ХАНАМИ В СТИЛЕ ДЗЭН

Наконец-то и во Владивосток пришла настоящая весна и в разных уголках города можно наблюдать пышное цветение сакуры, глядя на которое я с нежной грустью вспоминаю совсем недавнее ханами в Японии.

Вагаси_Сайундо_2 Полюбоваться цветением сакуры нам предложила компания «Фрегат-Аэро» в дополнение к стажировке по программе чайной церемонии, организованной при поддержке отдела культуры и международных отношений Префектурального управления Симанэ, которая проходила с 09 апреля по 13 апреля 2012 г. в г. Мацуэ.

По этой программе я стажировалась в 2010 г., но так как ее дополнили новыми достопримечательностями, связанными с искусством чайной церемонии, то я еще раз решила посетить эту одну из красивейших префектур вместе с дочерью. Подробно рассказать обо всех достопримечательностях и впечатлениях в кратком отчете невозможно, поэтому представляю часть своих «заметок на полях», которые касаются чайной церемонии и сервиса, немного истории и общих фактов, но чтобы не повторяться привожу ссылки, где подробно раскрыта информация и немного лирических отступлений.

Прежде чем ехать в Японию, к представленной программе я составила подробный список утвари и предметов, которые необходимо приобрести для чайной церемонии, карты и план мест, которые можно самостоятельно посетить после основной программы. И нисколько об этом не пожалела.

Для тех, кто занимается чайной церемонией апрель – это особое время, когда можно устраивать чайные встречи прямо под цветущей сакурой. В апреле подбирают свитки с хайку о ханами и сакуре; используют: чайные ложечки (тясяку) из дерева сакуры — «Ёсино» (местечко знаменитое сакурой), изготовленная Энсю (Enshu), «Ункин» — мастера Гэнгэнсая, " Рюрёку Како» (красивые пейзажи зеленых холмов и цветущей красной сакуры) — Фумайко и тясяку Гэнсё "Хацу-Дзакура" (первое цветение сакуры) и «Хана но кагэ» (тени цветущей сакуры); коробочки для благовоний таких форм как hanakui-: cho, miyako-dori, dengaku-bako, sakura-gawa, sakura-ushi и контейнер для древесного угля — hana sumitori. 

Корейские впечатления

В Японию мы отправились на пароме «ESTERN DREAM», об этом целый год мечтала моя дочь. Погода была ненастная, и немного качало, поэтому утром все были рады сойти с парома в корейском порту Донхе. Стоянка была продолжительная, поэтому нам предложили совершить экскурсию на автобусе по городу и его окрестностям. После традиционного обеда в семейном кафе мы отправились в горы, наслаждаясь по дороге изумительными пейзажами.

На горных склонах, среди камней и прошлогодней травы вспыхивали яркими пятнами ослепительно-желтые кусты "кэнари" (форзиции), они словно маленькие птички возвещали нам о приходе весны. Но особенно было красиво, когда ажурные ветви изгибались в танце маленьких цветов, любуясь своим отражением на глади реки.

Временами река петляла и бурлила. И как волны горных потоков набегают друг на друга, нахлынули воспоминания, а им вслед — строки поэтов-пейзажистов «озерной школы»:

«Цвет облаков прекрасен, говорят,

Но иногда и он бывает черен.

Чист голос ветра, люди говорят,

Но голос тот нередко замолкает.

И кажется, на свете лишь вода

Всегда прекрасна и всегда струится». (Юн Сон До)

или

«Горы тихие, светлые реки,

Вы — мое достояние ныне …» (Ким Кван Ук)

Такой изумрудно-чистой воды я никогда прежде не видела. То тут, то там откуда-то из под скал пробивались родники, как в стихах Ли Гю Бо «Родник, чуть подернутый рябью лазурной, под сенью замшелой скалы».

В этом безмятежном горном краю, где жизнь подчиняется ритму природы, совершенно близки, стали образы из фильмов Ким Ки Дука, полные буддийской поэтичности и всеохватывающей Пустоты, как например, в моем любимом – «Весна, лето, осень, зима… и снова весна».

Здесь по-настоящему я ощутила вечность мироздания – и свое место в этом мире среди величественных гор, прозрачно-чистых потоков рек и пробуждающейся природы. И при этом охватило странное чувство двойственности: и радость весны, и какая-то невыразимая тоска-сожаление, от которого растворяешься в природе, впитывая всю энергию этого дивного места. И хочется навсегда скрыться «в глуши безлюдных гор». И сердцем понимаешь поэта:

«Здесь нет календаря,- сказал хозяин,-

Здесь не заметен времени полет,

Но изменяет облик свой природа,

И неизменны года времена,

И все, что слышишь ты и созерцаешь,

Все это — мир отшельников святых» (Сон Кан).

Видимо, не зря Долина Мурынг по легенде является местом обитания небожителей. Здесь бесконечно можно любоваться пейзажами бегущей вниз воды, обилием скал и окружающих деревьев и цветов. Полюбовались мы и первозданной красотой природной пещеры Чонгок, пройдя под ее причудливыми сводами со сталактитами более километра.

На обратном пути заехали на 15 минут на Пляж Чхуам, который  является одним из 10–ти в списке самых лучших мест в Южной Корее. Мы быстро поснимали прекрасные прибрежные утесы, маленькие и большие скалистые острова, чистые белые пески и набегающие волны и побежали в автобус мимо деревенских рыболовных лавочек, торгующих сушеными кальмарами и разной снедью. Полагаю, что летом здесь здорово отдыхать всей семьей или с друзьями. Но нам было пора возвращаться в порт на паром – впереди нас ждала Япония! Эта прогулка задала какое-то дзенское настроение для всего нашего путешествия.

Прибытие в Японию: Сакаиминато — Осака

Осакский замок Утром мы прибыли в порт Сакаиминато, где нас ждал гид из «Фрегат-Аэро». Прошли в комфортабельный автобус и отправились в г. Осака вместе с присоединенной к нам группой из 23-х туристов. По дороге с нас собрали деньги за путешествие, но ни квитанций об оплате, ни договора не выдали. В г. Осака посетили его главную достопримечательность  — пятиэтажный самурайский Осакский замок, который еще называют «Замком Хидэёси». Вокруг него — парк Осакадзё-коэн, где можно неспешно полюбоваться сакурой.

В парке у замка Осака Поднялись на высоту 173 метра высотного комплекса «Умеда Скай Билдинг», чтобы полюбоваться закатом. 40-этажный гигант, состоящий из башен-близнецов — символ процветающей и высокотехнологичной Японии. К сожалению, к вечеру еще больше похолодало, усилился ветер, и всё стало заволакивать свинцовыми тучами! Ждать красивого заката и мерзнуть, не было смысла.

А вот если бы нас поселили в гостиницу, а затем отвезли на башню, то впечатления были бы другими: город в огнях, фантастическая подсветка здания и романтический ужин в одном из ресторанов или кафе. Надо ориентироваться и на погодные условия дорогие экскурсоводы и руководители групп. Гости должны увидеть самое лучшее, тем более, если учесть, что по программе всего два объекта в каждом городе!

Долгожданный Киото

Киемидзу На следующий день мы отправились в Киото, где посетили Золотой павильон и Храм чистой воды — Киёмидзу дэра. Храм Кинкакудзи — это главная визитная карточка Киото. Блистающий золотом на голубом небе, он словно любовался собой, глядя в собственное отражение на зеркальной глади озера. Рядом с Кинкакудзи продают и знаменитые киотские сладости и каждое — произведение искусства.

У Храма чистой воды было столпотворение, как при входе в метро в «час пик». Дыша друг другу в затылок, медленно, шаг за шагом, дошли до видовой площадки храма. И здесь было полно народа, дождались своей очереди, чтобы сделать пару снимков на память. Стоять в другой очереди, чтобы омыться чудотворной водой из ритуального водопада, времени уже не было.

