МИРОВОЙ ЦЕНТР СИЛЫ ПЕРЕШЁЛ В АЗИЮ

sakura_014_1

Уважаемые читатели, представляем вашему вниманию интервью октября со стажером Японского центра во Владивостоке по теме «Информационные технологии в бизнесе» 2004 года Татьяной ЗАРЕЧНЕВОЙ, креативным директором Группы компаний «Платформа» www.platforma.pro и сооснователем проекта «Открой Тихоокеанскую Россию» www.pacificrussia.travel.

tz-in-japan

— Стажировок по ИТ у нас было крайне мало, интересно узнать, что там было такого особенного, чего не было в других…

Тогда это был мой первый визит в Японию. Эта страна влюбила в себя с первого взгляда. На стажировке уклон был больше в автоматизацию деятельности предприятия, и если кратко описать мои ощущения тогда, то это — «небо и Земля» уровня использования ИТ там и у нас. Сейчас это уже, конечно, не так. Из посещений предприятий мне особенно запомнился завод по производству бумаги. Его включили в программу, конечно, потому что там была любопытная система автоматизации процесса изготовления.

Очень разные ИТ структуры в России и Японии, разный технический уровень организаций и то, как устроен веб. В Японии веб шел, скорее, от мобильного, что меня тогда и поразило, у нас же мобильный интернет стал нормой не так давно. Было бы интересно попасть в веб студию. В Японии для веба первична функциональность и мобильность, у нас исторически все по другому складывалось, — у нас первичен креатив, дизайн, а функционал вторичен. Сейчас эта тенденция выравнивается, но все же мы отталкиваемся от возможностей клиентов, а у нас в стране относительно общего числа компаний немного таких, которые готовы выстраивать всю цепочку от креативной концепции до глубокой аналитики результатов рекламной кампании на уровне продаж, удержания клиента. Но зато для таких клиентов мы проявляем весь свой набор компетенций. Сейчас это ведь основное преимущество интернета. Онлайном можно даже оффлайн посчитать. Вообще мы давно уже не делим, что вот здесь у нас онлайн, а здесь оффлайн, стратегия всегда разрабатывается общая, а тактики различаются в зависимости от среды. Просто мир стал диджитал, везде одни и те же правила игры.

-Были какие-то яркие моменты на стажировке, которые вспоминаются в первую очередь?

Припоминаю такой эпизод, как перед нами выступала одна молодая девушка из числа менеджеров крупной корпорации, она рассказывала, как она работает. Приходит на работу в 6 утра, обедать она не ходила, чтобы не отрываться от работы, уходила домой ближе к 12 ночи, дома еще что-то делала часов до 3, и на следующий день шла на работу. На наш вопрос, «в котором часу на работу?», был ответ: «Говорю же вам, в 6!». Помню, что она при этом прекрасно выглядела, интересно, чего ей это стоило. Из разговора было понятно, что она в таком режиме не первый год. Для меня это было что-то из ряда вон на тот момент, хотя я сама трудоголик. В тот момент мы все выходные проводили на работе – поднимали нашу студию «Три Точки». Мы как раз в 2002 г. ее запустили, рынка веб-разработок во Владивостоке тогда практически не было.

— То есть вы решились на то, чтобы создать студию «в пустыне»?

Да, ведь это своего рода вызов — всегда интересно делать то, что большинству кажется невозможным. Тогда это был мой первый опыт, а сейчас я занимаюсь этим с завидной регулярностью. Когда мы запустили направление интернет-рекламы в 2006 г., мы тоже были первые, кто здесь представлял «Яндекс.Директ», то есть возможности контекстной поисковой рекламы. Не хочу говорить пафосные слова о том, что люблю Владивосток и не хочу уезжать только потому, что здесь рынок, казалось бы, меньше, но да, это так: я считаю, что надо становится успешным там, где тебе хорошо жить, и, если для этого нужно преодолеть что-то — значит, нужно просто очень много и трудно работать. Ведь объективно говоря, в нашей сфере деятельности — в рекламе, в веб-разработках, в интернет-продвижении — очень много активности сосредоточено естественным образом на западе России, потому что там находятся головные офисы, большой рынок, бюджеты и соответственно там — профессиональный и карьерный рост, который у талантливого человека там происходит легко. Так что Москва в рекламной индустрии считается центром всего — для тех, кто хочет устроиться на всём готовеньком. Я же не считаю московский рынок привлекательным, ни в плане денег, которые отдельно взятое независимое агентство может там заработать, ни — что важнее — в плане профессиональной подготовки. Если знаешь английский, то учиться можно по первоисточникам, ведь на Западе маркетинг и реклама на десятки лет старше, чем у нас. А интересные проекты можно делать здесь. Всё зависит лишь от того, какую планку человек сам себе ставит.

Это такое зрелое восприятие сейчас. Но по молодости и мы с мужем уехали работать в Москву, это ещё до того, как запустили студию. В конце 1990-х и начале 2000-х в Америке был бум «доткомов», русские программисты максимально были востребованы (потому что при хорошей школе они стоили дёшево), и мы как наёмные сотрудники занимались тем, что разрабатывали дизайн и программировали на аутсорсе у американской компании. У нас была достаточно большая команда программистов, даже две команды, если не ошибаюсь, человек 40 работало. Потом американский рынок стал схлопываться, а владивостокского рынка еще не существовало. А наработанные навыки где-то надо было использовать, вот мы с мужем и решили растить дальше себя в Москве. Там нам не понравилось, хотя карьерно там было все замечательно, всё сразу сложилось, но… не мой это город, и всё тут. Поэтому мы рванули обратно, позвали человека, которого считаем в определенном смысле своим учителем, и решили делать студию. Ну, и что же, что нет рынка, давайте создадим рынок. Первый год было очень тяжело. Зато кто первый вышел на нишу, тот ее и занял.

— Куда бы сейчас надо было бы ехать, чтобы изучать маркетинг?

Мне кажется, сейчас мир настолько глобальный, что какого-то одного центра не существует. Надо ориентироваться исходя из того, какая конкретно экспертиза нужна. Многим вещам можно научиться вообще на courserа.org — я в последнее время очень плотно сижу на этом ресурсе и своих сотрудников «подсаживаю» на MOOC-курсы. Человек, который хочет получить опыт в маркетинге и рекламе, креативе, диджитал и т. п., всё-таки должен ориентироваться на мировой опыт, желательно без искажений переводом. Я сама профессиональный переводчик, и в той профлитературе, которая продается у нас по данной теме, нахожу очень много искажений в переводе не потому, что переводчик плохой, а потому что нужна уникальная квалификация: и чтобы человек был и специалистом в этой отрасли, а она очень специфичная, и чтобы переводил качественно. Редактор тоже не всегда эти моменты может сравнить с первоисточником. Поэтому я советую читать книги по специальности только в оригинале. Такой вот простой рецепт выхода на мировой уровень — сделать английский вторым языком для России.

Ещё очень хороший формат обучения — это мастер-классы и конференции, где вы можете найти обучение плюс общение. И здесь я совершенно не ориентируюсь на университет, я ориентируюсь на эксперта. Он может сегодня преподавать в Токийском университете, завтра – в Лондонском, а послезавтра — сам по себе. И я буду у него учиться, где бы он ни был.

— Перед нашим интервью Вы рассказали, что едете на интересную конференцию в Барселону, которая посвящена диджитал маркетингу в туризме, это тот самый случай, когда стоит обязательно поехать?

Если говорить о той конференции, куда я собираюсь, меня привлекают там спикеры со всего мира. Представлены разные страны – от Африки до Южной Америки – кроме, к сожалению, России. Такие кросскультурные события максимально полезны для наработки новых навыков, а получать базовые навыки – пожалуйста, есть образовательные платформы в Сети. Мне эта конференция очень необходима сейчас, когда я с головой ушла в туристический маркетинг. Прежде всего, я туда еду за озарениями, которые раз — и приходят в голову, напитанную новыми знаниями и непосредственным общением с профессионалами своего круга.

— Если мне не изменяет память, что-то отдаленно подобное было у нас недавно, было ли там что-то новое?

Для меня там ничего нового не было, но для туроператоров, которые у нас, к сожалению, многие во вчерашнем дне, возможно, было. Многие очень растеряны и не знают, что делать с наступлением эры интернета. Я увидела, что кто-то, как рыба в воде в этой новой ситуации и понимает, что нужно туристу, а кто-то полностью растерян. Раньше все было понятно, а сейчас турист сам через интернет покупает билет дешевле, заказывает гостиницу, находит, куда пойти. В таком случае турагентство или становится не нужным, или оно умеет переформатироваться. Мне очень понравилось, когда директор Инна-тур сказала, что турагент сейчас должен выполнять функцию, сходную с семейным доктором, и это единственное, что осталось туркомпаниям, потому что все остальные функции забрал интернет. Это очевидно всем со стороны, но сознание перестроить очень сложно.

— Почему туристическая тема возникла вдруг в деятельности Вашей группы компаний?

Изначально студия «Три Точки» занималась веб разработками, созданием веб-сайтов, но поскольку рынка не было, мы подрабатывали графическим дизайном и брендингом, сейчас у нас отдельное бренд-агентство Idea Brand. Я уже говорила, что с 2006 г. в рамках студии я начала развивать направление интеренет-рекламы. Мы пошли по пути узкоспециализированных компаний, которые в совокупности обеспечивают полный цикл для клиента. Не стали оставлять в рамках одной компании полный цикл, потому что хуже управляемость, на наш взгляд. Сейчас ситуация такая: есть группа компаний «Платформа», в которой «Три точки» обеспечивают веб-разработки, агентство «Точно!» — интернет-продвижение и аналитику, а бренд-агентство занимается разработкой бренд-концепций и графическим дизайном. Если сложить все эти компетенции, получается мощный ресурс. И вот последнее наше детище совместно с Кириллом Потапенко из «ДВ Региона» — это проект «Открой Тихоокеанскую Россию / Открой Владивосток», программа продвижения региона как привлекательного туристического направления. Как мы к этому пришли… Ну, это и общественная миссия, и самореализация, и новый вызов, до которого мы доросли, видимо. Мы чувствуем в себе силы делать этот проект для всего региона на должном уровне. И потом, в клиентских проектах нет такой свободы — не потому, что клиент такой-сякой (хотя «плохой клиент» — основное оправдание профессиональной несостоятельности многих местных рекламистов, нам, напротив и к счастью, с клиентами в основном очень везёт), а потому, что в клиентском проекте всегда больше ограничений — они разумные, но их больше. Так что… Рука набита, мозги заточены, опыт наработан, и то, что для тебя лет 5 назад казалось сложным, сейчас ты делаешь на раз-два-три. И поэтому нужны новые реально сложные задачи. Человеку всегда нужен рывок вперед, и вот туристический портал «Открой Тихоокеанскую Россию» для нас с Кириллом такой рывок над собой, который дает и обучение, и новые навыки, новое видение и в то же время задействует возможности всех наших компаний, так что сейчас 90 % моего времени посвящено этому проекту.

— Чем отличается этот проект от многих подобного рода попыток?

Есть идея формирования туристического бюро по западному образцу — та самая DMO (Destination Marketing Organization), которая занимается продвижением региона. Кирилл уже года два эту идею продвигает в массы, в том числе и среди туроператоров. В этом проекте в равной мере должны участвовать государство и бизнес. Вот это все собрать вместе – большая работа. Во всем мире это так устроено, и это работает. Но — сложно донести до людей хорошую идею, пока за этой идеей нет никакого «продукта», а можно начать мыслить и действовать, как будто наша DMO уже существует. Поэтому мы решили делать продукты за не существующее пока DMO, первый шаг — такая верхушка айсберга, — это «Открой Владивосток». Мы, таким образом, показываем заинтересованным сторонам, зачем мы это делаем, чтобы не на пальцах объяснять, а показать, например, вот может быть такой турпортал и так его нужно продвигать. У нас есть уже русская и английская версии, но так как мы платим за все это из своего собственного кармана, то, например, уже на азиатские языки у нас сейчас не хватает возможностей сделать быстро. Но мы понимаем, какие продукты нужны, и через продукты объясняем общую идею. Если нет образа будущего, будущее не наступит.

