ТАК УЖЕ НЕ УМЕЮТ

sakura_25

— Так уже не умеют работать! — изрек представитель аукционного дома Christie’s в Гонконге, изучая целый час ювелирную коллекцию Натальи КОВАЛЕВСКОЙ.

— Откуда Вы? – с трудом понимал эксперт. Хабаровск? Это где? Принесите, пожалуйста, карту мира, — обратился он в отчаянии к помощникам…

Наталья Ковалевская, член Союза художников России, стажер Японского центра в г. Хабаровск, кавалер нескольких Орденов, вручаемых выдающимся ювелирам. В Японии в качестве стажера Наталье удалось побывать не раз. В год 25-летия Японского центра во Владивостоке мы расширяем географию интервью с нашими стажерами, тем самым знакомя наших читателей с вкладом Японских центров в России в дело развития деловой среды.

— Наталья, с какими представлениями Вы ехали в Японию?

— О Японии, я, конечно, знала немало, у меня много друзей, которые там бывали, много рассказывали. Однажды благодаря знакомым я оказалась на обучающем семинаре в Японском центре. И с удовольствием прошла 4-дневный курс обучения несмотря на то, что, на первый взгляд, это не касалось напрямую моей ювелирной специальности. Познакомилась с удивительными людьми – участниками семинара. Успешно сдала тест и, к своему счастью, попала на стажировку по теме «Маркетинг». Как мы видим с высоты современного положения дел, маркетинг – неотъемлемая часть любого бизнеса. И это понимание пришло ко мне уже тогда, а благодаря стажировке знания, полученные из разрозненных источников в том числе и после обучения в США в 1997 г., систематизировались.

В 2003 г. я впервые поехала в качестве стажера в Японию с широко раскрытыми глазами, готовая воспринимать абсолютно всё. У меня было ощущение, что мой мозг после Японии сложили как кубик Рубика, и с этим видением мне необходимо было приспособиться к российской реальности, а это задача не из простых. Я художник, не бизнесмен. На тот момент я была соучредителем ювелирного магазина, но ощущение, что это не мое, сильно тяготило. Я воспринимала это как необходимость. Результатом стажировки явилось то, что в течение четырех месяцев после возвращения, я приняла решение выйти из состава учредителей, осознав, что я буду максимально эффективной только в творчестве. Моя профессиональная самореализация стала намного важнее, чем распыление на другую деятельность, я нашла в себе силы выйти из проекта и заниматься другим, своим — то, что мне ближе, где я чувствую себя хорошо. Это то, что дает энергию жизни, от чего ты с удовольствием просыпаешься утром с мыслью, что ты с удовольствием сейчас пойдешь в мастерскую, а вечером удовлетворенный вернешься домой.

— Насколько оказалась практически полезной другая стажировка по «Управлению в сфере гостеприимства»?

— Удивительно, но в любой стажировке ты всегда можешь найти то, что резонирует с тобой. Тема гостеприимства напрямую связана с клиентоориентированным сервисом, то есть с той областью, в которой я непосредственно работаю. Для меня это было однозначно актуально и полезно. Мы посещали отели разного уровня, каждый делал акцент на свою особенность, и этот мир открылся изнутри. Есть такое японское выражение – «О-кяку-сама ва ками-сама» («Клиент – Бог»). За этой фразой стоит не только отношение к клиенту, но и большой труд научиться такому отношению. И я для себя вынесла формулу, что каждый человек, который приходит в твое пространство, в моем случае – в мастерскую – Бог. Что бы мы ни посещали — отели, рестораны, магазины – везде работала эта формула.

По большому счету, и я жду гостя — не важно, кто этот человек — о котором ничего не знаю заранее, это шанс встретиться с новым, еще неизвестным для тебя. Кажется так, что человек приходит ко мне, чтобы что-то получить, но я считаю, что человек приносит что-то, становится для меня проводником новой информации, вдохновения, взаимообогащающего общения. Наверное, и раньше было такое интуитивное понимание, но в Японии во время стажировки я это отчетливо осознала.

— Вы упомянули о формуле, некоем методе, который можно применить на своей практике. Зачастую стажеры действительно ожидают готовые рецепты успеха.

— Готовых рецептов просто нет. Нужно не ждать, что тебе разжуют, а тебе останется только проглотить. Проанализировать и применить к своей ситуации — процесс небыстрый, иногда даже неожиданный. Тебе кажется, что все хорошо, а после того, как посмотрел на себя со стороны, особенно находясь в Японии вдали от ежедневной суеты, ты внезапно понимаешь, что вот здесь и здесь нужно что-то изменить. Интересно было ловить себя на ощущении во время посещения различных предприятий, глядя на результат труда людей и слушая, как они этого достигли, как ты проецируешь на свою ситуацию и понимаешь, где ты не доработал, не доделал, а мог бы!