Киемидзу_чай Киемидзу_японцы Киемидзу-дэра

На торговой улочке со множеством магазинчиков, продавцы бойко зазывали попробовать знаменитые киотские сладости «оtabe» и «nama-yatsuhashi», треугольнички Отабэиз нежного рисового теста с бобовой пастой и другими начинками. «Отабе» похожи на «нама-яцухаси», эти сладости часто путают.  Кажется, что otabe популярнее, чем yatsuhashi, но оба вида этих сладостей очень известные и являются прекрасными сладкими сувенирами из Киото. Жаль, что срок хранения этих сладостей составляет не более 14 дней. Кстати в Киото за два часа можно научиться готовить яцухаси на мастер-классах. В одной из лавочек, торгующих традиционной керамикой и фарфоровыми изделиями, приобрела чайные чашки в стиле «раку».

Далее в программе было «Ханами» – «праздник глазами японцев». Не смотря на то, что наш гид Константин заранее занял для нас место в одном из прекраснейших парков под сакурой, куда мы приехали полюбоваться ее цветением и поужинать, по-настоящему насладиться атмосферой праздника не удалось. Потому что многим не хватило места, чтобы присесть на покрывалах, детям сложно было дотянуться до еды в коробках о-бенто, а об одноразовой посуде устроители праздника вспомнили, когда наш пикник закончился.

Казалось, что мы были лишними на этом празднике, поэтому, несолоно хлебавши, мы отправились с дочкой бродить по парку среди веселых компаний японцев, отмечающих пышное цветение сакуры. С разных сторон доносились песни под гитару, дружное хоровое пение с прихлопами в ладоши, радостный смех. Доброжелательные японцы предлагали нас сфотографировать вместе с дочкой под сенью сакуры.

В лавочках парили-жарили традиционные для таких народных гуляний угощения: кукурузу, побеги бамбука, кальмар; предлагали попробовать «сакурамоти» и другие сладости. Чтобы как-то поднять настроение ребенку, купили в одной из лавочек японский леденец – клубнику в карамели и незатейливые сувениры. День клонился к концу, а люди все шли и шли нескончаемым потоком к цветущим сакурам, чтобы запечатлеть ускользающую красоту.

Гийон А мы отправились в знаменитый квартал Гион, где узкие улочки с потемневшими деревянными стенами старинных домов, пронизаны тонким ароматом живой японской старины. Я знала, что смотреть будет особо нечего, но побывать там было символично, потому что в чайной церемонии для этого месяца существуют сезонные слова: haru no odori или Miyakoodori («танцы столицы») (Kamogawaodori), связанные с проведением с 1 по 30 апреля красочных и восхитительных представлений.

Гийон_театр Разглядывая фонари и афишу у театра, я представила как в большом зале «Гион кобу Кабурэндзё» с пением и танцами демонстрируют свое искусство гейши и майко, а также угощают гостей чаем. В этом проявляется особое гостеприимство[1]. И хотя билеты на эти представления не дешевы, их раскупают за два-три месяца до выступлений.

O-shinobi no / koyoi mo Miyako-/ odori каnа (Hatsujio)

(мой вольный перевод: «Должно быть, он сбежал на Мияко-Одори в этот вечер опять»)

Кроме того, в третье воскресенье апреля проводят чайные встречи (Yoshino-ki) в память о знаменитой таю Ёсино из Симабара, одной из образованнейших женщин своего времени. Так как ее фамильный храм Дзёсё-дзи (Josho-ji Temple на Takagamine в Rakuhoku) известен любимой японцами сакуройyoshinozakura, то здесь проводится не только памятные чайные церемонии, но и проходят театрализованное паломничество и поминальная цветочная служба «Ёсино-таю хана куё», в которой участвуют оставшиеся в Симабаре таю…

Koko ni sae / sazo уa Yoshino wa / hana-zakari (Yoshino)

(Здесь прекрасно цветение сакуры, но Ёсино должно быть лучше)

А вот какое стихотворение в память о своей любимой жене написал Дзёэки (Joeki):

Miyako oba / hana naki sato to / nashinikeri /

Yoshino wa Shide no / уama ni utsushite

(С Вашей смертью, Yoshino, Вы забрали с собой из столицы цветы сакуры, которые должно быть сейчас находятся на небесах)

В общем, в известном квартале гейш мы не видели, а вот очереди, выстроившиеся в «чайные домики» и рестораны, говорили об их популярности. Мы бы тоже с удовольствием посетили чайную церемонию в историческом квартале, где витал дух эпохи и гостеприимства, но нам было необходимо возвращаться обратно в г. Осака.

И кто придумал жить в одном городе, а на экскурсии ездить в другой, а потом еще возвращаться обратно? Бессмысленные переезды были слишком утомительны, а прокуренные номера в гостинице приводили в отчаяние и вызывали стойкое чувство брезгливости, не смотря на то, что заботливый персонал любезно предложил нам воспользоваться освежителем воздуха, эффект от которого длится ровно 10 минут. Руководитель группы, по-джентельменски уступил нам с дочкой свой номер, но как коротали ночи в Осака, а затем и в Киото другие мамы с детьми и члены нашей группы могу только догадываться. И смею заметить, что подобная история с этой фирмой была и в 2010 г., но в Мацуэ.

Вечером в гостиницу к нам приехал муж нашего сэнсея и передал для нас от нее подарочки. Тагучи-сан не смогла нас навестить, так как готовилась к одной из чайных церемоний, которые она обычно проводит со своими ученицами в пору любования сакуры. Это особые чайные встречи и мы с пониманием отнеслись к занятости сэнсея. Господин Тагучи пригласил нас вместе поужинать.

Стоит отметить, что Осака славится большим количеством кафе, баров и ресторанов. Это истинный рай для ценителей японских блюд, хотя здесь представлены и другие кухни мира. Но как говорил большой знаток Японии итальянский этнограф Фоско Мараини, китайская кухня — это приобщение к человеческому искусству, западная еда — приобщение к человеческой власти, а японская — приобщение к самой природе. Приобщились и мы к ней в небольшом ресторанчике, где готовят суши. Посидели очень душевно, пока глазки у детей не стали «ловить окуньков». Пора было прощаться и отдыхать.

На другой день мы вновь отправились в Киото, чтобы полюбоваться Серебряным павильоном и сакурой в Арасияма. Кстати, это был особенный день, как для японских буддистов, так и для тех, кто практикует чайную церемонию. 8 апреля – отмечают Камбуцуэ или Хана Мацури (Фестиваль Цветов) — есть не что иное, как празднование дня рождения Будды. В этот день храмы украшаются цветами, а посетителям раздается сладкий чай аматя, приготовляемый из разновидности гортензии. Напиток считается магическим, им также омывают статуи Будды. По легенде, сразу после рождения девять небесных драконов оросили голову ребенка водой. Цветы же символизируют сад Лумбини, в котором родился Просветлённый.

Вначале мы прокатились по узкоколейке на поезде Торокко. К сожалению, сакура только набирала свой цвет и тех великолепных пейзажей, которые рекламируют в туристических буклетах мы не видели. Но зато на обратном пути с удовольствием послушали начальника поезда, который проходил между рядами вагонов и проникновенно пел о сакуре, многие японцы подпевали ему и хлопали в такт в ладоши. На станции Ходзукё к нам в вагончик запрыгнул добрый горный дух Тэнгу.

Арасияма_бамбуковая рощаВышли на станции Арасияма и пошли искать наших спутников из другой группы, которые в это время карабкались на  вершину обжитой макаками горы Иватаяма в Парк обезьян. Арасияма — это, наверно, самое умиротворяющее место в Японии, не считая Камакуры.  Атмосфера сельской местности царит в районе Арасиямы, который буквально пронизан узкими тропинками и уютными аллеями, ведущими к множеству старинных храмов через многочисленные бамбуковые рощицы и скверы. Еще в древние времена если император и знать хотели сбежать от городской суеты они уезжали в Арасияму. Здесь же были расположены знаменитые дзен-буддийские монастыри. Один из которых мы посетили — храмовый комплекс Тенрюдзи (храм небесного дракона), построенный в 14 веке и сейчас принадлежащий секте Риндзай-дзен. Риндзай — одно из двух самых крупных направлений японского дзен-буддизма. Тихий сад, обрамляющий пруд, имеет форму иероглифа кокоро, означающего «просветленное сердце».

В лавке сувенирова из васи_Араси Арасияма является не только известным местом любования сакурой. Здесь продают одноименные сладости из бобовой пасты   с тонкими слоями из батата, окрашенного в красный цвет, создающих образ  склонов горы. Прежде чем подавать гостям сладости их нарезают на порции.

Arashiyama / haru mishi hana no / ato tomete /

aki wa sakura no / momiji shinikeri (Yoren)

В одной из ремесленных лавочек я купила две замечательные вазы из бамбука для чайной церемонии. Ночь провели в Киото.

Нара

Так как 9 апреля был понедельник и многие музеи, которые я планировала посетить, не работали, то мы отправились на дополнительную экскурсию в Нара. Считается, что здесь, как и еще в двух в древних столицах – Киото и Камакура цветет 
самая красивая сакура Somei Yoshino.

Вот и в наших краях,

в столице покинутой Нара,

с наступлением весны

распустились соцветия вишни,

неизменным цветом чаруя…

(Хэйдзэй, 90 Песня императора Нара, в пер.А. Долина)

Нара Нара_будда Нара_чай

Нара прославилась семью великими буддийскими храмами. Это настоящий музей под открытым небом, в котором находятся наиболее значимые буддистские сооружения. Мы посетили храмовый комплекс Тодайдзи, в котором находится бронзовая скульптура будды Дайнити. Самый «Большой Будда» восседает в главном зале храма Дайбуцудэн в классической позе лотоса, означающей спокойствие, погружение в себя и умиротворение. А детям запомнилась прогулка по парку, где живут более 1 000 ручных оленей, которые считаются «божественными посланниками» и где их можно кормить прямо из рук хрустящими рисовыми печеньками «сэмбэ».

Вечером отправились в Мацуэ.

Старые друзья в Мацуэ

Сакура у общежития В г. Мацуэ нас встретили Умебаяси-сан и Игуменова Екатерина – представители отдела культуры и международных отношений Префектурального управления Симанэ, и сопроводили нас в общежитие Международного центра, где, не смотря на позднее время, нас ждали, приготовив комнаты и все необходимое для нашего комфортного проживания. Вот так на 5 дней это общежитие стало нашим настоящим домом в Мацуэ.

Утром следующего дня для нас провели инструктаж по правилам размещения в общежитии Международного центра и познакомили с программой стажировки и занятий.

Накамура_2 Уровень потребления чая в Мацуэ занимает почетное второе место после Сидзуоки, и в 5 раз превышает средний уровень потребления по стране, поэтому в первый день мы посетили завод чая Накамура Тяхо. Супруга директора завода Фумико Накамура и господин Ватанабе подробно рассказали нам о производстве чая сенча и маття, способах их приготовления и самой простой и доступной утвари для чайной церемонии и еще о многом другом. Угостили и чаем с сухими сладостями «хигаси». Репортаж о нашем визите снимало телевидение NHK, а журналистка местной газеты взяла интервью о наших впечатлениях. На следующее утро некоторые проснулись местными «звёздами».

дегустация чая у Накамуры Дегустация чая_Накамура Тяхо лекция о чае_накамура накамура_3 Чайный домик_Накамура

В магазине многие приобрели разные сорта чая, а я остановила свой выбор на маття «Aoi-jirushi» и любимом чаем Мацудайра Фумайко «Naka но Siro”, а также сверяясь со списком купила утварь для чайной церемонии для себя и членов клуба.

Затем мы отправились в историческую часть Мацуэ — район улицы Сиоми Наватэ, где посетили чайный домик Мэймэй, построенный в 1779 году.

Мэймэйан (2)окно_Мэймэйан

Сегодня это одно из самых старых сооружений подобного рода в стране. Здесь нас угостили чаем с известными вагаси (молодая травка) и ««Natane no sato» (селение семян рапса), которые получили свое название от вака (песен-стихов) Мацудайра Фумайко.

Kumoru sora / ame furanu ma ni / tsumite оке /

Toganoo-yama no / haru no waka-kusa

(В небе собираются облака, давайте собирать весеннюю молодую траву на горе Тогано перед началом дождя)

Это стихотворение можно также принять и как совет, что лучше в глубине сердца спрятать свою любовь прежде, чем ваши чувства изменятся, как и погода. Знаменитые сладости «Waka-kusa» изготовлены из «gyuhi» -  крахмальной пасты и сформированы в прямоугольники шириной 8 бу (2,5 см)  и длиной 2 сун (6 см). Сверху они покрыты «hakusetsu-ko» зеленой пудрой – это цвет молодой травы. Эти сладости услаждают как глаз так и вкус.

Сладости_Мэймэйан Сладости_Мэймэйан_2

«Natane no sato» передают образ вака Фумая, смысл которой, примерно переводится так: Утренний ветер в поле. Над полями сурепки на ветру порхают бабочки. Колышутся длинные рукава…   Кажется, что автор, написав о бабочках, думал о девушках в кимоно с развевающимися рукавами. Глядя на желтые полоски «Natane no sato» с вкраплениями воздушного риса в форме бабочек, представляешь пронзительно-голубое небо и бескрайние просторы цветущего рапса. После такого чаепития меня не покидало поэтическое настроение Бусона:

Цветы сурепки вокруг.

На западе гаснет солнце.

Луна на востоке встает.

и Басё:

Росинки на горных розах[2].

Как печальны лица сейчас

У цветов полевой сурепки!

Хорикава В этом же районе находится лодочная станция, куда мы и отправились. Это была одна из лучших возможностей полюбоваться на достопримечательности симпатичного города на воде. Прогулка на лодке по каналу Хорикава принесла много радости и взрослым и детям. На длинной моторной лодке с котацу (стол с электронагревателем, накрытый футоном) мы проплыли под шестнадцатью мостами. Хорикава_2 Словоохотливый гид-лодочник рассказал нам о местных красотах, достопримечательностях, и каналах, предупреждая об очередном низком своде моста, и просил нас пригнуться как можно ниже, время от времени развлекал песнями. Иногда мимо нас проплывали утки, кое-где плескалась рыбки, то тут то там на камнях грелись черепашки, цапли что-то выискивали в речной заводи, а бакланы пристроившись на старых бревнах у воды, сушили свои крылья … Вот так в центре города можно было легко соприкоснуться с природой.

Гадание_Яэгаки Вечером мы побывали в синтоистском храм Яэгаки-дзиндзя. Этот храм посвящен богам Японии, отвечающих за брачные узы, поэтому привлекает многих людей, которые приходят и молятся за своего партнера или гадают на будущее, любовь, и жизнь. Предсказания «омикудзи», которые мы вытащили, были очень благоприятные, мне повезло особенно, потому что такая удача выпадает в 1 из 1 000 случаев. В лесу за храмом — небольшой «зеркальный пруд», у которого можно погадать, пустив в плавание монетку на специальном листе бумаги, приобретенном в храме. Сколько времени продержится бумага на воде, столько его потребуется для поиска партнера.

Фонарь у пруда _Яэгаки  Яэгаки_дзиндзя Яэгаки_храм у пруда

 

Дзидзо_Итибата На второй день погода не радовала, моросил холодный дождь. В это промозглое утро мы отправились в горы, в храм Итибата якуси. По дороге к храму нас встречали улыбающиеся Дзидзо в промокших шапочках и фартучках. Вспомнила, что когда-то меня очень тронуло стихотворение Клары Уэлш «У алтаря Дзидзо»:

Сакура_Итибата «Перед алтарем доброго Дзидзо расцвели вишни, и ярко-розовое цветочное облако на тонких веточках походит на спутанную линию ажурного узора. В предрассветном свете, розовом на фоне серого мха с дрожащими на нем капельками росы, можно разглядеть спокойную улыбку и безмятежное чело вырезанного лица, на котором играют солнечные лучи».

Тихая печаль наполнила сердце, когда мы подошли к храму, где под не смолкающим дождем роняла свои «слезы» «shidarezakura» – «плакучая сакура», что цветёт розовыми цветами.

«Дождик вешний

Каплет… А может быть, слезы?

Осыпаются вишни…

Кто в целом мире ныне

Не оплачет разлуку с цветами?»

(Отомо Куронуси, пер. В. Сановича)

Нас пригласили пройти в зал храма на медитацию «дза-дзен». Попросили снять верхнюю одежду, несмотря на то что было очень сыро и холодно, кроме того по правилам медитации ступни должны быть босые, поэтому мы выполнили и это указание.

Итибата_общее фото Настоятель храма – Иидзука Дайко, объяснил нам, как мы должны себя вести во время медитации, в чем ее смысл и показал правильное положение тела в позе лотоса. Медитация длилась в два этапа по 15 мин. Вдох-выдох. За стенами храма мерно шумит дождь. Но на пронизывающем до костей холоде сидеть в статичной позе было крайне неприятно, полагаю, что у большинства в голове была единственная мысль – «Когда все это закончится?», освободить от которой ум было сложно в столь удручающей обстановке. Замечу, что после такой «духовной практики» мой ребенок, чуть не слёг и все оставшееся путешествие мы пили лекарства, которые предусмотрительно захватили с собой в дорогу.

Бодайдарума В завершение медитации Иизука-сан методично прошелся палкой по малым и старым, помогая «неофитам» достигнуть духовного совершенства. Все, как принято, кланялись и благодарили его за «науку». Дважды подходил ко мне, но не осмелился, видимо вид у меня был как у Бодайдарумы из храма Тэнрюдзи, круглые глаза которого означают злость. Такой взгляд помогает в какой-то мере развеять «макё» – иллюзии, возникающие при медитации.

чай_Итибата После медитации нас провели в другой зал, где мы немного погрели руки у электрической печки, Иизука-сан вместе со своим монахом-помощником вдохновенно пропели отрывок из сутры за все общее здоровье, а желающие могли еще и помолиться об этом лично. Затем нас угостили горячим чаем и печеньем, которое готовят на заказ для храма. И мы попрощались с настоятелем, который как всегда торопился по своим неотложным делам. Группа тоже поспешила в теплый автобус.

А я на несколько мгновений задерживаюсь в поклоне у малышей Дзидзо, стоящих под проливным дождем и улыбающихся мне своей сострадательно-умиротворяющей улыбкой. Я прошу за всех детей даровать им защиту от насилия и самых малых страданий, потому что «любое дело не может быть добрым, если упала хоть одна слезинка ребенка»... Вдох-выдох: я ни на кого не держу зла и обиды в сердце за принесенную боль моему ребенку.

В автобусе состоялся разговор с дочкой:

— Я как можно скорей и навсегда хочу забыть этот день!

— Почему?

Молчание. И еле сдерживаемые слезы.

— Он (настоятель храма) тоже бьет своих детей?

— Не знаю. Ты сердишься?

— Нет, он сделал это из любви, но от него мне ее не нужно! Я и без него могу быть Буддой!

Мне нечего было на это возразить, потому что она оказалась близка к высказыванию буддийского учителя Намкая Норбу Ринпоче: «Если мы думаем, что нам нужно обрести другую реализацию или просветление, то мы ошибаемся: это означает, что мы невежественны по отношению к своему состоянию, к своим условиям. Обрести просветление означает исключить или превзойти все препятствия: но это не значит, что у нас нет качеств или нам следует эти качества откуда-то извлекать» (из текста Дзогчен, пер. Юрия Невзгоды).

Сколько б ни твердил молитв монах,

Разве от того он станет буддой?

Сколько б Кун-цзы ни читали мы,

Правый путь найдем ли мы на свете?

Буддой стать, найти Великий Путь —

Это подвиг труднодостижимый.

(пер. Анны Ахматовой)

Идзумотайся Из буддийского храма мы отправились на автобусе в самый большой синтоистский храм Японии – Идзумо тайся, построенной в простом японском архитектурном стиле «тайся-дзукури». Я и не предполагала, глядя на фото в разных буклетах, что этот храм совсем не большой. И как в этом святилище ежегодно в ноябре умещаются восемь миллионов синтоистских богов «ками», слетающихся со всей Японии? Храм Изумо Тайся считается второй по важности святыней в Японии, после храма Исе Дзингу. Храм посвящен племяннику богини солнца Окуниниси но Микото. Поскольку это синтостистское божество покровительствует браку, посетители хлопают в ладоши четыре раза во время молитвы о своей второй половине, вместо двух раз, как это делается в других храмах.

парк в Идзумо парк в Идзумо_2

Бронзовый колокол_Музей ИдзумоМузей Идзумо_УниформаНедалеко от храма посетили Музей древней истории региона Идзумо. Восхитил элегантный дизайн исторического комплекса, где представлена история развития и макеты Идзумо Тайся, огромная коллекция церемониальных бронзовых колоколов и мечей. Для детей история региона представлена в доступной интерактивной форме и даже без знания языка им многое было понятно. Обратила на себя внимание и элегантная униформа приветливого персонала.

На обратном пути заехали на винодельню Симанэ, где продегустировали легкие местные вина, а дети – натуральный виноградный сок. Отличное завершение насыщенного дня.

ВинодельняМагазин и виноВ магазине при винодельне Вино для дегустации 

Мацуэ — «водная столица»

В четверг – 12 апреля — у нас была не менее насыщенная программа. Призамковый город Мацуэ, известный также, как «водная столица», занимает лидирующее место по производству традиционных японских сладостей наряду с такими городами, как Киото и Канадзава. Во время прогулки по городу то и дело на глаза попадаются магазинчики японских сладостей.

Сайундо Мы посетили самый известный — магазин «Сайундо», который предлагает вот уже 130 лет лучшие сладости, в том числе вагаси. Здесь Ямагучи-сан прочитал нам лекцию о сладостях для чая. Город Мацуэ прочно связан с историей развития сладостей благодаря седьмому правителю княжества — Мацудайра Харусато (Фумай-ко). Фумай-ко изобрел стиль чайной церемонии Фумай-рю, и вслед за чаем стало развиваться производство самых разнообразных сладостей, о которых и в наше время говорят: «Как любил Фумай-ко».

Интерьер_СайундоНабор_вагаси_СайундоФумай-ко был также знаменитым коллекционером, поэтому он собирал чайные принадлежности, изучал их, записывал свойства и особенности в своей книге «Унсю-куратё», внесшей большой вклад в сохранение гончарного мастерства и распространению знаний о нем.

Основываясь на мнении: «Мы заново должны осознать ценность уникальных вещей для каждого человека, семьи и страны», он тщательно собирал и сохранял произведения искусства, и многие современные предметы, признанные национальным сокровищем и важным культурным наследием, обязаны своим существованием именно Фумай-ко.

Камелия3_Вагаси_Сайундо Кроме того, уровень потребления японских традиционных сладостей в Мацуэ находится на первом месте по Японии, и превышает средний уровень по стране в полтора раза. Причиной этому может служить то, что по утрам многие жители вместо завтрака пьют зеленый чай маття со сладостями. Уникальная культура, появившаяся и расцветшая во времена Фумай-ко, жива здесь до сих пор.

