция закончилась в районе 12 часов. После этого был час на обед, и в 13 часов мы должны были собраться в холле Нихон Ки-ин.

20 августа (после обеда). Чемпионат по парному го

В целях экономии времени, обед у меня был из комбини за ближайшим углом (многие участники поступили аналогично). Остатки обеденного часа прошли с пользой: сначала я наведался в магазин на 2 этаже Нихон Ки-ин, посмотрел там книги, игровой инвентарь и сувенирную продукцию, а потом спустился в холл и стал изучать выставку в витринах на стене.

20-2-1

Фрагмент выставки в холле Нихон Ки-ин

Один из экспонатов выставки почти сразу привлек мое внимание. Это была керамическая фигурка высотой около 8 см, и изображала она каппа (японских водяных), играющих в го. Оказывается, даже этим своенравным существам не чужда красота игры!

20-2-2

Каппа, играющие в го

В 13 часов все были в сборе, и мы выдвинулись на Сибуя. Нашей целью был Cerulean Tower Tokyu Hotel – пятизвездочный отель, в котором должна была состояться заключительная партия Чемпионата мира по парному го.

Здесь нужно сказать еще несколько слов по поводу игры. Парное го – это разновидность рэнго, т. е. игры «команда на команду». В каждой команде участники делают ходы строго по очереди, причем они не имеют права советоваться – тот, кто ходит в данный момент, принимает решение исключительно сам. Соответственно, есть значительный риск нарушить планы игроков из своей же команды. Поэтому в рэнго часто имеет значение не столько даже абсолютная сила конкретных игроков, сколько сыгранность команд и хладнокровие участников (это также позволяет понять, почему некоторые игроки-любители содрогаются от одного слова «рэнго»).

Цель нашего приезда на Сибуя была наглядно продемонстрирована окружающим на выходе из метро к отелю.

20-2-3

Участники Летнего лагеря с плакатом Чемпионата мира по парному го

20-2-4

Вход в Cerulean Tower Tokyu Hotel

После входа нам раздали дополнительные бейджи, гласящие, что мы являемся гостями Нихон Ки-ин, и дающие право на проход в игровую зону.

20-2-5

Дополнительный бейдж, дававший право на проход в игровую зону Чемпионата

Нам позволили ненадолго зайти в зал, где должна была состояться партия.

20-2-6

Игровой зал. На столе заметен ноутбук с эмблемой сервера Pandanet, предназначенный для трансляции партии

20-2-7

Участники Летнего лагеря в игровом зале

Затем нас провели в зал для зрителей. В зале были три экрана (центральный и два боковых), по которым перед матчем еще успели покрутить рекламу спонсоров. На расставленных в зале стульях расположились около 300 зрителей.

20-2-8

В зрительном зале перед матчем

20-2-9

Начало матча

И вот начался матч. В финале сошлись две пары из Кореи. Кстати говоря, четвертое место заняла пара из Китая, в которой был Ми Ютин – а это один из сильнейших китайских игроков. Отдельного упоминания заслуживают и те, кто непосредственно по ходу партии комментировал ее для собравшихся зрителей. Комментаторами были:

Исида Ёсио – один из сильнейших игроков 1970-1980-х годов (а японцы тогда лидировали в мировом го), имевший прозвище «компьютер» и завоевывавший несколько высших титулов, автор нескольких книг;

Фудзисава Рина – вероятно, сильнейшая женщина в современном японском го (знаменитый Фудзисава Хидэюки был ее дедом);

Ичирики Рё – один из сильнейших молодых игроков Японии (на тот момент – 22 года, 8 дан);

Ияма Юта – один из сильнейших японских игроков. Впервые в истории одновременно завоевал все семь высших титулов японского го и некоторое время удерживал их (часть титулов держит и сейчас);

Ямасита Кэйго – тоже в своем роде легенда японского го, один из сильнейших игроков, еще с детства выделялся жесткой игрой и любовью к необычным ходам.

На центральный экран транслировалась текущая игровая позиция. Под центральным экраном стояла демо-доска, и разбор с нее транслировался на боковые экраны.

Комментаторы работали по двое, периодически меняясь. При этом Исида-сэнсэй часто стоял боком или полубоком к зрителям, Фудзисава Рина отчасти тоже. Остальные комментаторы сильно ракурсами не баловали, часто стояли спиной или спиной-боком. Ниже приведен один из немногих кадров, где Ямасита показал лицо.

20-2-10

Ямасита с указкой и спина Иямы

Партия продолжалась чуть больше двух часов. Наконец, были оглашены имена победителей – Чой Чжон и Пак Чжонхван. Пак – один из сильнейших игроков в мировом го. Впрочем, проигравший ему Син Чинсо близок по силе.

20-2-11

Награждение победителей

Дальше началась церемония награждения, причем награждались первые четыре места. Организаторы и представители спонсоров произносили речи. Финалисты благодарили организаторов, отвечали на вопросы (возвращаясь к той или иной игровой позиции, объясняли причины своих решений). Несколько странным, на мой взгляд, оказалось соотношение денежных призов: за 1 место дали 20 миллионов иен, за 2 место – 8 миллионов, за 3 место – 7 миллионов, и за 4 место – 2 миллиона. Впрочем, организаторам виднее.

Два часа следить за позицией и пытаться переводить комментарии с японского было довольно утомительно, поэтому дополнительных приключений после игры я себе выдумывать не стал. Доехал до гостиницы, пообщался с друзьями и стал готовиться ко сну.

21 августа. Второй день

Следующим утром, приехав на Ичигая, я изучил схему станции внимательнее. И заметил, что есть выход с номером просто «2» (помимо А2). Попробовал выйти через него, глянул по сторонам – так и есть, ближайший выход к Нихон Ки-ин. Не зря в голове накануне двойка маячила.

С 10 до 12 часов была еще одна лекция Майкла Редмонда. Как и предыдущая, она была посвящена фусэки – начальной стадии партии (точнее, тем новшествам, которые появились с приходом сильных компьютерных программ). Потом был час на обед, а потом пришло время обучающих игр с про.

Точнее, игры с про на этот день были запланированы для участников с тарифом GOLD, а остальные участники играли друг с другом. Моей противницей оказалась девочка из Китая, лет девяти. По ощущениям, она была слабее меня. Я отрезал у нее довольно крупный кусок, убедился, что шансов на жизнь ее камней почти нет, и успокоился. Зря. Девочка, продолжая играть, закрыла один из внешних пунктов моих камней, и я оставил это без внимания. После того, как она следующим ходом закрыла еще пункт, я насторожился. Посмотрел внимательнее и убедился, что самоуверенность вышла мне боком: предыдущий ход требовал немедленного ответа. Но я сыграл в другом месте, и наши группы камней – «охотник» и «дичь» – поменялись ролями. Я стал пытаться получить очки в других местах, но девочка отреагировала правильно: она уже вышла вперед и теперь играла максимально спокойно, не нападая, а просто фиксируя свое преимущество. Я проиграл 8 очков.

После этого проигрыша я снова спустился на 2 этаж, в магазин. Там более детально посмотрел товары, купил немножко сувениров (вечером сфотографировал их и скинул фото друзьям с вопросом, кому чего брать).

21-1

Сувениры, которые продаются на 2 этаже Нихон Ки-ин

В целом, сыгранная партия и поход в магазин были в значительной мере способом заполнить время. Дело в том, что основное мероприятие дня было запланировано на вечер. Этим мероприятием была поездка в го-клуб «IGO First», находящийся на соседней станции – Иидабаси.

Где-то в районе 17 часов нас собрали в холле, и мы поехали в клуб. Иидабаси – станция очень крупная, там сходятся аж 4 ветки, поэтому то, что нас вели от и до, было весьма кстати.

Клуб «IGO First» оказался довольно вместительным помещением, в котором было много столов и порядка 30 человек за ними. Здесь же варили и жарили еду, к которой можно было взять пиво или вино. Из удобств, кроме туалета, была даже комната для курения. В общем, как шутили друзья, когда я им обо всем этом рассказал: в следующий раз надо прямо там останавливаться для проживания.