— Как Вам кажется, что вдохновляет руководителей предприятий Японии, мы очень часто слышим в последнее время на семинарах от японских экспертов о социальной ответственности бизнеса?

— Как только начинаешь деньги ставить вперед, то все рушится, и за всем этим нет будущего. Зачастую альтруистские мысли приводят к глобальным проектам, а там и деньги подтягиваются. В 2003 году, когда мы вернулись после стажировки, те стажеры, которые стояли близко к топ-менеджменту, они практически все – не помню, в каком процентном соотношении – остались без работы. Потому что они были неугодны.

— Что изменилось в людях на стажировке, что они перестали вписываться в свои компании?

— Если речь идет о том-менеджерах, то, думаю, они понимали после обучения, что в предприятии что-то надо менять, а любые перемены требуют дополнительных усилий или оптимизации. На такие стажировки должны ездить люди, от которых на самом деле зависит принятие решения, то есть руководители. И чтобы они каскадом распространяли нововведения в своей компании.

— Как могла такая краткосрочная стажировка так сильно повлиять на мировоззрение менеджеров?

— Если говорить про тот период – потому что на данный момент Россия очень сильно изменилась – в то время все бурлило, мы впитывали очень много разной информации. В принципе трех недель вполне достаточно для человека, который и так находится в процессе перемен. Япония ускоряла этот процесс – ты как бы попадаешь в будущее и видишь оттуда, каких ошибок можно избежать, основываясь на опыте японцев. Уезжая на стажировку, мы оставляем наше предприятие на 2-3 недели, а возвращаемся не через три недели, а через много лет вперед, как бы опережая время. И естественно, видно много того, что разочаровывает, что можно и нужно изменить. А раньше не видели этого. Перемены очень болезненны после возвращения. Больно осознавать, что необходимо СРОЧНО предпринимать какие-то действия, чтобы исправить все.

— Не показалось ли, что стажеры более позднего периода не горели желанием что-то изменить?

— В первую стажировку я была в числе молодых, а в последующую – в числе зрелых. Новое поколение вели себя как очень опытные люди и пытались поучать, задавая вопросы, тем самым сделать замечание японской стороне. Для меня любая стажировка, это когда нужно просто слушать, смотреть и адаптировать внутри себя. Раньше я такого отношения не видела, боюсь, что это от того, что люди хорошо знают «вершки», но совсем не знают «корешки». Не понимая, что за всем стоит труд. Недавно мне где-то попалась информация, что, читая новостные ленты в интернете, пробегая глазами, нам кажется, что мы в курсе всего, а в реальности, мы превращаемся в людей, которые читают только заголовки. Наша голова так устроена, что, если мы получаем информацию, но не прикладываем физических усилий, то есть не используем эту информацию в своем физическом труде, она становится ненужной, и исчезает. Но при этом ворует наше время и засоряет сознание. Тенденция такова, что люди искренне считают, что они много знают, не зная глубоко ничего.

— Как Вы думаете, насколько удобна, справедлива и объективна система тестирования после семинара для выбора стажеров?

— Я бы немного расширила эти тесты, чтобы понять психотип человека. Не ограничиваться только проверкой пройденного материала. Чтобы понять, открыт ли человек переменам, надо ли ему это вообще. Перед отъездом стажеров напутственные искренние слова Японского центра только помогут человеку сориентироваться. Вам кажется, что все понимают, чем вы занимаетесь, так же хорошо, как это знаете вы. Но это не всегда так, особенно люди, которые попадают впервые на семинары и в программы Японских центров, им все важно. Эмоций в этих словах должно быть больше, чем технической информации.

— Можем ли мы давать советы взрослым состоявшимся людям?

— Обязательно надо сказать что-то вроде: «Вы просто расслабьтесь, постарайтесь больше впитать, не защищаясь от новой информации, старайтесь удивляться, как дети каждый момент». А вот вернувшись, надо проанализировать свою нынешнюю ситуацию. Но на борт самолета в Японию надо сесть ребенком, чистым листом.

— Можно ли сказать, что посещения Японии как-то влияют на всплески творческого подъема?

— Все, что связано с Японией, в моем случае, это глубинные процессы, а они не могут быть быстротекущими. Буквально связать новые идеи, пришедшие в голову и посещение Японии, я не могу. Но спустя много лет после первой стажировки, закрывая глаза, я отчетливо могу вспомнить впечатления вплоть до дуновения ветра и звуков. Послевкусие сохраняется годами. В непростой период или тупиковой ситуации абстрагироваться от нее и посмотреть на нее со стороны получается вместе с воспоминаниями о том, как я гуляю по японским паркам.