Камелия2_Сайундо Три вида сладостей, особо любимых Фумай-ко — весенняя «вакакуса» (яп. молодая трава), осенние «ямакава» (яп. горы и реки) и «натанэ-но-сато» (яп. родина семян рапса) — до сих пор являются особой гордостью Мацуэ и пользуются большой популярностью у покупателей, хотя после реставрации Мэйдзи их изготовление временно прекратилось. Но позже, примерно с середины периода Мэйдзи (конец 19 в.), изучив сведения, полученные от пожилых учителей и любителей чая, компания «Сайундо» первой возобновила производство «вакакуса».

Камелия_вагаси_Сайундо Вкусными японские сладости получаются благодаря первосортным ингредиентам и высококлассной технологией их приготовления. На заводе Сайундо используют только качественные продукты, прошедшие тщательную проверку. Самые лучшие ингридиенты привозят из разных районов Японии. Например, красную фасоль адзуки, которая входит в состав таких сладостей, как: «Хокибо», «Адзуки», «Юдзу-гоморо», «Куримару», доставляют из района Токати, острова Хоккайдо. Иногда, в состав сладостей также добавляется фасоль, изготовленная в Северо-Восточном регионе Японии.

Выстовочные образцы в Сайундо Рис, в основном, закупают в районе Уннан, префектура Симанэ. Особенность выращенного в горах риса в том, что он обладает высокой вязкостью. Он входит в состав: «Вакакуса» и «Саймон». Используют и батат, произведенный в регионе Кансай (район Осака-Киото). Сладкие пирожки мандзю с тертым ямсом изготавливаются из теста, приготовленного на основе измельченного батата. Известные с ним сладости: «Асасио», «Соба-дзёё». Для производства сладостей: «Хокибо», «Юдзу-гоморо», «Сюндзю» используют 100 % чистый агар-агар (экстракт красных водорослей).

Вакакуса_Сайундо Песковой и гранулированный белый сахар, используемый при приготовлении сладостей, произведен в Японии. К примеру, сахар сорта Васанбон, изготовленный по особым старым рецептам привозят с завода на острове Сикоку.

Нам представили сладости по сезонам. Их цвет и форма обычно выражают соответствующее время года – весну, лето, осень или зиму. Японцы разделяют год не на четыре поры, как мы, а на 28 сезонов. Для каждого есть свои вагаси. По традиции, каждая сладость имеет свое собственное название («камэй»)

Я приведу только названия сладостей, которые обычно подают гостям весной (с марта по май), каждое в свое время. Форма сладостей передает образ, а их названия очень поэтичны. Настоящее слияние кондитерского и поэтического искусств. Некоторые названия созвучны «киго» сезонным словам в японской поэзии хайку.

Ханадзакура (цветы сакуры)

Хана-но-кумо (цветочное облако)

Нацуми (зеленое угощение)

Касива-моти (моти на дубовых листьях)

Хатидзю-хатия (88 ночей)[3]

Ханакагэ (цветочная тень)

Wakakusa (молодая трава)

** ( гора Тогано и ее окрестности в Киото — известны красивейшими осенними листьями)

Вагаси_Сайундо_3Более подробно о сладостях Мацуэ, их истории, ингредиентах, видах, названиях, вкусе, рецептах и т.п. можно прочитать на сайте магазина «Сайундо» и на сайте о сладостях Мацуэ, в блогах которого студенты университета Симанэ Junior College, рассказывают о вагаси-сладостях, чтобы иностранцы знали об этих замечательных традиционных видах кондитерского искусства и культуре чайной церемонии (представлены фото и видео). Общие сведения о вагаси можно посмотреть здесь.

Темари_2 Тэмари_Каракобо Студия Тэмари

Каракобо_В лавкеу Купив в магазине разнообразные сладости для клуба и друзей, поехали в центр ремесел «Karakoro Art Studio». Полчаса погуляли у лавочек в «Karakoro Art Studio» разглядывая васи-темари, поделки и украшения из бисера и натуральных камней, традиционные сувениры и разные изделия ручной работы.

синрё_мастер_класс Мастер Кунио Аото, проработавший более 40 лет в «Сайундо», провел для нас занятие по изготовлению «вагаси», в  очередной раз, продемонстрировав высочайший уровень мастерства по изготовлению столь восхитительного лакомства. Благодаря точному следованию указаниям мастера и у нас получились мини-шедевры «сакура» и «синрё».

Мастер_класс_вагасиС Мастером Аото Мастер_класс_Каракобо

Но моя мечта пройти полный курс обучения, включающий все операции: от варки бобов — приготовления  кондитерской массы («теста») – до художественных приемов изготовления сладостей, как это посчастливилось сделать технологам из Санкт-Петербурга (слайды о вагаси).

Хочется, чтобы и во Владивостоке развивалась культура японского чаепития и в ресторанах предлагали к зеленому чаю не замороженные чизкейки, а великолепные традиционные японские сладости и десерты. Со свежеприготовленными сладостями мы отправились в гости к мастеру чайной церемонии Кёко Миядзака.

Образцы вагаси_Каракобо Образцы_вагаси_Каракобо

murasaki hana-na_У входа в дом_МиядзакоКомната для утвари Чайная церемония

Пройдя по выложенной камнем дорожке (родзи) к каменному колодцу, совершили омовения перед церемонией. Обряд омовения символизирует телесную и духовную чистоту. Сильно наклонившись, вползли через узкий и низкий вход в комнату чайного домика. Оставив за порогом все заботы, мы сосредоточились на церемонии. Традиционно, церемония проводится в небольшой комнате чайного домика при участии трех-четырех человек, поэтому для группы в 11 человек было тесновато.

Свиток_Пустота_у Миядзако Оценив внутреннее убранство комнаты, где все было очень просто: в токонома — свиток в дзэн-буддийском стиле с изображением круга («Пустоты»), мы внимательно следили за происходящим. В центре очаг, на котором и готовится чай. Перед церемонией промытый пепел выкладывается в очаге в форме «долины с двумя горами», на него кладутся угли и разводится огонь. Нам повезло увидеть этот зимний вариант чайной церемонии. Потому что с мая вплоть до ноября японцы убирают очаг в углублении чайной комнаты, используют переносную угольную жаровню. По этому случаю проводятся тайные церемонии, называемые «себуро» (первая жаровня).

Ро и Кама_ у Миядзако Затем мы перешли в более просторную комнату с окнами в сад. Японцы говорят, что «чайная церемония — искусство воплощения изящества Пустоты и благости Покоя». Это чувствовалось во всей окружающей обстановке и настроении хозяйки и гостей. Утварь, используемая в ходе чайной церемонии, составляла единый ансамбль, потому что каждый предмет подходил друг к другу и ни один из них не выделялся резко на фоне другого.

коробочка для благовоний В небольших чашечках нам подали горячую воду с цветком сакуры. Назначение этого этапа — создать у гостей общее настроение, связанное с ожиданием предстоящей церемонии как важного и приятного действия, встречи с прекрасным. На вкус напиток был чуть-чуть солоноват. Но это для того, чтобы еще лучше оттенить вкус сладостей и чая.

Вакакуса_ЧЦ Самая важная часть церемонии — приготовление и питьё густого порошкового зелёного чая – «коитя». Весь процесс проходил в полном молчании. Мы внимательно наблюдали за действиями ученицы и вслушивались в тихие звуки, производимые манипуляциями хозяйки с чашей, чаем и утварью. Все движения строго выверены и отработаны, девушка двигалась в такт дыханию, а мы внимательно следили за всеми ее действиями. Это была почти медитативная часть церемонии.