— Обычно такого ждут от местных властей…

Вот это такая ловушка. По поводу нашей инициативы звучали разные вещи, в том числе, а какое право вы — частные лица — имеете на то, чтобы выполнять работу, которую должно делать государство. Вот это должно делать государство, а оно не по разным причинам не делает. Ах, какое государство плохое. А ты возьми и сделай хоть что-то, чтобы убедиться в том, что твоя идея рабочая, и тогда государство, возможно, поддержит, когда будет понятно, во что конкретно вкладываться. Мы ощущаем моральную пока поддержку, финансово пока это ложится на наши плечи. Пока есть возможность, — вытягиваем это собственными ресурсами.

— Интересный получается у вас тандем с Кириллом…

У нас не было задачи — мы от этого специально отошли – просто сказать, почему надо приехать во Владивосток, мы пока проводили инвентаризацию, что у нас есть, чем мы можем быть интересны внешнему миру. И сейчас на основании всех смыслов, которые мы вскрыли, мы делаем презентацию, в которой мы хотим рассказать не просто, скажем, 5 причин посетить город, а что во Владивостоке является магнитом, который может притягивать людей со всего мира. А это, в конце концов, влияет и на деловые отношения, в деловых отношениях половина — это личные отношения. Мы хотим сами понять и создать четкий образ, что такое человек из Владивостока, и, чем Владивосток может обогатить гостя, это тоже часть нашей миссии.

— В Японии в некоторых префектурах есть Отделы по продвижению брендов префектуры, мы, например, через такой отдел начали проект «Пионы из Симанэ».

Было бы здорово с ними обменяться опытом!

— Во время стажировки Вы были настроены на поиск японских партнеров?

Тогда наша компания только образовалась, на тот момент начинающая веб-студия ничего не могла предложить японским партнерам. Кстати, после стажировки я начала учить японский язык, хочется восстановить. После я много раз ездила по семейному обмену, чтобы глубже понять это общество. У нас возникли контакты, когда японская компания интересовалась русскими программистами. Сама я человек близкий больше к творчеству, креативу, рекламе, и была сосредоточена на своих задачах, а «продавать» программинг — это совсем не моё. Так что деловых отношений не сложилось в то время, но зато появились новые друзья!

— А на данный момент?

Несмотря на то что, мы ближе к Японии, все крупные японские компании, которые выходят на российский рынок, открывают свои представительства в Москве, и там же решают все вопросы, связанные с продвижением. Хотя, возможно, это неправильно вообще. Находясь здесь, мы лучше понимаем японцев. У нас больше связей и общения. Например, у меня после наших семейных обменов осталось 7 семей, с которыми мы поддерживаем отношения. Я понимаю в какой-то мере, как они мыслят, а в Москве этого вообще не понимают. Когда я говорю, что я из Владивостока, на меня накидываются люди, которые работают с Азией, чтобы расспросить об особенностях японского, китайского, корейского менталитета. При этом мне кажется, для японцев важно, продвигаясь в России, не переключаться полностью на российские ценности, а быть где-то между, делясь своими. В этом направлении можно было бы совместно поработать.

— То есть, если бы японская компания обратилась к вам с заказом о продвижении по всей России, вы бы смогли охватить территорию «от Владивостока до Калининграда»?

У нас есть и московские, и федеральные клиенты, и это компании, которые сознательно выбрали нас, это компании, свободные от стереотипа «в Москве всё лучше». Те бренды, которые вышли из Владивостока и закрепились на западном рынке, понимают наши возможности, и у них нет необоснованного снисходительного отношения к «провинции» (в эпоху интернета, как известно, нет провинции). Поскольку они сами прошли сложный успешный путь и понимают высокий уровень наших компетенций. Мы решаем рекламные задачи для западных клиентов, сидя здесь во Владивостоке, и для нас нет проблем ответить на звонок в 12 часов ночи. Основываясь на нашем прошлом опыте, можно сказать, что русский менталитет все равно общий с небольшими нюансами. Проблема у японских компаний на западе России в том, что там потребители в целом не понимают различий между японским, корейским и китайским. Однако в данный момент у нас нет иллюзий по поводу рекламного рынка в России в целом – он в кризис сокращается в первую очередь. Сейчас мы наблюдаем обратную тенденцию – многие русские компании пытаются выйти на Китай. К нам обращаются теперь уже русские компании из Москвы, потому что мы ближе во всех смыслах к нашим соседям. Кажется, что все понимают, что центр силы перешел в Азию.

12 интервью со стажерами в течение 2015 года, посвященные 20-летию Японского центра в 2016 году

Похожие записи:

  • КРЕАТИВНОСТИ НУЖНО УЧИТЬСЯ
    июня, 1, 2015 | Ассоциация стажеров Интервью |
    Дорогие читатели, представляем вашему вниманию интервью с дважды стажером Японского центра — по темам «PR и реклама» 2004 г. и «Управление малыми и средними предприятиями» 2012 г. Вероникой Александровной КАЗАКОВОЙ. Наш разговор будет о стажировке по рекламе, такой темы у нашего центра больше не было. Ее организатором выступил тогда Hokkaido Intellect Tank (HIT), поэтому стажеры
  • ЭТО ИЗМЕНИЛО МОЕ МИРОВОЗЗРЕНИЕ
    августа, 19, 2015 | Ассоциация стажеров Интервью |
    Уважаемые друзья, предлагаем вашему вниманию интервью с МАКЕЕВОЙ Мариной Юрьевной, генеральным директором ООО «Центр развития инвестиций» www.idc.vl.ru, стажером по теме «Менеджмент предприятия», которая состоялась в мае-июне 1998 г. Думаю, не будет преувеличением сказать, что многие из вас заочно знают Марину Юрьевну, — редкая деловая пресса обходится без экспертных комментариев г-жи Макеевой.
    — Стажировка состоялась в
  • БЕЖАТЬ ВДВОЕ БЫСТРЕЕ
    декабря, 23, 2015 | Ассоциация стажеров Интервью |
    Уважаемые читатели, представляем вашему вниманию интервью декабря со стажером Японского центра во Владивостоке 2001 г. по теме «Корпоративные финансы» (оператор стажировки — Mitsubishi Research Institute) КОНОТОПОМ Андреем Альбертовичем, руководителем контрольно-финансового департамента сети магазинов «Бубль — Гум». Завершить нашу серию интервью к 20-летию Японского центра в 2016 г. мы решили беседой с хорошо известным в городе
  • МОРСКАЯ…
    сентября, 2, 2015 | Ассоциация стажеров Интервью |
    ЗГУРОВСКИЙ Константин Александрович, к.б.н., руководитель программы по устойчивому рыболовству Всемирного фонда дикой природы www.wwf.ru (WWF), в компании — с 1999 г. В Японском центре Константин Александрович прошел обучение на многих семинарах, был слушателем курсов японского языка, стажировку по теме «Управление малым и средним бизнесом» прошел в 2000 г. Константин Александрович владеет пером, вы можете ознакомиться
  • ЛЕГЧЕ ОБУЧИТЬ ЯПОНСКОМУ ПРОГРАММИСТА, ЧЕМ ПРОГРАММИРОВАНИЮ — ЯПОНИСТА
    июля, 1, 2015 | Ассоциация стажеров Интервью |
    Уважаемые читатели, представляем вашему вниманию интервью с нашим стажером 2006 года по теме «Маркетинг» Вадимом Александровичем ЦВЕТНИКОВЫМ, менеджером по маркетингу и связям с общественностью «ООО Ронда Лтд». В 2011 г., когда Японский центр отмечал 15-летие, Вадим Александрович участвовал в нашем блиц-опросе, а к 20-летию мы решили поговорить неспешно.

    — Вадим Александрович, вспоминаете ли стажировку Японского

Один отклик на “МИРОВОЙ ЦЕНТР СИЛЫ ПЕРЕШЁЛ В АЗИЮ

  1. Алла Дробот

    Это очень интересно!

Добавить комментарий