— Что именно Вас вдохновило в Японии как художника?

— Абсолютно всё. Я, конечно, знала, что такое искусство любования: сакура, листья клена, луна и т. д. Вернее, мне так казалось, что я знаю. Поразило, в первую очередь, то, как все организовано для того, чтобы вы могли насладиться процессом любования. Вся инфраструктура удобна в любое время года. Подумать, как организовать, например, посадку деревьев, чтобы они радовали глаз в разные сезоны, как организовать пространство внутри помещений. Это искусство и особое мировоззрение.

— Японцы умеют грамотно и бережно использовать ресурсы…

— Это я заметила не сразу, первоначально тебя переполняют эмоции, и они все далеки от понимания расчётов. Нас встречали везде как родных и самых дорогих гостей, забота, которая нас окружала, погружала нас в детские ощущения, как будто мы приехали в гости к родителям. Потом ты начинаешь видеть за этим мыслительный процесс и в какой-то мере режиссерский подход. Чтобы понять, как встретить максимально комфортно, надо продумать, как это будет происходить: где гость сядет, что будет делать, куда может упасть его взгляд, какой будет аромат в этот момент и т. п. Все имеет значение, и этот режиссерский план ты начинаешь осознавать только потом, а поначалу ты просто поражен уровнем гостеприимства. Побеспокоились каждым моментом твоего пребывания в том пространстве, где тебя встречают.

— Не было ли у Вас порыва взять в руки карандаш и посидеть порисовать проходящие перед взором сюжеты?

— Нет, я старалась максимально впитывать, что происходило вокруг, прислушиваться к себе и копить, собирать, чтобы трансформировать это все потом после приезда.

— В Японии до сих пор жива «монодзукури бунка» (культура ремесел, ручного творчества), Вы можете сказать, что это до сих пор живо в Японии?

— «Ката» – правила, превратившиеся в формы, о которых знают и которым придерживаются с детства. Термин «ката» вы встретите везде – в боевых искусствах, в кулинарном мастерстве, икебана и т. п. «Ката» позволяют не тратить лишнюю эмоцию (читай энергию) на «изобретение велосипеда». Их форма просчитана веками, и что удивительно — вокруг происходят такие быстрые изменения, а эти правила неизменны и строятся на уважении к труду учителя. Как результат, ты с уважением относишься ко всему и свою личность встраиваешь в этот сложный синергический процесс. Впитывая правила и встраивая себя в общество, это позволяет тебе мыслить себя одним целым со всеми, с миром, природой и одновременно оставаться целостным внутри. Нам очень много не понятно. Например, японское доведение до абсолюта следование правилам. Невероятно жаль, когда человек должен лишить себя жизни (обряд сэппуку) и как так можно в одну секунду лишать жизни такую сложную систему, как человек.

— Но процесс «монодзукури», что дословно значит «создание вещей», требует многих лет, а жизнь ускорилась, и у японцев, похоже, нет шансов выигрывать в этой гонке. Как в таких условиях сохранить уважение к ручному труду? Правила игры во внешнем мире заставляют ускоряться.

— Может, внешний мир скорее рухнет под гнетом своего ускорения. Япония встроена в общую глобальную картину, и, возможно, ее роль напомнить нам о ценности ручного труда, о ценности людей, которые умеют делать руками, но этот процесс не может убыстряться, мастер должен внутри созреть. Да, мир на пороге интересных событий, когда общество идет к тому, что человек как единица стал не нужен — роботы заменяют людей, и тут возникает вопрос, а надо ли бесконечно совершенствовать технический прогресс. Япония сохранила идентичность, сохраняя свои правила жизни (ката), и мне кажется, до конца они не открылись внешнему миру. Это красиво, это прекрасно уметь останавливать время и наслаждаться природной красотой и ни на что непохожей эстетикой. Если такие страны как Япония утратят свою идентичность, мир станет скучнее. Человеческие эмоции требуют смены обстановки и иметь возможность выбирать варианты, а если все будет одинаковое, то это просто неинтересно. Я — за разнообразие мира.

— Вам доводилось видеть, как японцы относятся к ювелирному искусству?

— В Японии очень деликатно относятся к ювелирным украшениям, существуют, как и везде, правила хорошего тона, в каких случаях, какие украшения носить. Все мы знаем о том, что в Японии любят миниатюрные формы. Но что их выделяет из всех, так это их умение созерцать маленькие вещи с таким же вниманием, как и крупные яркие. Люблю наблюдать за ними, как они умеют разглядывать и воспринимать, и как выражают свои чувства.

— Какой реакции Вы ожидаете от клиентов?