Сэнсей с ученицами Для меня эта чайная церемония была настоящим воплощением «мотэнаси-но кокоро» (духа гостеприимства или настроения сердца) мастера. Она со своими помощницами продумала все до мелочей и тему приема (гости из России на ханами в Японии) и подбор сладостей, отражающих в своей форме и названиях тему встречи, а также предметы в токонома и т.п. Все было просто, и со вкусом, но вместе с тем и поэтично, как  «сцепленные строфы» — рэнга. Может кому-то показалось, что не произошло ничего необычного, но для меня здесь воплотился целый мир собственных переживаний и мастера в каждом осмысленном моменте бытия.

Токонома_у Миядзако_сэнсея Во время церемонии, нам предложили сначала «коитя» (густой чай), который мы пили из одной чашки втроем или вчетвером, а затем созерцали горный пейзаж на стенках чайной чашки.

Затем нам принесли другие сладости — «хигаси» на новых кайси с золотыми блестками. С одной стороны сладости выглядели просто, но подобраны были со вкусом и в соответствии сезоном: летящая бабочка на свет фонаря — выражение любования сакурой вечером.

Усутя и хигаси Мастер предложила нам приготовить усу-тя (тонкий чай) самостоятельно. Многим он больше пришелся по вкусу, чем кои-тя. В конце чаепития мы смогли задать несколько вопросов мастеру о чае, сладостях и используемых чашках. Пора было прощаться. Мы покинули чайный домик, а Миядзака сэнсей с ученицами еще долго стояли у ворот, склоняясь в прощальном поклоне. А мы отправились в район «Дайконсима» в парк пионов Юсиэн.

Утварь для ЧЦ_ у Миядзако Цукубай перед чайным домом_ у Мия Цукубай2 чай с сакурой,у Миядзако  ЧЦ у Миядзако ЧЦ_коитя ЧЦ_коитя2 ЧЦ_коитя3 ЧЦ_коитя4 ЧЦ_Миядзако

Парк «Юсиэн»

Юсиэн Снова увидеть сад Юсиэн, но в другой сезон и время суток было интересно, потому что цветут другие кустарники и растения, другой цвет у листвы и один и тот же предмет (будь то мостик или группа камней) в полдень выглядит иначе, чем, скажем, на закате. Видимо, в этом и заключается иллюзорность мира и предметов вокруг нас, о которой говорили дзэнские учителя.

Творчество, согласно дзэн, в равной степени означает как создание красоты, так и умение ее увидеть. Восприятие индивидуально, и потому в одном и том же пейзаже можно узреть и острова, и горные вершины. Но если каждый воспринимает по-своему, то, значит, любое суждение о предмете — иллюзорно. Недосказанность, намек, незавершенность — на этом основано все дзэнское искусство.

В ранних сумерках при низких косых лучах солнца неясно белел мелкий гравий, над ним в сероватой дымке плавали верхушки камней. Какой-то нездешний пейзаж…, он манил и завораживал. Не хотелось отрывать взгляд от этого безмолвного ландшафта, время остановилось… Здесь, в Юсиэн, была волшебная атмосфера для созерцания. Остальное — дело внутреннего «я», настроения, может быть, окружения. Надо только настроиться в лад с садом, и он шепнет тебе только то, что ты хочешь, и может услышать, потому что в японском саду:

«Все живое и неживое — любое созданье поет.

Шёпот веток, шорох песка,

рокот ветра, журчанье воды.

Всё сущее сердцем наделено» (из пьесы театра Но «Такасаго»)

Да, все просто как дзэн: всматриваясь в привычное — увидишь неожиданное, всматриваясь в некрасивое — увидишь красивое, всматриваясь в простое — и увидишь сложное, всматриваясь в частицы — и увидишь целое, всматриваясь в малое — и увидишь великое.

Рисовые вафли с цветами_Юсиэн К вечеру отправились в префектуральный музей искусств. Из-за набегающих туч и пронизывающего холодного ветра долго полюбоваться закатом с его площадки не удалось. Но для себя я отметила, что в следующий раз его можно будет посетить, чтобы посмотреть гравюры укие-э и работы художников из префектуры Симанэ и других районов Японии. У озера, где расположен музей, есть небольшой парк с современными скульптурами. Детям очень понравились мини-скульптуры кроликов, прыгающих друг за другом к воде. Существует поверье, что если погладить первого кролика, то он принесет удачу.

Заяц_Инаба__в парке у Издумотайся Зайцы у музея искусств Зайцы у музея искусств_2

Кстати, замечательные скульптуры не менее популярного Белого Зайца из Инаба с добрым принцем мы встречали в парке у храма Идзумо Тайся и в Киёмидзу Дэра. Они привносили в наше путешествие литературное настроение.

Кимоно

Сиота_сэсей_КимоноС утра в пятницу, 13-го нас ожидал мастер-класс по кимоно под руководством мастера СИОТА Фусаэ. Сиота-сенсей встретила нас такой радушной улыбкой, которой необходимо обучать весь наш персонал, работающий в индустрии гостеприимства. С этой нескрываемой солнечной улыбкой она рассказала нам о разных видах кимоно, в то числе и для чайной церемонии. Для новичков это было интересно, а я порадовалась, что более глубокие знания получила на мастер-классах и лекциях Ольги Хованчук.

Занятие по кимоноВ юката у сакуры 

Затем мастер со своей помощницей помогли надеть всем юката. Те, дамы и девочки, кто впервые примерил традиционную японскую одежду, были счастливы, видя, как они преобразились. Правда, некоторые юката выглядели довольно блёклыми, видимо из-за частого использования. Наверное, пора обновить коллекцию, потому что юката в отличие от кимоно изнашиваются быстрее даже при самом аккуратном и бережливом отношении. В завершении мастер-класса мы в юката сфотографировались на память с Сиота-сенсеем на фоне цветущей сакуры.

Адачи Дзэнко и его сад

Адачи После обеда отправились в Музей Адачи. Наконец-то моя мечта сбылась, потому что, лучше один раз увидеть, чем сто раз прочитать в путеводителях и на сайте.

Основатель музея Адачи Дзэнко любил повторять, что «сад, говоря иными словами, это свиток, с нарисованным на нем живым пейзажем». Увлечение его всей жизни – живопись и ландшафтный дизайн – превратились в рукотворный идеальный мир: сад на 165 000 квадратных метров, вместивший на своём пространстве Традиционный сухой сад, Сад белой гальки и сосен, Сад мха, Сад с прудом. Любуясь на сад через панорамные окна, восхищаешься не только его гармоничной красотой, но и кропотливым трудом садовников, тепло заботливых рук, которых чувствуется повсюду. Кроме того, в одной из частей сада можно пройти в чайный домик и выпить чаю.

После любования садом следуем в Художественный музей, и кажется, что картины сада плавно перетекают в работы художников. Здесь более глубоко начинаешь понимать слова Цзиньмина: «Поскольку дзэн наделен трансцендентальным сознанием, зеленые просторы гор и чистота потоков легко сливаются с дзэн в одно целое, в живописи «горы и воды» просматривается иной мир, так что сам дух живописи и существо дзэн суть одно и то же».

Поразительна эклектика традиционного японского сада и работ современного искусства, представленных в музее Адачи. Понимаешь сколько души и страсти вложил в создание этого музея Адачи Дзенко, претворяя свою мечту. Каждый уголок художественного музея Адачи очаровывает своей красотой, одновременно передавая ее зыбкость и неповторимость. Это истинное воплощение искусства дзен, где гармонично сочетаются пять принципов: фурюу, ваби, саби, югэн и моно-но аварэ.

Всю коллекцию работ художников — представителей разных школ и художественных течений японской живописи объединяет дух дзен. Картины на свитках завораживают легкостью линий, передавая без лишних деталей природу и суть вещей, а за счет своей спонтанности некоторые кажутся немного игривыми и легкомысленными, но в то же время притягивают взгляд и заставляют задуматься, вникнуть в суть изображенного. Стоит внимательно всмотреться в работу — и перед вами открывается еще один смысл-образ, за ним еще и еще… И так без конца. Ты входишь в транс и растворяешься … Чистый Дзен.

Огромное впечатление произвела выставка «Противоречия между двумя великими мастерами» («Confrontation between Top Two Masters Yokoyama Taikan vs. Takeuchi Seiho»). 130 работ Ёкояма Тайкана в стиле моротай завораживают тончайшими переходами красок передающими, глубину перспективы. Интересна по своей инновационной идеи для того времени его работа "Невинность" ("Innocence",1897), в которой он представил достижение просветления в дзэн-буддизме, через образ невинного ребенка.  Его картины со сценами природы: «Spring Wind and Autumn Rain», «Cherry Blossoms at Night and Summer», «Four Seasons of the Sea», "Flowing Water" никого не могут оставить равнодушным.

В зале керамики бегло посмотрели работы талантливых мастеров Kawai Kanjiro и Kitaoji Rosanjin.

В выставочном зале «Картинки для детей» были представлены работы шести художников, активно работавших в журнале "Kinder-book". Чувство умиления вызвала небольшая выставка картин современного художника Hayashi Yoshio (1905-2010). Столько доброты и рафинированной детскости было его в работах, что глядя на них мы не скрывали своих улыбок. Сюжеты просты и незатейливы: вот в ясный весенний день мальчик в горах приветствует поле хвоща "Konnichiwa" (Привет). А нежные тона в работах: "Oyayubi-hime" (Принцесса с большой пальчик) и "Otomodachi (Друг), навевали воспоминания о собственном детстве!

Когда мы вышли из музея, Мия вручила мне конверт с открыткой «Haru-no Kuruma) «Весенняя повозка», на которой Мама Зайчиха везла своего счастливого малыша в коляске, украшенной весенними цветами, а вокруг порхали бабочки. «Это тебе мой подарок на День Матери», сказала она. Мое сердце растаяло, и я прослезилась, зная, что она потратила свои последние карманные деньги.

У театра Ясуги По пути заехали в театр Ясуги буси, где посмотрели представление народных песен и танцев г. Ясуги. Дети, переодевшись в традиционные костюмы, с удовольствием танцевали вместе с солистом труппы знаменитый юмористический танец «dojousukui» («Ловля юркого угря»). Так как я видела это представление дважды во Владивостоке, то мне было интересно просто побывать в самом зрительном зале, оборудованном в японском стиле. Это был счастливый день, не смотря на распространенную примету.

Наша стажировка в Мацуэ закончилась. Пользуясь случаем, от всей нашей группы сердечно благодарю всех кто принимал, обучал и сопровождал на с в г. Мацуэ. Отдельно искренне благодарим организаторов нашей поездки – господина Умебаяси и Катю Игуменову. Спасибо господину Онда, всем нашим новым друзьям. До скорой встречи!

Замок_Мацуэ В последний день путешествия мы совершили обзорную экскурсию по г. Мацуэ. Посетили Замок Мацуэ, один из древнейших сохранившихся средневековых замков Японии. Он окружён многочисленными каналами и старинным парком. В это время здесь проходил фестиваль любования сакурой. Вот где мы увидели поистине «сакура-но манкай» (то есть «полный расцвет сакуры»).

Ханами у замка Мацуэ Мацуэ_ханами Сакура у  замка Мацуэ

А под цветущими деревьями компании японцев, отмечающих праздник. Вокруг — десятки лавочек с сувенирами и прилавками со съестным. Чего только нет! Тут и шашлык из каракатицы, и сладкая розовая «вата» на палочке, незатейливые сувениры… Все — дешево. Настоящее народное гулянье, которое в очередной раз проходит в соответствии с установленными традициями, но они сведены к минимуму: нарядное кимоно, выход всей семьей, недорогие покупки.

Да, очень важна доступность торжества. Нужно совсем немного усилий, чтобы с детьми отправиться на праздник – хочешь недалеко у дома, а можно и в другой город. Торжественный выход семьей… Вот так ненавязчиво происходит воспитание детей, начинается обучение их красоте и бережному отношению к собственной культуре и природе.

К северу от внутреннего рва замка Мацуэ находятся особняки самураев. Мы посетили одни из них — Букэ Ясики, построенный в 1730 году дом, принадлежал семье самурая Сиоми, служившего даймё Мацудайра.  Сиоми считался средним по положению самураем (доход равнялся 1 000 коку), таким образом, собственность его была строгой, хотя в доме имеются комнаты для слуг, чайная комната и даже навес для паланкина. Экскурсия по  Букэ Ясики замечательна в том отношении, что здесь можно видеть подлинную мебель и другие предметы, окружавшие повседневную жизнь самурайской семьи периода Эдо.

Фогель-парк с 10 000 бегоний и фуксий в полном цвету стал завершающим ярким аккордом нашего путешествия. Дети были в восторге от шоу сов и африканских пингвинов, и разных диковинных птиц, которых можно было кормить прямо из рук.

Перед посадкой на паром был двухчасовой шоппинг в Сакайминато (магазин «Плант 5»), где покупать кроме еды на дорогу практически нечего.

Во Владивосток пришли к полудню, все таможенные процедуры прошли быстро. Приятно, что теперь и у нас на таможне офицеры приветливо улыбаются, есть питьевая вода и кресла для ожидания, а носильщики помогают донести багаж с палубы до выхода из вокзала!!!

Остается надеяться, что когда-нибудь с вокзала домой меня доставит чистое такси с улыбчивым водителем в белых перчатках и униформе, как в Японии. Может после саммита уровень сервиса повысится повсеместно.

Сакура в своем цветении всегда прелестна и трогательна своей нежностью и изяществом, и не возможно сдержать восторг и привыкнуть к этому. А ведь это случается каждой весной… Но, чтобы поездка в апреле стала для Вас духовно глубоко насыщенной, рекомендую:

Читать:

  • Sasaki Sanmi (translated from Japanese, Shaun McCabe, Iwasaki Satoko) Chado the Way of Tea: A Japanese Tea Master’s Almanach – все расписано для каждого месяца и сезонные слова, и события и подбор цветов для тябана и многое, многое другое.
  • Лафкадио Хёрн. «В японском саду», «Блики незнакомой Японии».
  • Ф. Капло, «Три столпа дзен».
  • Р. Блайс, «Золотой век дзен».
  • А. Уотс, «Путь дзен».
  • Кавабата Ясунари «Старая столица», «Тысяча журавлей».
  • Танидзаки Дзюнъитиро. Лианы Ёсино.
  • Манъёсю (“Собрание мириад листьев”) в 3-х томах, перевод А. Е. Глускиной
  • «Кокинвакасю» — Собрание старых и новых песен Японии (пер. Долина)
  • Цураюки, Исе, Мурасаки Сикибу, Сэй Сенагон,Ozawa Roan, Chogetsu.

Посетить:

· Полную чайную церемонию с «кайсэки» и подачей двух видов чая со сладостями.

В Киото:

· Храм Дайтокудзи, история которого связана с мастерами чайной церемонии Мурата Дзюко, Дзёо Такэно, Сэн-но Рикю.

· Сад камней храма Реандзи.

Для тех, кто интересуется чайной церемонией и современным искусством – мой маршрут в Киото: Kyoto Prefektural Insho-Domoto Museum of Fine Art – The Raku MuseumChado Research Center Galleries — Kitamura Museum – Hashimoto Kansetsu Memorial Museum.

В Мацуэ:

  • На улице Сиоми Наватэ — Художественный музей Танабе, экспозиция которого посвящена искусству чайных церемоний.
  • Буддийский храм Гэссёдзи (Gessho-ji), который является фамильным храмом семьи Мацудайра, где сохранились семейные усыпальницы, а также чайный домик Тайэн-ан, в котором практиковал чайную церемонию Фумайко. Мемориального чайные церемонии памяти Мацудайра проводятся 24 апреля. В середине июня здесь можно полюбоваться гортензиями.
  • Магазины сладостей: «Furyudo», специализирующийся на бледно-розовых и белых сладостях «Yamakawa», которые также любил Фумайко и «Keigetsudo», который славится сладостями под названием «Matsue-jō» («Замок Мацуэ»).
  • В храме Сада — Sada Shin Noh — ритуальный танец очищения, занесенный ЮНЕСКО в список Нематериального Культурного Наследия.

Смотреть:

  • Сладости известной фирмы «Торая».
  • Kaishi (каллиграфические поэмы на японской бумаге) на сайте (Century Cultural Foundation) интерактивный музей каллиграфии (также представлены свитки и другие экспонаты). В этот сезон рекомендую: Gokuzume, Bechigi, Gokusosori.

Сезонные слова апреля:

Chatsumi сбор чайных листьев. Время для сбора чая зависит от региона и  обычно начинается в первой половине апреля и заканчивается примерно в мае. Пиком сбора является hachiju-hachiya (восемьдесят восьмой день  весны).

Take no akiв апреле листья бамбука (take) становятся желтоватыми как и другие растения осенью.Отсюда и название (аки — осенью).

Tsutsuji (Tokenka) – азалия. Знаменитая соперница сакуры — азалия «сацуки». В парках можно встретить цветы азалий разной окраски: белые, красные, фиолетовые, бывают и смешанные цвета. Из веток азалии после специальной обработки получают белый уголь shiro-zumi, используемый в чайной церемонии. Shiro-zumi часто являлся предметом рисунков Корина и Кензана.

Tsutsuji ikete / sono kage ni hi-dara / saku onna (Basho)

Азалии в грубом горшке,

А рядом крошит сухую треску

Женщина в их тени (пер. Веры Марковой)

А также искать значения сезонных слов в Гугле: seimei, sakura (yamazakura, unjusakura, asazakura, yuzakura, sakurazukiyo, boshun, yukuharu, cho, kocho no yume, Fuji no hana, Na no hana, jusanmairi, hanagumori, wakarejimo, tanemaki,momochidori, tsubame, kawazu, matsu no hana, Fujinami.

цветы, в том числе для тябана — Waka Murasaki.

Эпилог

В заключение хочу сказать, что не понравилось. По опыту знаю, что забронировать в феврале недорогой отель в Киото сложно. 
Но значит необходимо искать партнеров, предоставляющих лучший сервис по доступной цене для отелей бизнес-класса. А если забронировали гостиницу в Осаке, то предоставлять более экономичный и мобильный транспорт, например, синкансен, на котором до Киото можно добраться за 15 минут.

Очень надеюсь, что в следующий раз туристическая фирма организует маршрут так, чтобы не бежать вприпрыжку за гидом, а будет возможность в каждом городе спокойно пройтись, наслаждаясь весной, чтобы увидеть необычное в обычном, найти интересные сюжеты для фото там, где, казалось бы, ничего не происходит, увидеть красоту в простом и скромном. Будет возможность вглядываться во все вокруг, замечать мелочи, которые передают атмосферу города и японской культуры, а после духовного наполнения на экскурсиях подкрепиться в кафе или ресторане интересном не только своим интерьером, но и традиционными блюдами, рецепты которых передаются из поколения в поколение. И учиться смотреть по-новому — на известные достопримечательности, по-настоящему получая удовольствие от путешествия, чтобы как в детстве лицо светилось от неподдельного счастья и невероятной вкусноты от мягкого мороженого в сахарном рожке, купленного по дороге в лавочке или свежайших булочек на завтрак в отеле!

Приезжать в Японию на ханами можно в любое время года, потому что весной, летом, осенью или зимой всегда найдется цветок, дерево, кустарник, служащий в данный момент, что называется, центром притяжения. Весной это не только сакура, но поля рапса и глициния, летом — ирисы и гортензии. Осенью — хризантемы и «момидзи», зимой — камелии.

И наши турфирмы могли бы тоже разрабатывать подобные туры и для нас в Приморье, не ограничиваясь только любованием лотосов.

Наталья ТАКАМАЦУ

Владивосток, 2012


[1] Wiki: За 40 минут до основного выступления проводится особая чайная церемония, чай заваривает гейша, одетая в особое кимоно и с причёской «цубуси-симада», которую гейши носят на своих волосах только на протяжении Мияко одори. Гейше ассистирует одна или две майко. Как это выглядит можно посмотреть здесь: http://linuxhacker.ru/d/?q=ru/node/109

[2] Примечание Веры Марковой  Горные розы — (kerria japonica), так же, как и цветы сурепки, ярко-жёлтого цвета. Но горные розы прославлены старинными поэтами, а полевой цветок, кажется, никто не замечает.

[3] С начала весны, японский календарь отсчитывает 88 дней до начала сбора этого чая, который зовут «Хатидзю-хатия» (88 ночей).

Этот чай первого сбора, состоит из очень нежных почек чайного куста. С добавлением горячей воды он создает изысканный вкусовой баланс приятной сладости и легкой освежающей терпкости.

Похожие записи:

  • Моё ханами в 2012 году
    мая, 3, 2012 | Туристические ресурсы, Путешествия |
    Поездка в Японию на пароме ESTERN DREAM стала для меня неожиданной. Знаете, как бывает, один телефонный звонок и ты начинаешь суетиться. Так и в моём случае. В этот раз поехать в самый сезон цветущей сакуры подбила меня однокурсница. Но в самый решающий момент она поехать отказалась, а соблазн такой редкой фотосессии был настолько велик,
  • Расцвела под окошком белоснежная вишня…
    апреля, 10, 2013 | Декоративно-прикладное искусство |
    Увидев один раз цветение сакуры в Японии, каждый год с нетерпением снова ждешь весны, и каждый раз приходишь в восторг, будто впервые. Действительно красиво и незабываемо. Описать словами не получается – надо видеть своими глазами.
    По всей Японии можно наблюдать одну и ту же картину: деревья окутаны, будто белыми облаками, а под деревьями раскинулось море любующихся,
  • МОЯ ЯПОНИЯ
    июня, 18, 2012 | Туристические ресурсы, Путешествия |
    Несколько лет я ходила в Клуб японской культуры во Владивостоке, так что об этой стране кое-что знала. Нужно добавить, что после того как мне исполнилось 50 лет, я стала путешествовать, и за 5 лет самостоятельно объехала почти всю Европу (Италия, Испания, Франция, Австрия, Голландия, Германия, Люксембург, Швеция, Финляндия и т.д.), лишь однажды воспользовалась услугами
  • ПРИВЕТ ТЕБЕ, ЯПОНИЯ!
    сентября, 10, 2014 | Туристические ресурсы, Путешествия |

    Я всю взрослую жизнь прожила с нею рядом. Хотелось хоть как-то поближе узнать ее, прикоснуться, вникнуть в ее непростую и очень утонченную суть. Но не получалось.
    А ведь там совсем все по-другому: женщины ходят меленькими шажочками, носят красивые кимоно и не умеют обходиться без вееров; там звучат особо мягкие по тембру голоса, негромкие и
  • JAL ПРЕДСТАВЛЯЕТ ОМОТЭНАСИ
    февраля, 16, 2016 | Интервью |
    Омотэнаси – японская традиция гостеприимства, и, как справедливо отмечает глава представительства JAL в Москве г-н Хамада, одним словом по-русски не объяснить это понятие. Дело в том, что в омотэнаси самое главное – отложенный эффект ностальгии: если вы вышли из гостиницы, ресторана, магазина, где вас приняли по правилам омотэнаси, и прощаясь почувствовали легкий и едва заметный

Один отклик на “ХАНАМИ В СТИЛЕ ДЗЭН

  1. Татьяна Крапивина

    Наталья, супер статья! Настолько все подробно и содержательно! Особенно понравилась часть про чайную церемонию и сладости в Мацуэ. Приезжайте в Мацуэ еще!

Добавить комментарий