Поначалу возникла некоторая неразбериха, кому с кем играть. Через несколько минут разобрались. Моим первым противником стал один из участников лагеря – Адам, британец примерно моего возраста, живущий в Токио (если не ошибаюсь, он преподает английский – довольно типичный сценарий). На вопрос о силе он ответил, что по японским меркам он 1 кю. Что касается меня, то я по российским меркам 3 кю, а это примерно 2 дан для Японии. Однако в тот момент я был не в лучшей форме и сказал, что, наверно, я в районе 1 дана. Такое решение всех устроило. Адам взял черные камни (т. е. получил право первого хода), и началась игра.

21-2

В клубе «IGO First». Адам в центре, смотрит в камеру

Партия оказалась нескучной. У меня самого довольно агрессивный стиль игры (причем не всегда обоснованно), но Адам в любви к авантюрам меня здорово опередил. Он почти не защищался – нападал, нападал, нападал. В какой-то момент я перехватил инициативу и решил оценить позицию на доске. Адам явно планировал съесть мою группу, но и его собственные построения были небезупречны. В соответствии с классической для го пословицей «Отдай малое, возьми большое», я пошел на обмен. Адам добил мои камни, на которые покушался, но обмен был явно не в его пользу. Он попробовал компенсировать потери агрессией, и это привело к еще одному обмену. Я получил явный перевес, и Адам сдался. В целом, партия нам обоим понравилась, мы ее обсудили. Урасоэ-сан, оказавшись поблизости, спросил: «Как сыграли?». Я рассказал. Он засмеялся и ответил: «Адам почти всегда так играет».

Следующим моим противником оказался японский дедушка. Примерно неделю не бритый, не очень трезвый и в благодушном настроении. На мой вопрос о силе он ответил: «сёдан» (т. е. 1 дан). Значит, игра на равных. Разыграли цвет – мне достались черные камни.

Деталей этой партии я уже не помню. Помню только, что играл довольно агрессивно. Форма у дедушкиных камней была не из лучших – и я разрезал их (как у нас говорят в таких случаях: «Сначала режь, потом думай»). Дедушка заворчал, попытался сопротивляться, но форма становилась все хуже и хуже. В итоге, крупная группа в центре доски у него погибла.

Дедушка оценил позицию и сдался. Похоже, он был несколько озадачен: какой-то заморский нахал посмел его обыграть. Спросил меня, не хочу ли я сыграть еще раз. Я согласился. Он сходил перекурить, вернулся, мы поменялись цветами камней и начали вторую партию.

И снова дедушка оказался неосторожен: стал ходить слишком близко к моим камням и угодил в западню. Он сидел и ворчал себе под нос: «Ууу, макета ка» (проиграл, что ли?). Потом собрался и несколько минут думал над следующим ходом. А надумав, стал разыгрывать какой-то совершенно еретический вариант (на самом деле, понимаю его: в таких ситуациях либо играть ересь, либо сдаваться). Я вцепился в добычу, как бульдог, и продолжал нападать, забыв о собственной безопасности. Типичная ошибка. Через несколько ходов я почувствовал, что расклад сил изменился: моя группа стала слабее. Я попытался обеспечить жизнь своим камням, но теперь уже дедушка неторопливо «играл в удава». Еще через несколько ходов он посмотрел на меня и с хитрой улыбкой сказал: «Сиро га макета нэ» (белые проиграли). Я посмотрел на доску и согласился: мои камни мертвы, и шансов отыграться практически нет. Я сдался.

После победы у дедушки явно поднялось настроение, и он спросил, не хочу ли я сыграть третью партию. Однако было уже довольно поздно. Кроме того, я решил, что 1:1 – хороший счет, вполне достойный того, чтобы на нем остановиться. Поэтому еще раз поблагодарил дедушку за игру и стал собираться к себе в гостиницу.

22 августа. Свободный день

В целом, программа лагеря была насыщенной – расписаны были даже суббота и воскресенье. Единственным днем, запланированным для отдыха и туризма, было как раз 22 августа. Программа была известна заранее, поэтому у меня даже не было каких-то серьезных планов по осмотру достопримечательностей – я воспринимал эту поездку как достаточно узконаправленную.

Соответственно, и планы на свободный день у меня были довольно приземленные. Во-первых, я собирался получше рассмотреть некоторые вещи, мимо которых просто проходил в предыдущие дни. Во-вторых, планировал порыться в KINOKUNIYA – гигантском книжном магазине на Синдзюку. В-третьих, у меня были заказы от друзей на сувениры, как из Нихон Ки-ин, так и с Акихабара. И, наконец, мне нужен был костюм.

Последний пункт требует некоторых комментариев. В программе лагеря было заявлено что-то типа «встреч доброй воли» с японскими любителями, причем в достаточно официальной обстановке. Для этого был очень желателен костюм. Но поскольку официальные костюмы я не люблю, то еще до поездки стал искать варианты, как откосить от данного мероприятия. Из одного ки-иновского письма я сделал вывод, что участвовать в мероприятии будут только участники с тарифом GOLD (потому-то и выбрал SILVER – чтобы не париться с костюмом). Но уже после приезда поступило разъяснение, что все-таки участвовать будут все, т. е. и меня сия чаша не минует. Поэтому вопрос надо было решать.

Дорога до Кинокуния была та же, что и обычно – только надо было проехать на пару станций дальше Ичигая. В переходе на Бакуроёкояма остановился и сфотографировал забавный плакат на тему безопасности в метро, мимо которого в предыдущие дни просто проходил. Плакат обыгрывает известную каждому японцу с детства сказку про Момотаро.

22-1

Плакат, посвященный безопасности. Казалось бы, причем тут Момотаро?

Не помню точно, где я выходил – на Синдзюку или Синдзюку-санчомэ. По сути, там огромная подземная галерея, которая связывает эти станции и имеет множество выходов. Выход B7 ведет из метро прямиком в цокольный этаж Кинокуния.

В цокольном этаже находятся несколько кафешек и бутики с картами, туристическими путеводителями, мангой и т. п. Сама Кинокуния представляет собой девятиэтажное здание, где каждый этаж посвящен определенной тематике. Внутри магазина фотографировать запрещено.

Я тешу себя надеждой, что когда-нибудь подтяну знание японского по своей основной специальности и прочим интересам до приемлемого уровня. Поэтому направился на этаж с естественнонаучной литературой (кажется, 4 этаж). Подошел к девушке на кассе и спросил, где находится литература по физике и химии. Она посмотрела в компьютере и написала на бумажке номер нужного мне стеллажа. Я нашел стеллаж – и только его содержимое просматривал часа полтора. Это был всего лишь один стеллаж из полусотни (или даже больше) стоящих на этом этаже. И всего лишь один этаж из девяти. Полагаю, это дает достаточное представление, что такое Кинокуния.

Наконец, я нашел книги, которые посчитал подходящими для вхождения в язык – в основном достаточно обобщенные, типа учебников для старшей школы. После оплаты мне уложили покупку в пакет, но перед этим на каждую книгу надели фирменную бумажную суперобложку. Однако, сервис.

22-2

Трофеи из Кинокуния

Выйдя из Кинокуния, поехал на Иидабаси. Еще накануне я заметил там магазин с говорящим названием The Suit Company и решил его посетить. Однако дверь магазина встретила объявлением в стиле «очень извиняемся, но сегодня у нас выходной». Прервался на обед и отдых и снова направился в поход.

«Первой серией второго сезона» стал поиск костюма в Юникло. Здесь тоже ждала засада. С одной стороны, были костюмы XL, ощутимо тесные мне. С другой стороны, были костюмы 4XL (в которых я был бы похож на Пьеро). Поинтересовался у продавца: а где всё, что между ними? Получил ответ: 2XL доступен только при онлайн-заказе, примерно через неделю его могут привезти (а через неделю он был мне уже не нужен). 3XL теоретически бывает в магазине, но сейчас его нет и в ближайшие дни не будет. Что ж, впереди было еще 4 дня на поиски, и я решил, что успею что-нибудь придумать. Вышел из магазина и направился на Акихабара.