— Когда-то у меня был такой период, когда мне хотелось написать книгу о том, что происходит с моими клиентами. Почему не написала, наверное, потому что это слишком личная информация. Хотя думаю, никто бы не возражал. Люди сами не понимают сначала, что происходит. Если они приходят с открытым сердцем и спрашивают совета, я расслабляюсь и не пытаясь им угодить, вижу, чем мой клиент занимается, зачем он пришел и чего от меня ждет. Я понимаю, что он от меня может получить. Потому что то, что я ему отдам — это мой ребенок, мое время и моя жизнь, воплощенная в конкретной вещи, это нечто гораздо большее, чем просто сделать кольцо или серьги и получить за это деньги. В этом процессе деньги точно не стоят на первом месте. И если человек открыт, с ним начинают происходить самые неожиданные изменения всего. Меняется отношение к миру, раскрывается внутренний потенциал. Перемены влекут за собой события, с людьми случается то, чего они уже не ждали, но очень хотели. Я не хочу сказать, что здесь какая-то магия, но происходит некая перемена в сознании, которая включает цепную реакцию, что приводит к замечательному результату. С сожалением отмечаю, что в последнее время люди боятся перемен и боятся обозначить свои истинные желания.

Справка:

В 2011 г. в Государственном Дальневосточном Художественном музее (г. Хабаровск) состоялась выставка «Перцепция света», где видеоарт (Глеб Телешов) и ювелирное искусство (Наталья Ковалевская) дополнили друг друга, чтобы показать людям жизнь света, пойманного на радость нам с вами в гранях драгоценных камней и металлов.

Жители Владивостока могли увидеть выставку работ Натальи Ковалевской во время дефиле моделей от кутюрье Александра Варлакова в 2019 г. в рамках Дней Эрмитажа в Приморской Государственной картинной галерее.

Похожие записи:

  • СЕКРЕТОВ УЖЕ ДАВНО НЕТ
    марта, 30, 2020 | 25-летие ЯЦАссоциация стажеровИнтервью |
    В преддверии 25-летия Японского центра, которое мы отметим в 2021 г., беседуем с Ю. ШКАРОВСКОЙ, директором по кадровым вопросам Сервисного центра FESCO, стажером 2015 г. по теме «Управление персоналом».
  • МАРКЕТИНГ НА СЛУЖБЕ У НАУКИ
    марта, 3, 2015 | Ассоциация стажеровИнтервью |

    Уважаемые друзья, предлагаем вашему вниманию интервью с нашим стажером 2009 года по теме «Маркетинг» Юрием Николаевичем КУЗНЕЦОВЫМ, заведующим отделом внедрения ФГБНУ «ТИНРО-Центр». Зачем науке маркетинг, ведь продуктам ТИНРО у нас и так все доверяют, и что интересного из представленного в Японии удалось увидеть стажерам в 2009-м году — об этом наш разговор с Юрием Николаевичем.

  • ЛЕГЧЕ ОБУЧИТЬ ЯПОНСКОМУ ПРОГРАММИСТА, ЧЕМ ПРОГРАММИРОВАНИЮ — ЯПОНИСТА
    июля, 1, 2015 | Ассоциация стажеровИнтервью |
    Уважаемые читатели, представляем вашему вниманию интервью с нашим стажером 2006 года по теме «Маркетинг» Вадимом Александровичем ЦВЕТНИКОВЫМ, менеджером по маркетингу и связям с общественностью «ООО Ронда Лтд». В 2011 г., когда Японский центр отмечал 15-летие, Вадим Александрович участвовал в нашем блиц-опросе, а к 20-летию мы решили поговорить неспешно.

    — Вадим Александрович, вспоминаете ли стажировку Японского

  • СНАЧАЛА СИСТЕМА – КАЙДЗЭН ПОТОМ
    января, 29, 2020 | 25-летие ЯЦАссоциация стажеровИнтервью |
    ГРУЗДЕВА С.А., советник генерального директора ООО «ИнтерСерт» (до 26 февраля 2020 г. Директор ООО «ДВ-Интерсертифика» — прим. ЯЦ), стажер Японского центра 2001 г. и 2017 г., консультант дальневосточных предприятий по вопросам разработки и внедрения систем менеджмента качества, инструктор и аудитор с более чем 20-летним стажем.
  • ЧТО МЕШАЕТ ДОГОВОРИТЬСЯ
    декабря, 18, 2020 | 25-летие ЯЦАссоциация стажеровИнтервью |
    Дорогие друзья, серию интервью к 25-летию Японского центра продолжает стажер по очень популярной среди предпринимателей Приморья теме – Управление малыми и средними предприятиями — ГОЛУТВИН Александр Николаевич, генеральный директор DNS Development, группа компаний DNS. С 2016 года, когда Александр Николаевич прошел стажировку, данная тема не теряет актуальности, и всегда отчеты стажеров по МСП в рейтинге

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *