ГОВОРЯТ, У ВАС РАБОТАЕТ ЯПОНЕЦ?

sakura_25

Серия интервью к 25-летию Японского центра в 2021 г.

Уважаемые читатели, мы продолжаем серию интервью к 25-летию Японского центра в 2021 г. Наш собеседник в августе – стажер 2005 года по теме «Деревообработка» — КЛЕПИКОВ Алексей Николаевич, директор по производству ООО «Лестех». Уникальное в своем роде предприятие в Приморье – единственное мебельное производство полного цикла от доски до готовой мебели. Карьера Алексея в деревообработке началась с работы еще на практике студентом в Японском центре деревообработки, открытом в 1993 г.

2untitled

— Алексей, можешь ли ты, как и многие наши стажеры, сказать, что наши стажировки обладают отложенным эффектом?

— Вы предлагаете стажировки разным людям. Я их разделил бы грубо на две категории: первая – люди, которые знали, чего хотят, искали подобные стажировки и попали; вторая категория – это те, кто попали по воле случая, благодаря фортуне, как это произошло со мной. Я работал в Японском центре деревообработки, наш руководитель на тот момент – Яценко Ю. П. – спросил, нет ли у меня загранпаспорта. К тому времени Юрий Петрович меня уже давно знал: я все время учебы в университете проработал у них сначала стажером, затем сотрудником.

И те люди, которых отправили с производства, которые сами, может, и не планировали попасть в Японию, их можно поделить в свою очередь еще на две категории. Первым Япония показала, что можно развиваться в этом направлении, и что шанс этот упустить никак нельзя. Вторая категория людей не совпала с предложенным Японией в силу ряда причин. Отложенный эффект в любом случае есть, но сила воздействия этого эффекта у всех разная. В моем случае – я был молод – Япония показала направление для развития.

Многие приходят к Японии через спорт, изучая традиции и культуру, субкультуру на протяжении многих лет. В любом случае ты пересекаешься с той информацией, которую ты получил на стажировке. Пересечения с полученной информацией в Японии случились по работе – несмотря на то, что я проходил стажировку по деревообработке, я в сам момент стажировки не был готов к восприятию 100% информации – а когда я начал вникать самостоятельно, я освоил то, что услышал на стажировке и привнес в «Лестех».

Klepikov1

— Как появилась деревообработка в твоей жизни? По современным меркам очень экзотическая специальность.

— По окончании школы я не был готов самостоятельно делать выбор. Меня больше интересовал спорт. Это выбор моих родителей. Надо отдать должное маме, она разглядела во мне способности работы с деревом. На первом курсе я проходил практику как раз в Японском центре деревообработки, правда, в то время мы больше помогали убирать, а не осваивать профессию. Но, я вспомнил про них, когда нужен был дополнительный заработок. Окончив учебу на факультете «Технология деревообработки», я попросился к ним на работу, и мой случай был первым, когда они взяли вчерашнего студента. Но, с другой стороны, они меня уже хорошо знали, я проработал к тому моменту несколько лет у них в качестве стажера-практиканта. Никто там не обучал специально, если ты хотел что-то освоить, ты должен был самостоятельно вникать в работу, наблюдая за коллегами.

— Факультет до сих пор существует?

— К сожалению, нет, и при переезде на о. Русский в ДВФУ техническая база центра не восстановилась. Здание центра деревопереработки осталось, станки перевезены на остров, но персонала, который бы этим занялся, нет. Команда распалась, многие перешли в компанию «Штыковские двери».

Klepikov3

— В какой момент пригодились знания, полученные на стажировке?

— Нет такого, что я побывал, потом прОпасть, а потом вдруг пригодилось. Все развивалось последовательно: по итогам стажировки 2005 года мне стало интересно японское направление в целом, после этого я занялся японским языком, и через полгода Ю.П. Яценко отправляет меня летом 2006 года на полугодичную стажировку в Японию, в префектуру Симанэ. Семейное предприятие «Суяма Мокудзай» – деревянное домостроение. После возвращения директор пробовал вести бизнес с Россией через меня, но я тогда не был готов.

— Потрясающий опыт, расскажи немного об этой стажировке?

— Два месяца нас обучали японскому языку с полным погружением, поскольку японский преподаватель не говорила по-русски совсем. А потом 4 месяца стажировки на предприятии. Компания довольно большая, если мы в день изготавливаем один предмет мебели, то они в день – дом. Мне составили хорошее расписание. Для начала провели и познакомили по всему производству от сборки до транспортировки. Каждую неделю я проходил новый участок, и за месяц прошел весь цикл производства. Через месяц я обратился к руководству, чтобы мне разрешили полдня использовать для написания диссертации. Тему выбрал по сушке древесины, а специализация – насколько точность в соединении дома зависит от влажности древесины. Там я увидел, что экономическая ситуация хоть в Японии, хоть в России ставит производство в определенные жесткие условия. Поэтому недосушенный лес такая же не редкость, как и у нас. Ищется баланс между экономическими возможностями и техническим исполнением. Я сделал на том производстве эксперимент для диссертационной работы. В префектуре есть исследовательский институт, где был уникальный станок для лабораторных исследований. Я купил древесину в «Суяма Мокудзай», высушил, подготовил и провел эксперименты, результаты мне потом выдали. Но, к сожалению, никакой ценности для нашей аспирантуры они не имели, т. к. были произведены не по правилам страны, в которой предусмотрена защита. Однако для своего личного опыта это был очень важный шаг. Позже мне это все пригодилось в работе на производстве здесь.

Klepikov4

— Каким был коллектив в «Суяма Мокудзай»?

— Компания занимается домостроением, это немного далеко от дизайна и творчества, больше автоматизации. Дома собираются из: столб, балка и лаги. Три элемента, которые комбинируются между собой. Домостроение сильно отличается от мебели, и намного проще. Там были разные по уровню подготовки специалисты. Возраст тоже варьировался. Был один плотник примерно мой ровесник, он занимался подрубками непосредственно на объекте – подгонка того, что нельзя сделать на производстве. Он также работал в плотницком цехе, где делается ручная работа, он подгонял основную балку на крыше, к которой крепятся все остальные. Эта балка — центральный элемент дома, престиж и статус зависят от того, какая балка установлена. Он делал шиповые соединения вручную наверху, а балка эта всегда кривая, с ней всегда сложно. Потом его перевели на работу с компьютерными программами, и он сказал, что это скучно. Работа руками, несмотря на тяжелые условия (однажды он умудрился рубануть себе стамеской по ноге) привлекала его больше.

— Часто случались несчастные случаи на производстве?

— Точно так же, как и везде. После каждого случая нас всех собирали и разбирали инцидент, рассказывали, что надо делать. Это может случиться в любой стране – есть у вас система 5С или ее нет, неважно, человеческий фактор всегда играет свою роль.

— Как складывалось общение в японском коллективе?

— Хорошо: я увидел разных людей, было удивительно встретить веселых ребят, которые тебя так же подкалывают, как если бы мы общались с ними здесь как друзья. Пожилые люди были очень сдержанны. Все относились с пониманием несмотря на то, что я для них был в общем-то обузой. Я старался, но были ошибки, это неизбежно. Там я за руль сел впервые. Надо было перевезти бревна с места на место. Намаявшись перетаскивать их вручную, я сел за руль погрузчика. И попортил им асфальт: температура высокая, груз тяжелый, когда крутишься на одном месте, асфальт плывет. После этого собрали собрание, рассказали, как надо делать и как не надо.

— Языковая подготовка помогла, видимо, вжиться в коллектив?

— В идеале хотелось бы хотя бы 10% во время обучения комментариев русскоязычного педагога. Не все было понятно. А вообще, это действенный метод, когда у тебя нет иного выхода, кроме как усилием воли понять японского преподавателя. Идти в коллектив я не боялся совсем, вероятно, это молодость. Когда все воспринимается как приключение. И каждый день что-то новое, стресс за стрессом, но в молодости все это отлетает от тебя, ты полон сил. Вернувшись после стажировки, я с удвоенной энергией занимался японским языком.

— Как складывалась карьера после стажировки?

— К сожалению, после травмы моя карьера в Японском центре деревообработки завершилась. Физическая работа была противопоказана, и я устроился технологом в компанию Домоцентр. Там я сосредоточился на бережливом производстве по примеру Тойоты. Моя первая освоенная книга была «Быстрая переналадка» — изобрел этот способ ОНО Тайити, председатель Совета директоров «Тойоты» с 1978 г. — поскольку я работал в ИТР (инженерно-технические работники), и мне необходимо было наладить производство.

После этой компании я уже поступил в 2009 г. на работу в «Лестех», где я занимаюсь персоналом, рабочими и организацией производства. На тот момент в компании в приоритете был фордовский принцип конвейера. Но Тойота смогла модернизировать этот подход, в результате чего покупатель получал индивидуальную продукцию. Основываясь на принципе откидывать все плохое, оставляя все хорошее и развивая успех. Оно-сан разработал систему быстрой переналадки, чтобы иметь возможность массово производить то, что хорошо получается. На одном стенде есть возможность выпускать несколько моделей в день. А не одну и ту же модель Форда. Эта книга привела к внедрению на производстве системы 5С, изучению стандартизации, офис 5С и т. п., взяв за основу идею откидывать ненужное, на что тратятся ресурсы, оставляя и модернизируя нужное.

Как-то к нам пришел на работу парень и спросил, а правда ли, что говорят, у вас на предприятии работает японец? Да, — говорю, правда, — это моя кличка, персонал меня так называет. Я контролирую качество, если его не будет, то наша продукция не будет отличаться от того, что было в начале пути.

Klepikov2

— Как вы выбираете дизайн мебели?

— Например, два направления нашей коллекции: одно — японское, другое – состаренная мебель появились как стратегически новый шаг, предпринятый директором несколько лет назад. После поездки в Японию директор решил взять за отправную точку скандинавский стиль – они с японским имеют очень много общего – и решил внедрить линейку мебели в современном японском стиле. После войны японские краснодеревщики обратились к опыту скандинавских стран в изготовлении мебели, как обычно, улучшили все до неузнаваемости оригинала, оставляя только нужное, в итоге получили свой стиль, который высоко ценят во всем мире и узнают все, кто хоть немного с ним знаком.

— Как ты узнаешь вещь, сделанную японцем?

— Это видно по очень тонким деталям, в которых просчитана нагрузка, изгибам и легкости. И при кажущейся легкости это абсолютно прочная и устойчивая конструкция. Надежная мебель.

— Интересно ли компании было бы сотрудничество с японскими начинающими дизайнерами?

— Да, потому что это в любом случае расширяет наши горизонты, дает новую пищу для ума.

— Как прошла поездка в Японию в 2017 г., удалось ли найти клиентов на японском рынке?

— После спада 2014 г., накрывшего всю экономику, мы решили попробовать выйти на новый рынок — в Японию. Я тогда повторно поступил на курсы японского языка к вам в центр. Мы поехали в Японию, прошлись по магазинам, посмотрели в целом, какую мебель предлагают. И мы пришли к очень важному для себя выводу, что мы уже прошли уровень учеников. Мы уже не ученики, и наша мебель конкурентна даже на японском рынке. Безусловный лидер, с которым нам никогда не сравниться, поскольку у нас нет тех ресурсов, которыми обладает он – это Conde House, а вот с другими более мелкими ателье мы вполне можем конкурировать. Недавно мы отправили наш диван заказчику в Осака.

— Кто ваш клиент здесь в России? Это люди, увлеченные японским стилем в интерьере, экологически чистым, натуральным?

— Нашими клиентами были рестораны японской кухни и не только, но пик заказов приходился в докризисные времена. Среди наших покупателей много людей зрелых, состоявшихся, кто может позволить себе мебель из натурального дерева. В основном те, кто делает ремонт и решается изменить интерьер. В загородные дома идет много мебели в состаренном стиле. Это тоже наша стратегия – работать не только с ясенем, но и с сосной, что экономически себя оправдало. Но сейчас мы коллекцию мебели будем обновлять, потому что пришло время – мы последние пять лет работаем без больших новинок. К нам возвращаются наши покупатели, которые остались довольны нашим качеством, но для них требуются новинки, чтобы порадовать их свежими идеями.

— Работаете с другими регионами?

— Работаем с Сахалином, Камчаткой, Магаданской областью. Мы свою рекламу на Яндексе настроили специально на дальневосточный регион. Периодически получаем заказы из этих регионов, из Москвы им дольше получать заказы. Транспортные компании работают очень хорошо, проблем с доставкой не возникает. За Урал мы пока не двигаемся, там у нас много конкуренции, самое большое их преимущество – дешевое местное сырьё. Но я не исключаю, что наша продукция, например, в японском стиле может найти покупателя и за Уралом.

— Вы используете местное сырьё?

— Сырьё местное, у нас полный цикл производства мебели. Закупается здесь, сушится здесь и т. д. За эту дальновидность можно только благодарить руководство нашей компании. Ели кто-то решится на создание такого производства сейчас, это займет невероятное количество ресурсов, настолько, что экономически вряд ли будет обосновано. Мы уникальны в своем роде, потому что кроме нас никто с деревом не работает так как мы – с доски. В регионе отлично налажены производства на МДФ и шпоне, но с деревом работаем, пожалуй, только мы.

Klepikov5

— Алексей, если бы сейчас тебе предложили поехать на стажировку в Японии, но программу ты бы формировал сам, что бы ты выбрал?

— Для начала я бы вернулся к изучению языка, но поскольку я не новичок в освоении японского, я решил сосредоточиться на деловом японском, потому что понял, что охватить весь язык невозможно. Бизнес-коммуникации на японском – этому бы я хотел уделить внимание. Опыт такой коммуникации у меня имеется. И успешным оказался опыт на микропредприятии, где всем руководит один человек – ему на принятие решения хватило нескольких минут. Такое трудно представить в большой японской компании. Как ведется бизнес в Японии? Не по предприятиям и отраслям, а деловая культура в целом. Безусловно, интересна и деревообработка — это мое кровное, я бы даже хотел там поработать в найме некоторое время на небольшом предприятии.

Похожие записи:

  • ХОРОШО ПОНЯТНАЯ ВСЕМ ЦЕЛЬ
    апреля, 28, 2020 | 25-летие ЯЦАссоциация стажеровИнтервью |
    Для апрельского выпуска интервью мы обратились к Константину Владимировичу ГУРКОВИЧУ, заместителю генерального директора ГК «Сумотори». Дело в том, что тема стажировки «Услуги строительной и транспортной техники», которую прошел Константин Владимирович в 2009 году, была в своем роде уникальна, и больше не повторялась. Данная стажировка была организована японской стороной перед началом больших строек к саммиту АТЭС
  • В ОЖИДАНИИ ЭФФЕКТА
    июня, 22, 2020 | 25-летие ЯЦАссоциация стажеровИнтервью |
    Продолжая нашу серию интервью со стажерами к 25-летию Японского центра во Владивостоке в 2021 году, мы предлагаем вниманию наших читателей беседу с ПЕТРОВЫМ Ильёй Николаевичем, менеджером по экспорту ООО «НиК». В 2007 г. Илья прошел конкурс на стажировку по теме «Вступление в ВТО (Всемирная торговая организация)». Такая тема стажировки – большая редкость. В свое время
  • ИНКОГНИТО ИЗ МОСКВЫ
    февраля, 28, 2020 | 25-летие ЯЦАссоциация стажеровИнтервью |
    Серия интервью к 25-летию Японского центра в 2021 г.
    Японский центр во Владивосток существует более 20 лет, в 2021 г. мы отметим 25-летие. Стажировки в Японии начали осуществляться вскоре после открытия в 1996 г. За последние десять лет программа стажировок приобрела окончательно оформленный вид: ежегодно обучение в Японии проходят не менее 35 человек в течение 10
  • БЕРЕЖНОЕ ОТНОШЕНИЕ
    мая, 14, 2020 | 25-летие ЯЦАссоциация стажеровИнтервью |
    Есть среди стажировок тема, которая повторяется обязательно ежегодно с 2008 года — «Модернизация медицины». Сегодня мы берем интервью с одним из первых стажеров этого направления – Еленой Валерьевной НОВИЦКОЙ, главным врачом КГБУЗ «Владивостокская клиническая больница №4», заместителем председателя Думы г. Владивостока.
  • ЯПОНО-РОССИЙСКОЕ СОТРУДНИЧЕСТВО В ОБЛАСТИ СЕЛЬСКОГО ХОЗЯЙСТВА БЕЗУСЛОВНО ВОЗМОЖНО
    июля, 24, 2020 | 25-летие ЯЦАссоциация стажеровИнтервью |
    Уважаемые друзья, серию интервью к 25-летию Японского центра в 2021 г. продолжают стажеры по теме «Агробизнес» УСТИМЕНКО Ольга Петровна (2013) и ЛИГУН Алла Михайловна, руководитель группы полевых культур ООО «ДальАгролига», (2014). Японский центр всего лишь дважды организовывал такую стажировку за все время своего существования, и мы очень надеемся, что данная тема стажировок в будущем будет

Добавить комментарий