На Акихабара меня интересовала в первую очередь сувенирная продукция, в частности, фигурки героев из аниме Hikaru no Go. Плюс хотел глянуть электронику. Тем более, что знал, куда идти: еще четырьмя годами ранее Yodobashi-Akiba оказался единственным магазином, где мне удалось найти переходник на японскую розетку. Догадываюсь, что это не единственное место, где в принципе есть переходники, но «самая короткая дорога – та, которую знаешь».

22-3

Yodobashi-Akiba – огромный магазин электроники и бытовой техники на Акихабара

С электроникой оказалось ожидаемо. Даже несмотря на достаточно дорогую иену (на момент поездки 100 иен стоили около 60 рублей), цены на телефоны, плейеры и тому подобное оказались раза в полтора ниже, чем во Владивостоке. Посмотрел, поприценялся, пошел дальше.

А дальше была типичная Акихабара. Много народа. Много магазинов. Девочки с кошачьими ушками. Парни с рекламными листовками. Электроника, диски, фильмы, игры, товары для косплейеров, фигурки. Не было только того, что я искал: всё было завалено фигурками героев Ван Пис, Наруто и еще чем-то подобным. При вопросе о Хикару но Го продавцы слегка удивлялись и говорили, что уже давно не было. Значит, и тут облом.

В Нихон Ки-ин за сувенирами уже не поехал: решил, что на следующий день все равно буду там. Да и дело уже шло к вечеру. Поэтому счел день завершенным и направился в гостиницу.

22-4

Вечерняя Асакуса

23 августа. Третий день занятий

Утро началось с сюрприза: ночью телефон зачуял волю в виде вайфая и решил порадовать меня обновлениями. Однако в плане памяти, да и железа в целом, обновлениям оказалось тесновато. Но в общем телефон еще оставался в рабочем состоянии, поэтому я решил, что разбираться с ним буду позже.

Занятия с утра и до обеда в этот день были посвящены решению цумего – задач на жизнь и смерть групп. Если в первые дни нам рассказывали про начало игры, про общую стратегию, то жизнь и смерть – это в основном середина игры (тюбан), это тактика боя.

23-1

Одна из распечаток с задачами

После обеда начались обучающие игры с про. Они были организованы следующим образом: участнику вручалось то или иное количество билетов, в зависимости от выбранного тарифа (GOLD – 5, SILVER – 3, STANDARD вроде бесплатных игр с про не давал). После каждой законченной игры Мори-сан забирала у участника один билет. После израсходования билетов все равно можно было получить обучающую партию, но уже за отдельную плату.

Однако на данный момент билеты были еще у многих, а про было всего двое, и каждый из них играл сеанс с пятью участниками. Поэтому претенденты на игру стали тянуть жребий: палочка с красным концом – игра, неокрашенная – свободен. Мне досталась неокрашенная. Я воспользовался возможностью отдохнуть и понаблюдать за чужими играми.

23-2

Начало сеанса одновременной игры с про

Через некоторое время ко мне подошел Урасоэ-сан и предложил сыграть с другим участником, вытянувшим белую палочку. «Везунчиком» оказался Юта, японский школьник лет пятнадцати-шестнадцати. По японским меркам – 1 кю, близкий по силе противник.

Игра развивалась по одному из характерных для меня сценариев. Сначала я сделал несколько ходов на противоположных сторонах доски. На третьей стороне я лишился территории, но взамен получил стенку, давшую хорошее влияние на центр. Юта оценил ситуацию и попытался вторгнуться в мою зону – ему надо было срочно гасить это влияние, иначе его шансы на победу буквально таяли. Вторгшаяся группа моментально попала под жесткую атаку и, в конце концов, была обречена. Моя победа была почти гарантирована. Но…

Я периодически вспоминаю старый вестерн «Великолепная семерка» (ремейк «Семи самураев» Куросавы). А точнее – один диалог из этого фильма:

— Одного не могу понять: как такие люди, как вы, могли связаться с этими крестьянами?

— У меня был знакомый в Эль-Пасо. Однажды он снял штаны и прыгнул в заросли кактусов. Он сказал, зачем он это сделал.

— Правда?! И что же он сказал?

— Он сказал, что это показалось ему хорошей идеей.

Так вот, у меня возникла хорошая идея. Я заметил у противника еще одну группу, которая выглядела не очень живой, и нацелился на нее. Да, жадность – грех, и в го она часто бывает наказуема. Но в тот момент я не расценивал это как жадность. Я просто смотрел на эту группу как на милый сувенир и решил забрать ее.

Тем не менее, это оказалось именно жадностью. Противник стал сопротивляться и разрезал мои камни. Обреченная группа получила шанс на жизнь. А я вместо спокойной, надежной победы получил семеай – дикую гонку, в которой две группы наперегонки пытаются убить друг друга. И выживает из них, как правило, только одна. В данном случае от этих двух групп зависела судьба партии. Мы оба изощрялись как могли, вбрасывая камни с целью дополнительно ослабить противника. Юте не хватило буквально одного хода.

Моим следующим противником был Кен, парень лет двадцати из Германии. Он тоже играл на моем уровне или чуть слабее. Поскольку в предыдущей партии я сумел выкрутиться, то обнаглел и полез в зону противника (хорошая идея же). Однако на сей раз я понес заслуженное наказание и проиграл.

После этого я собрался и поехал в гостиницу. Добрался примерно в 18.30 – ни то, ни сё. Решил сделать еще один рейс и поехал на Иидабаси, в The Suit Company.

Добравшись до Иидабаси, неожиданно столкнулся с проблемой. Оказалось мало добраться до нужной станции – надо было еще найти нужный выход. На Иидабаси сходятся 4 ветки (3 ветки метро плюс JR), и я основательно заплутал, что вообще со мной бывает нечасто. Проблема усугублялась тремя факторами: 1) в первый раз я был с провожатыми, теперь – один; 2) в прошлый раз приезжал засветло, теперь уже было откровенно темно, и узнать пейзаж было гораздо сложнее; 3) на сей раз я попал в час пик, шли толпы народа, поэтому остановиться и спокойно подумать было проблематично. В результате, вместо нужного выхода я попал на платформу JR. Когда сообразил, что другого выхода с платформы нет, столкнулся с новой проблемой: турникет не хотел меня выпускать. Подошел к дежурному, объяснил ему ситуацию. Он взял у меня проездную карту, приложил к компьютеру и убедился, что я только что прошел на платформу. После этого он меня выпустил и примерно показал, куда идти.

Через пару минут я вышел на поверхность, нарезал там еще пару кругов и добрался до магазина. По иронии, костюмов моего размера там не оказалось. Примерно час времени потрачен, а результат нулевой. Немного подумав, вспомнил, что Кинокуния работает до 21 ч, и отправился на Синдзюку (тем более, это всего 3 станции с одной пересадкой).

Добравшись до магазина, поднялся на 2 этаж, в отдел художественной литературы – от друзей поступила наводка, что там есть манга и бывают тематические фигурки. Правда, ни того, ни другого (из того, что искал) я там не встретил, но уходить с пустыми руками не спешил. Хотелось найти что-нибудь интересное, в противовес физике. Искал довольно долго, в итоге наткнулся на раздел русской литературы, а там – на Булгакова. Грех было не купить одну из любимых книг.

Exif_JPEG_420

«Мастер и Маргарита» – теперь и на японском

Когда прибыл в гостиницу, было уже довольно поздно – около 21.30. С учетом разницы во времени, друзей теребить не стал, умылся и лег спать.

24 августа. Четвертый день занятий

В этот день лекцию нам читал Антти Тёрмянен – молодой финн, энергичный и позитивный. В прошлом инсэй (претендент на сдачу профессионального экзамена, обучающийся в Нихон Ки-ин), он в 2015 году прошел экзамен и стал про.

24-1

Лекция Антти Тёрмянена

Темой лекции было ёсэ – заключительная стадия игры, одновременно простая и сложная. Особенность ёсэ в том, что позиции обоих игроков уже в целом определены, и значительных изменений не предвидится, поэтому можно максимально точно вычислить стоимость каждого хода в очках. Сложность же заключается в том, чтобы всё время играть максимально ценные ходы, удерживая инициативу и не давая противнику перехватить ее. Очень часто именно эта стадия определяет конечный результат (и может даже в корне изменить его).

Антти взял быка за рога и полез в дебри математики. Он рассказывал о том, что практически у каждого хода могут быть различные продолжения, а у тех – свои продолжения, и каждое из них имеет свою стоимость. Получается этакое дерево вариантов, в котором каждая «веточка» дает свой вклад. Поэтому фактическая стоимость хода очень часто бывает дробная – например, не 2 очка, а 11/6.

Часть игроков уже была подкована в этом направлении (в том числе благодаря книге по данной теме, все того же Антти Тёрмянена) и восприняла это нормально. Однако для многих участников данный тезис оказался новым и даже несколько неожиданным. Антти довольно откровенно развлекался, глядя на вытянувшиеся физиономии последних.

После обеда были обучающие игры с про. Наконец-то настал и мой черед. Сеанс против нас играл Мидзума Тосифуми, 7 дан.

24-2

Мидзума-сэнсэй ведет обучающий сеанс

Я решил попробовать играть с про на различной форе, постепенно уменьшая ее и глядя на результаты. С Мидзума-сэнсэем я играл на форе в 6 камней и «выиграл» 2 очка. Кавычки не случайны. Дело в том, что в процессе игры меня не отпускало очень специфическое ощущение.

Есть такое развлечение у кузнецов. В пневматический молот с массой падающих частей под 100 кг ставят на торец открытый спичечный коробок – и легким нажатием педали закрывают его, не повредив. При том, что при более сильном нажатии педали тот же молот без проблем сплющивает стальной пруток в палец толщиной.

То же самое было и здесь. Мидзума-сэнсэй, играя против форы на нескольких досках одновременно, просто свел счет к примерно равному (профессионалу лишнего не надо) и позволил мне взять эти два очка.

После игры я снова поехал на Акихабара – на этот раз более прицельно, узнав адреса наиболее перспективных магазинов. И снова зря: насколько я понял, незадолго до этого вышли новые серии One Piece и Dragon Ball Z, и всё было завалено сувениркой по ним. Ничего интересного для меня найти не удалось.

Вечером, когда я вернулся в гостиницу, меня занимали два вопроса. Во-первых, днем нам было сказано, что во вторник, 27 августа, мы все поедем на розыгрыш титула Мэйдзин – одного из самых почетных и старейших в японском го. Все участники Летнего лагеря при этом должны были иметь официальный или хотя бы полуофициальный вид. Так что вопрос с костюмом вставал все острее.

Во-вторых, телефон после самовольного обновления вел себя все более странно. Видимо, сказались сделанные за пару дней фотографии, и памяти оказалось недостаточно. В частности, перестала работать русская раскладка клавиатуры. Я вкратце описал друзьям ситуацию транслитом и обещал выйти на связь, как только разберусь с проблемой.

Остатки вечера ушли на поиски информации о магазинах одежды (благо, помимо телефона, у меня с собой был планшет) и на попытки реанимировать телефон.

25 августа. Пятый день занятий

Утро было непривычно долгим. Занятия – видимо, по случаю воскресенья – начинались не в 10.00, а в 13.30. Интересующие меня магазины должны были открыться в 10.00. Поэтому после завтрака я сидел в номере и неспешно разбирался с телефоном. Примерно в 9.30 решил, что пора, собрался и пошел на метро. Накануне, копаясь в интернете и разбираясь с картами, я приметил перспективный магазин – Sakazen. Он был как раз в районе известной мне станции Хигаси-Нихонбаси, где я обычно делал пересадку, и я решил начать именно с него.

На асфальте были лужи – ночью прошел неплохой дождь. Тем не менее, за утро тучи растащило, и уже начинало припекать. Сверяясь с картой, дошел от станции до магазина. Однако на двери меня ждал сюрприз: объявление о том, что магазин закрыт на ремонт. Впрочем, там же было написано, что через пару кварталов находится другой филиал магазина, и он открыт. Я направился туда.

Магазин мне понравился. Во-первых, там работал кондиционер – мне к тому моменту уже было жарко на улице. Во-вторых, цены были вполне умеренные – порядка 30 тысяч иен за костюм. И в третьих – были размеры, похожие на нужный мне. С минуту посмотрев по сторонам, я направился к продавцу, который наблюдал за мной.

Говорил ли продавец по-английски? Даже не знаю. Но, когда я обратился к нему по-японски, он заметно оживился и стал быстро говорить на родном языке. Его скорость изрядно льстила моим реальным возможностям, я понимал примерно половину из того, что он говорил. Тем не менее, я решил принять вызов и продолжить беседу в том же темпе.

Ситуация в целом напоминала какой-то странный ситком. В довершение всего я обнаружил, что не помню, как по-японски называются брюки. Размышляя об этом, я в фоновом режиме продолжал разговор, и вдруг в речи продавца промелькнуло что-то похожее на «дзубон». Ах да, точно, дзубон. С этого момента разговор стал более предметным.

Примерив несколько костюмов и приблизительно поняв мнение продавца, насколько они мне подходят, я выбрал один из них. Он даже приемлемо сидел на мне. Продавец сказал, что в течение трех дней его могут подогнать. Но, к сожалению, трех дней у меня уже не было. Поэтому я просто отдал 27 тысяч иен и, в целом довольный, повез покупку в гостиницу.

25-1

Мой трофей в фирменном чехле

Темой послеобеденной лекции снова был тюбан – средняя часть игры. Тюбан – это активная и нередко наиболее драматичная часть партии: это рождение новых групп, их развитие и иногда смерть. Это время жесткой борьбы. Лекция была посвящена именно технике борьбы, просчитыванию возможных вариантов.

Читал лекцию Тэраяма Рэй, 5 дан. Кстати говоря: если у любителей система «кю-дан» довольно четко соотносится с силой игры, то у профессионалов (по крайней мере, в Азии) их официальный уровень – это скорее некоторая сумма заслуг (в частности, количество побед в профессиональных играх). Поэтому бывают случаи, когда заслуженный мастер, 9 дан, может проиграть подростку, только недавно ставшему про и имеющему 1 дан.

После лекции снова была учебная игра. Я на сей раз попросил 4 камня форы. Это было забавно: если в партии с Мидзума-сэнсэем я выиграл 2 очка, то Тэраяма-сэнсэю столько же проиграл. Снова 2 очка. И снова ощущение аккуратно закрываемого молотом спичечного коробка.

Вечером, приехав в гостиницу, я закончил начатое дело – привел телефон в более-менее рабочее состояние. Рассказал друзьям свои новости. Еще раз посмотрел перед сном на карты, сохраненные во время поиска магазинов одежды. В окрестностях Юракучо на карте была замечена статуя Годзиллы. Это означало, что без осмотра достопримечательностей я не останусь.

25-2

Этот скриншот помог мне найти статую Годзиллы

26 августа. Шестой день занятий. Находка на карте

Следующим утром занятие вела Кобаяси Чидзу, 6 дан. Кобаяси-сэнсэй известна своей общественной активностью: в частности, она несколько лет прожила в Европе, занимаясь развитием европейского го, а также способствовала обучению нескольких западных игроков в Нихон Ки-ин.

26-1

Занятие у Кобаяси Чидзу

Занятие представляло собой не лекцию, а скорее семинар. Сначала Кобаяси-сэнсэй побеседовала с участниками Лагеря, узнала, кто примерно откуда приехал, рассказала о своей работе по развитию го в западных странах. Затем начался разбор партий. Дело в том, что еще на этапе приема заявок на участие в Летнем лагере нам было предложено прислать записи нескольких своих партий. Теперь Кобаяси-сэнсэй разбирала эти партии, показывая на их примере типичные ошибки, которые совершают игроки-любители.

За обедом я пошел в ближайший комбини. Там мне на глаза попались суши с натто. Раньше я слышал много всяких ужасов про натто, поэтому заинтересовался – что же это за зверь такой. Купил суши, и на мой вкус это оказалось весьма недурно. Впрочем, друзья позже заметили по этому поводу, что специфика натто не столько даже в запахе или вкусе, сколько в клейких нитях, которые тянутся за зернами. И я, столкнувшись с ним в формате суши, избежал этой милой особенности.

Я довольно быстро управился с обедом и в оставшееся до конца перерыва время неторопливо разглядывал карту Токио на предмет интересных мест, которые можно было посетить. И внезапно любопытство было вознаграждено: мне на глаза попалось нечто под названием «Kira Residence Remains».

26-2

Участок карты, на котором я обнаружил остатки резиденции

Я насторожился. Неужели Кира Ёсинака? Неужели та самая резиденция, которую штурмовали 47 ронинов? В этот момент в класс вошел Урасоэ-сан, и я подкатил с этим вопросом к нему. Он посмотрел на кандзи и подтвердил: да, то самое место. Я прикинул по карте расстояние – примерно час ходьбы от моей гостиницы. Грех не наведаться.

Тем временем обед закончился, наступило время обучающих игр. Я снова потянул палочку, и снова она оказалась неокрашенная. Несколько минут я сидел один и прикидывал, как бы добраться до обнаруженного на карте объекта. Потом подошел Мартин, швед лет тридцати, предложил сыграть. Я согласился.

Партия развивалась в целом неплохо для меня, поэтому я обошелся без хороших идей. Ошибся гораздо более прозаично: пожалел тратить ход на защиту, и моя группа погибла. Тем не менее, нам обоим партия понравилась – интрига сохранялась почти до самого конца. После обсуждения партии я заметил, что народ уже тоже доигрывает и потихоньку расходится, и направился в сторону метро.

В вагоне я продолжил изучать карту и схему метро. И сделал еще одно небольшое, но приятное открытие: нужная мне станция – Морисита – была на линии Синдзюку, т. е. я мог ехать прямо без пересадок. Выйдя на нужной станции, пошел пешком, ориентируясь по границам кварталов и указанным на карте светофорам. Разок ошибся дорогой, но не направлением – просто вышел на параллельную улицу. И в результате оказался даже ближе к цели. Наконец, свернув с крупной дороги в узенький переулок, я понял, что пришел.

26-3

Увы, на карте всё указано правильно – это именно остатки резиденции…

26-4

…но вблизи очень атмосферно…

26-5

…особенно во дворике

26-6

Интерьер слева от входа

26-7

Вид влево-вперед от входа

26-8

Деревянная статуя хозяина, неудачно поиздевавшегося над Асано Наганори

26-9

Тематическая гравюра Хокусая с комментариями (на стене, правее статуи)

На ознакомление с резиденцией у меня ушло примерно 10 минут (но субъективно казалось, что гораздо больше). Наконец, я снова вышел к дороге и задумался, в какую сторону направиться. Решил, что идти назад – путь, недостойный самурая. Пошел вперед, к «родной» линии Асакуса. А затем решил прогуляться прямо до гостиницы.

26-10

Перед мостом через реку Сумида – вид чуть левее моста (примерно на запад)

26-11

Вид с того же моста в сторону Асакуса (примерно на север)

Заглянув по пути в несколько магазинов, дошел до гостиницы. Умылся, рассказал друзьям про свой вояж, стал понемногу готовиться ко сну. Но история сорока семи ронинов не шла из головы, и я решил почитать про нее чуть подробнее. Оказалось, что могилы и самого Асано Наганори, и его верных воинов находятся на юго-западе Токио, в храме Сэнгакудзи. А сам храм находится на одноименной станции метро, на ветке Асакуса – т. е. я мог доехать до него от гостиницы даже без пересадок.

Складывалась занятная ситуация: побывав там, где началась история с местью Ако, я как будто получал ненавязчивое предложение увидеть и ее конец. Что ж, это судьба.

27 августа. Матч за титул

На следующий день было намечено то самое мероприятие, для которого мне понадобился костюм. Еще раз хорошо посмотрев и подумав, решил все-таки обойтись без пиджака. Выбрал однотонную рубашку, подвернул и прихватил брюки – в магазине продавец заботливо обозначил нужную длину зажимами, а иголки с нитками у меня были с собой.

Параллельно общался с друзьями. Фотографии, которые они мне прислали, вызывали легкий шок: реки вместо улиц, плавающие автомобили, затопленные магазины и тому подобное. В то время, как в Токио стояла жара, Владивосток после циклонов страдал от избытка воды.

Само мероприятие с нашим участием должно было начаться в 12.30. Встреча участников была назначена на 11.45 в холле Нихон Ки-ин. Я прибыл за пару минут до назначенного срока. Дождавшись последних участников, мы пошли на метро. До Эдогавабаси (пара станций от Ичигая) добрались без приключений. Поскольку времени было с запасом, то успели зайти в кафе и пообедать. Затем выдвинулись в сторону отеля, где проходил матч.

Chinzanso – пятизвездочный отель, и его окружает весьма внушительный парк. По дороге и туда, и обратно я был рад, что иду не один. Извилистые тропинки, откосы, ручейки… Не то чтобы я прямо боялся заблудиться, но в одиночку там наверняка пришлось бы поплутать.

Вся наша процессия разбилась на несколько небольших групп, которые шли цепочкой, друг за другом. Мы шли втроем: Мори-сан, Диана (девушка из Москвы) и я. Неожиданно перед нами пролетел красивый черный махаон с зеленоватым отливом. Диана удивилась и спросила, кто это – ей раньше не приходилось видеть подобных насекомых. Мори-сан ответила:

Агеха.

Так я узнал японское название махаона. Английского названия я не знал, поэтому назвал его по-русски. Мы стали сравнивать названия различных насекомых на трех языках – японском, английском и русском, и вдруг Мори-сан попросила напомнить, как по-английски называется хотару.

Вопрос был довольно неожиданный. Сначала я подумал, что это мотылек, но и Диана, и я сам почти одновременно отмели этот вариант. И вдруг меня осенило:

— А, firefly! – и, повернувшись к Диане, я добавил по-русски:

— Это же светлячок! «Могила светлячков» же в оригинале – Хотару-но хака!

Мори-сан услышала знакомое название и удивилась. Оказывается, она имела в виду именно это аниме и хотела спросить, знаем ли мы его. Тогда мы с Дианой подтвердили ей, что продукцию студии Ghibli у нас в стране знают и любят.

Тем временем мы подошли к отелю.

27-1

Вход в отель Chinzanso

Внутри отель впечатлял, как и снаружи. Просторные помещения, отделка – в том числе натуральный камень. Местами – имитация под европейскую старину. Огромные окна с цельными стеклами, причем временами сложно было понять, есть там стекло или нет.

27-2

Вид на парк изнутри отеля. Одно из тех мест, где я засомневался в наличии стекла

Отвлекусь и расскажу о самом событии, ради которого мы приехали. В этот день начиналась первая партия розыгрыша титула Мэйдзин – одного из старейших и наиболее почетных в японском го. Кстати, Кавабата Ясунари назвал свой знаменитый роман именно «Мэйдзин», а не «Мастер игры в го», как его ужасно нарекли в русском переводе. Да, мэйдзин – это в дословном переводе действительно мастер («человек с именем»), но в данном случае это еще и титул, и отсылка к корням этого титула и вообще к описываемым событиям. Это именно та причина, по которой японские термины часто не переводят: при переводе почти неизбежно теряется часть смысловых слоев.

В современном варианте розыгрыш титула Мэйдзин представляет собой серию партий до четырех побед (т. е., как правило, в сумме не более семи игр). Каждому игроку дается 8 часов основного времени, поэтому одна партия растягивается на два дня. Это породило своеобразную церемонию с запечатыванием хода. Дело в том, что опытный игрок способен воспроизвести игру по памяти. Поэтому в конце первого игрового дня, после сигнала судей, один из игроков не ставит камень на доску, а записывает ход на листе бумаги. Затем этот лист кладут в конверт и запечатывают печатями судей и самого игрока. Таким образом, один игрок обязан сделать именно записанный ход. Другой не знает наверняка, какой именно ход был записан. В результате, ни один из них не получает дополнительного преимущества при обдумывании игры.

Держателем титула в 2019 году был Чо У – один из выдающихся игроков своего поколения (около сорока лет). Претендентом был Сибано Торамару – одна из восходящих звезд японского го (на тот момент – 19 лет). Через некоторое время после того, как мы приехали, игроки ушли на обед, и нас пустили в игровую комнату.

27-3

В игровой комнате

Нам позволили сделать несколько фотографий. Затем, поскольку уже ожидалось возвращение игроков, нас убедительно попросили выключить и убрать телефоны и стали рассаживать около входа. Мне досталось «скромное» место в самом центре.

27-4 (Nihon Ki-in)

Участники Летнего лагеря в ожидании игроков. © Nihon Ki-in, 2019
Фото использовано с любезного разрешения Нихон Ки-ин

Сидели мы, разумеется, как положено – в сэйдза. Ах, эта милая сэйдза. Через 5 минут ноги у нас закономерно стали затекать, а уважаемые игроки все еще не шли. Еще через 5 минут я сказал своим соседям, что выходить мы будем на руках. Они засмеялись и ответили, что очень похоже на то. Вскоре мы заметили движение в коридоре.

Первым вошел Чо У – действующий Мэйдзин. Уселся поудобнее, тоже в сэйдза. Затем вошла девушка в кимоно, поставила ему кружку и термос с чаем и вышла. Затем зашел Сибано, занял свое место. Снова вошла девушка, поставила ему чай. После этого стали работать фотографы (я при этом держал лицо как мог). Наконец, нам подали знак, и мы стали тихо выходить из комнаты на подкашивающихся ногах.

В другой комнате мы забрали свои вещи и обувь, привели себя в порядок. После этого нас проводили в зал. В зале проходили «встречи доброй воли» с японскими любителями, приехавшими на розыгрыш титула – и для них, и для нас это было одним из пунктов программы мероприятия. Выглядело это примерно так: у каждого из участников Лагеря был свой стол, и японские любители могли подходить и выбирать интересного для себя противника.

Я все три партии довольно ожидаемо проиграл. Игры шли на равных, а мои противники были от 4 до 6 дана по японским меркам – т. е. как минимум на пару камней сильнее меня. Тем не менее, в целом партии были интересные. Кроме того, в процессе удалось немного пообщаться и попрактиковаться в языке, а парень, с которым я играл последнюю партию – 6 дан – даже немного разобрал игру, показав мои основные ошибки.

Наконец, мероприятие закончилось. Мы вышли к станции, и я задумался, в какую сторону ехать. Эдогавабаси – это линия Юракучо, поэтому напрашивалось запланированное ранее посещение статуи Годзиллы. В вагоне я довольно неожиданно для себя столкнулся с Адамом и Дианой – как оказалось, они оба жили где-то на юго-востоке Токио. Мы разговорились, я рассказал о цели своей поездки. Оказалось, что Адам знает эту статую. Он предупредил меня, что она не очень большая – метра 4 высотой. Чтобы не обрывать беседу на полуслове, я проехал на одну станцию дальше, чем планировал – до Гиндза-итчомэ.

Когда я вышел из метро, было уже довольно темно. И в метро, и на улицах было полно народа. Со станцией я чуть прогадал: Гиндза-итчомэ находится к востоку от Юракучо, а Годзилла – фактически на Хибия, т. е. скорее к юго-западу. Ничего страшного, зато прогулялся. Смотрел на вывески, на расположение светофоров, сверялся с картой – и, в конце концов, вышел к цели.

27-5

Само место, кстати, носит весьма подобающее название – Godzilla Square

27-6

Вот он, красавец

27-7

Похоже, этот хвост имеет свою голову

27-8

«Человек должен жить с Годзиллой»

На этом я посчитал дневную программу выполненной, дошел до метро и поехал в гостиницу. Там в ходе общения с друзьями всплыла информация, что еще одна статуя Годзиллы (или как минимум голова Годзиллы) есть где-то в районе Синдзюку. Но ее мне в дальнейшем посетить так и не удалось.

28 августа (утро, обед). Седьмой день занятий

Утро началось с обучающих сеансов с про. Нас почтили своим присутствием двое знаменитых игроков – Исида Ёсио и Такэмия Масаки. Они оба относятся к сильнейшим и наиболее ярким игрокам 1970-1980-х годов, оба – ученики легендарного Китани Минору (кстати, именно Китани выведен в романе «Мэйдзин» под именем «господина Отакэ»). Их обоих уже потеснили более молодые игроки, но и Исида, и Такэмия остаются популярными у поклонников, часто комментируют матчи – в частности, Исида уже был упомянут мной среди комментаторов матча по парному го. С Исида-сэнсэем я уже встречался раньше – на Летнем лагере 2015 года, и даже получил от него автограф.

28-1-1

С Исида-сэнсэем и полученным от него автографом (фото 2015 года)

Поэтому Такэмия-сэнсэй в данный момент интересовал меня гораздо больше (с довольно корыстной точки зрения). Впрочем, оба патриарха пока были вне моей досягаемости – они играли сеансы с «золотыми» участниками Летнего лагеря.

Я был «серебряным» участником, поэтому попал на учебную игру к мастеру поскромнее – Нобута Сигэхито, 6 дан. Нобута-сэнсэй тоже был уже в годах. Я никогда раньше о нем не слышал. Но, как я потом узнал, он даже ведет свой сайт для японских любителей го.

Верный своей задумке, я снова уменьшил фору – до 2 камней. Позже некоторые друзья говорили, что я поступал неправильно: для игрока моего уровня даже 6 камней – слишком маленькая фора против про, поэтому 2 камня можно расценивать как крайнюю самонадеянность. Кроме того, игра против большой форы заставляет профессионала действовать максимально изощренно, поэтому стоило все же взять большую фору. Но с другой стороны, игра без форы или на малой форе полнее демонстрирует стиль игры конкретного игрока. Поэтому лучше было сделать и жалеть, чем не сделать и жалеть.

Нобута-сэнсэй – надо отдать ему должное – продемонстрировал мне стиль. Выбираемые им варианты были не то чтобы экзотическими, но и не самыми распространенными. И еще: он не стал ни выводить счет в близкий к равному, ни пытаться ободрать меня до последнего очка. Просто играл спокойно, без напряжения. И выиграл меня очков на 40 (для любителя средней силы это много, для профессионала – разгром). В подобных проигрышах, с точки зрения обучения, есть свой плюс: такая игра предельно четко выявляет ошибки и показывает, как такие ошибки наказываются. После игры, как и в предыдущих случаях, был разбор – Нобута-сэнсэй показал мои ошибки и различные варианты, как их можно было избежать. Таким образом, я получил все три учебных партии, которые мне полагались.

Время уже приближалось к обеду, другие сеансы тоже заканчивались. Я заметил, что Такэмия-сэнсэй закончил игры и общается с участниками Лагеря. Это был момент, которого я ждал. Быстро спустившись на 2 этаж, я одолжил в магазине ручку-кисть. Затем вернулся в класс и, дождавшись своей очереди, подошел к сэнсэю.

28-1-2

С Такэмия-сэнсэем и свежеполученным автографом

Надпись на веере гласит: «космический стиль». Конечно. Ведь это – именно то, чем знаменит Такэмия: сначала он ставит камни (как будто ничем не связанные) в разных концах доски, затем превращает их в единое построение и, дождавшись вторжения противника, завязывает решающий бой. Такие партии, конечно, не всегда заканчиваются победой, но практически всегда они очень зрелищны. В жизни Такэмия-сэнсэй, несмотря на солидный возраст, весьма активен: комментирует партии, охотно общается с поклонниками (особенно с девушками), хорошо танцует. Вместе с Кобаяси Чидзу занимался развитием го в Европе. Очень позитивный человек.

В обед я заметил на стене в коридоре плакат Мэйдзинсэн – розыгрыша титула. И убедился, что это самое сэн – тот же иероглиф, что и татакай. То есть, что для нас – розыгрыш, то для японцев – борьба. Что ж, вполне справедливо.

28-1-3

Плакат розыгрыша титула

После обеда была лекция Исида-сэнсэя. Впрочем, не совсем лекция: это был разбор той партии за титул, которую продолжали играть Чо У и Сибано Торамару. Поскольку разбор проводился буквально по ходу игры (а игроки ходили медленно, тщательно обдумывая ходы), то Исида-сэнсэй подробно рассказывал причины того или иного хода, рассматривал альтернативные варианты.

Спокойно послушать лекцию оказалось проблематично: среди участников Лагеря были пятеро китайских детей в возрасте 7-10 лет, у которых практически не закрывались рты. При этом их громкость была средней или выше средней. Рядом со мной сидел крупный флегматичный товарищ – то ли швейцарец, то ли француз. Но, несмотря на всю его флегму, эти спиногрызы достали даже его. Он шикнул на них, и они замолчали. Секунд на двадцать. Потом всё продолжилось как ни в чем не бывало.

Лекция закончилась примерно в 16 часов. Я доехал до Бакуроёкояма и, как обычно, перешел на линию Асакуса. Почти как обычно. Поехал в противоположную сторону – к Сэнгакудзи.

28 августа (после занятий). Сэнгакудзи

До нужной станции я доехал примерно в 16.30. И сразу же убедился, что храм Сэнгакудзи весьма популярен: указатели дороги к нему начинались прямо на платформе метро. Ошибиться было практически невозможно. Да и дорога оказалась нехитрой: вышел со станции, повернул направо, прошел около 100 метров и оказался у ворот храма. Храм со всех сторон плотно окружен городской застройкой – этакий кусочек живой истории в объятиях мегаполиса.

28-2-1

Внешние ворота храма Сэнгакудзи

28-2-2

Стенд около внешних ворот

28-2-3

Вид на внутренние ворота храма

28-2-4

План храма, справа перед внутренними воротами

28-2-5

Бронзовая статуя Оиси Кураноскэ (между планом храма и внутренними воротами)

От внутренних ворот прямо идет дорога к главному помещению храма, куда посетителей не пускают. Дорога к могилам ронинов шла сразу налево за внутренними воротами.

28-2-6

Главное помещение храма

28-2-7

Всё аккуратно, всё подписано

28-2-8

Могилы ронинов – прямо по курсу. Справа по дороге к ним – тоже интересные объекты

28-2-9

По преданию, это сливовое дерево было подарено вдовой Асано Наганори монаху, который следил за могилами

28-2-10

Считается, что это те самые камень и сливовое дерево, на которые попала кровь Асано Наганори после сэппуку

За этими деревьями находится музей, в котором, в частности, есть деревянные статуи всех сорока семи ронинов. К сожалению, было уже поздновато, и музей оказался закрыт. Дальше по курсу находится колодец с весьма характерным названием Кубиарай («головомой») – в нем была отмыта от крови голова Кира перед тем, как воины положили ее на могилу Асано Наганори и доложили своему господину, что его смерть отомщена.

Вероятно, именно с близостью колодца связано обилие комаров в этом месте. И, вероятно, комары как-то чувствуют, что история этого места связана с кровью. Потому что за каких-то 5 минут, пока я делал фотографии, эти бестии меня буквально изгрызли.

28-2-11

Кубиарай (внизу слева, накрыт сеткой)

28-2-12

Проход к месту захоронения. Изначально это были ворота резиденции Асано, но в эпоху Мэйдзи их перенесли на нынешнее место, в храм

28-2-13

Вид от входа

28-2-14

Могила самого Асано Наганори в тот момент была на реставрации

28-2-15

Могила вдовы Асано Наганори

28-2-16

План захоронения

28-2-17

Общий вид захоронения

28-2-18

Могила Оиси Чикара

28-2-19

Могила Оиси Кураноскэ

Осмотрев место в целом и сделав несколько фотографий, я стоял и размышлял обо всей этой истории. В это время появились две японцев – немолодая семейная пара, явно с намерением поклониться могилам и помолиться. Я не стал мешать людям и тихо пошел к выходу.

На подходе ко внутренним воротам я увидел стенд с историей храма, который был справа от входа (и, соответственно, раньше остался у меня за спиной). Неплохое напоминание о том, что смотреть надо внимательно, а не пролетать мимо – чтобы не пропустить что-нибудь интересное.

28-2-20

Стенд с историей храма

Таким образом, экскурс в историю эпохи Эдо в рамках данной поездки можно было считать завершенным. Я спустился на метро и поехал в гостиницу.

29 августа. Последний день Летнего лагеря

Лагерь уже подходил к концу. Поэтому нас не стали грузить лекциями, а устроили взамен этакое учебно-развлекательное мероприятие. Самый сильный игрок из участников Лагеря (это был 3 дан из Германии – если не ошибаюсь, его звали Михаэль) должен был играть на 3 камнях форы с девушкой-про (к сожалению, не помню ее имени – что-то китайское). Чтобы дополнительно уравнять шансы, был установлен разный контроль времени: у Михаэля – 1 час, у девушки-про – 20 минут. В обоих случаях – абсолют, т. е. никакого дополнительного времени.

Около демонстрационной доски стоял еще один про – Митани Тэцуя, 7 дан. Урасоэ-сан ассистировал ему. Они наблюдали за партией и сразу же, по ходу дела, разбирали ее на демонстрационной доске и комментировали решения, принимаемые игроками. Михаэль сидел спиной к демо-доске, поэтому не мог видеть разбираемых на ней вариантов – он мог только слышать ненавязчивые шутки комментаторов и смех остальных участников.

29-1

Митани-сэнсэй комментирует партию

Партия закончилась победой девушки-про. Комментаторы еще до игры сказали, что «она любит убивать». Так и получилось: у Михаэля погибла группа.

После обеда был еще один обучающий сеанс. Кто-то играл с про, кто-то – просто с другими участниками.

В 16.30 началась церемония закрытия Летнего лагеря. Организаторы дарили памятные подарки, участники благодарили организаторов за мероприятие.

29-2

Урасоэ-сан вручает подарки участникам Лагеря

После завершения мероприятия я поехал в гостиницу. В целом, моя программа уже была выполнена по всем намеченным пунктам, а найти и успеть посетить еще что-то интересное было почти нереально. Поэтому я вспомнил, о чем раньше говорила девушка-администратор в гостинице: что можно взять ключ и выйти на крышу. Я решил воспользоваться этим предложением и сделать еще несколько фотографий.

По периметру крыши оказалось ограждение полутораметровой высоты, сваренное из труб. Оно несколько портило вид, зато гарантировало безопасность. Впрочем, фотографировать ограждение особо не мешало.

29-3

Вид с крыши на башню Skytree (примерно северо-восток)

29-4

Вид с крыши на юго-восток

Вернув ключ от крыши, я поднялся в номер, пообщался с друзьями, завершил начатую ранее упаковку багажа и лег спать.

30 августа. Возвращение домой

Утром встал, как обычно, рано. Завтракал без спешки. Куда торопиться? Вещи собраны, а полюбоваться этим видом в ближайшее время уже не доведется. Закончив, сказал работникам этой мини-столовой, что возвращаюсь, поблагодарил их за эти полторы недели – они улыбнулись и пожелали мне счастливого пути. Спустился, сдал ключ и вышел на метро.

Поезд до Нарита проходил через Асакуса примерно в 9.20. Людей было не очень много, но многие с большими сумками, поэтому я постарался встать в стороне от основного прохода. По дороге мое внимание привлекли поля из солнечных батарей в районе Чиба-Ньютаун. Очень много солнечных батарей. Фотографировать не стал, так как пришлось бы проталкиваться через людей.

Поезд шел почти ровно один час. Прибыл в аэропорт, добрался до стоек регистрации. Вылет был запланирован на 12.55 по токийскому времени, и до начала регистрации оставалось несколько минут.

Прошел регистрацию в числе первых, сдал багаж, отправился по магазинам. И, конечно же, увидел шоколад KitKat с самыми различными начинками.

30-1

Как можно не привезти из Японии тамошний KitKat?

Набрал несколько коробок KitKat, всякого-разного – с зеленым чаем (разумеется), со сливовым вином и других. Среди других был, в частности, вариант с васаби. Насчет последнего я пояснил продавщице, что «томодачи-о биккури сасэтай» (хочу осюрпризить друзей). Продавщица засмеялась, покачала головой и сказала, что он острый. Однако шоколад впоследствии оказался не слишком острым. А друзья – люди опытные и к чрезмерным удивлениям не склонные, так что KitKat с васаби ушел на «ура».

Я сидел в зале ожидания, в районе девяностых выходов – туда должны были подать мой рейс. За окном начинался приличный дождь. По стоящему в зале телевизору передавали прогноз погоды: диктор показывал на карте, что с Кюсю на Токио надвигается циклон. Получалось интересно: пока заливало Владивосток, я был в Японии, а теперь я улетал от токийского циклона домой. Можно сказать, прошел между Сциллой и Харибдой.

Рейс прошел без приключений. На подлете к Кневичам я заметил обширные озёра за аэропортом – последствия недавнего тайфуна. После токийской жары Владивосток встречал приятной прохладой. Впрочем, в самом терминале все равно было душно. На паспортном контроле снова было многолюдно. Вот только ленточек, разгораживающих зал, не было – полустихийные очереди упорядочивались покрикивающими охранниками.

Прошел контроль, дождался своей сумки на багажной ленте. На выходе взял такси и поехал домой. В машине звучало радио, и я поймал себя на мысли, что после полутора недель на смеси английского с японским уже начинаю переводить русскую речь.

Прибыл домой, распаковал багаж, рассказал родным о своих приключениях. Уже появились срочные дела по работе, но отпуск еще не закончился, поэтому я решил отложить их до утра. А пока… пока можно было отдыхать.

Послесловие

Подводя итоги этой поездки, могу отметить несколько моментов.

Во-первых, я посещал Летний лагерь в Нихон Ки-ин дважды – в 2015 и 2019 годах, поэтому могу сравнить их между собой. В 2015 году программа тоже была насыщенной – в частности, мы даже выезжали за пределы Токио. Тогда была возможность выбирать разную продолжительность программы пребывания, а в этот раз были разные «тарифные планы» (по сути, разная насыщенность программы). В каком-то смысле, это одна и та же идея, только по-разному реализованная. И это хорошо: организаторы не дают программе застояться, и мероприятие остается интересным для тех, кто уже посещал Летний лагерь раньше.

Кроме того, в прошлый раз из участников Летнего лагеря по-японски говорили буквально единицы. В этот раз значительная доля участников в той или иной степени владела японским языком. Даже не знаю, с чем это связано – то ли японский язык становится более популярным в мире, то ли большее количество людей из целевой аудитории узнаёт о Летнем лагере, но это остается фактом. Летний лагерь не превращается в двухъязычное мероприятие, основным языком остается английский – но в целом доля прямой коммуникации участников Лагеря с лекторами повышается.

Второй момент, который я хотел отметить, непосредственно связан с японским языком – точнее, с моим уровнем владения им. Так получилось, что в 2015 году у меня за плечами был лишь незаконченный первый курс в Японском центре, в 2019 году – законченные три курса. Таким образом, я могу оценить свой прогресс. В 2015 году я пользовался в основном английским языком и жестами, а на японский язык в моем общении приходилось процентов 10 (хотя для многих бытовых ситуаций хватало и этого). В 2019 году на японский язык у меня приходилось процентов 70 (за вычетом англоязычных занятий, естественно), на английский – процентов 20, и лишь около 10% – на жесты. Да и эпизод с покупкой костюма, несмотря на некоторую анекдотичность, показал, что я вполне могу положиться на свои силы. Спасибо, сэнсэи!

И, наконец, третий момент – он касается чисто туристической части моих поездок. В 2015 году у меня было существенно больше свободного времени – но даже тогда я не смог посетить все места, которые меня интересовали. В 2019 году свободное время у меня было на минимуме, поэтому я даже почти ничего и не планировал. И тем не менее, нашел и смог увидеть весьма интересные места. Конечно, в прошлый раз и языковой барьер имел место – но далеко не всё сводилось к нему.

И это навело меня на одну мысль. Япония не любит суеты. Можно наметить себе длинный список и метаться из одной точки в другую – и ничего толком не увидеть. И наоборот: можно действовать более неторопливо – и узнать что-то неожиданное и интересное.

Это всё, что я мог сказать о своей поездке. Спасибо за внимание, всем удачи.

key403

Похожие записи:

  • ИГРЫ РАЗУМА – ЭТО АЗАРТНО
    апреля, 19, 2013 | Интервью |
    В гостях у Японского центра благодаря гранту японского фонда «One Asia Foundation» и координатору спецкурса ДВФУ «Формирование сообщества Восточной Азии» к.э.н. Т.Д. ХУЗИЯТОВУ побывала Е. Э. ВОЙТИШЕК, доктор ист. наук, зав. кафедрой и отделением востоковедения гуманитарного факультета Новосибирского государственного университета. Елена Эдмундовна занимается изучением традиций интеллектуальных игр в духовной культуре стран Восточной Азии (Китай,
  • Летний вечер в Японии
    января, 16, 2017 | ИсторияЛитература |
    В конце прошлого 2016 года во Владивостоке был завершён и отдан в издательство «Рубеж» перевод путевых заметок английского корабельного врача Джона Тронсона «Плавание в Японию, на Камчатку, к берегам Сибири, Татарии и Китая на борту корабля Её Королевского Величества «Барракуда». Воспоминания Тронсона были изданы в Лондоне в 1859 году, но ни разу не были переведены
  • Новый год в Тоттори
    декабря, 30, 2011 | Побратимы |
    В Японии подарки и предложения руки и сердца делают 25 декабря
    Дыхание приближающегося Нового года в японской префектуре Тоттори в эти декабрьские дни ощущается повсюду. Улицы и
    площади украсили сияющие огнями большие пушистые елки, а в любом помещении, куда бы вы ни зашли, вас встретят наряженные елочки поменьше, с улыбчивым Санта-Клаусом в традиционном коротком красном полушубке
  • Парусный Фестиваль в Нагасаки в июле 2010 г.
    августа, 20, 2010 | Паруса дружбы |
    22 июля в бухту Нагасаки парадным строем вошли красавцы-парусники из Японии, Кореи, России. Под небом голубым, стоя на реях, курсанты приветствовали жителей города Нагасаки. Кадеты с ПУС «Надежда» кричали: «Коннитива, Нихон!», «Коннитива, Нагасаки!», «Коннитива, Фестиваль!». На причале парусники встречали дети: «Добро пожаловать в Нагасаки!», когда спросили 7-летнюю Юну Сэния, участницу приветствия, каковы ее впечатления,
  • Стажировка OJT «ТУРИЗМ» в Японии с 15 по 26 ноября 2011 г. Взгляд с другой стороны
    декабря, 29, 2011 | Ассоциация стажеровТуристические ресурсы, Путешествия |
    Безусловно, специалистам в области туризма интересно то, какой потенциал содержит в себе Япония для организации туров и как там развивается туристический бизнес. Но если взглянуть на Японию глазами туриста, можно увидеть те самые мелочи, которые привлекают людей в эту страну и тем самым стимулируют развитие въездного туризма.

    Две недели в Японии. Две недели улыбок,

Один отклик на “Летний лагерь в Нихон Ки-ин

  1. Виталий

    спасибо, Павел! Интересный рассказ!

Добавить комментарий