Записки о визите во Владивосток сотрудника Государственного Музея Западного Искусства (г. Токио) Соноко Монден

Госпожа Соноко Монден — эксперт по деревянной резной мебели — работает в единственном в Японии государственном музее европейского искусства Kokuritsu Seiyō Bijutsukan (国立西洋美術館,). Музей, спроектированный великим швейцарским архитектором Ле Корбюзье, Соноко Монден расположен в центральном районе японской столицы и представляет собой комплекс, объединяющий как собственно музейные здания, так и прекрасный зоопарк.

Предыстория её посещения Владивостока одновременно проста и удивительна: город Йокогама в 19-м и начале 20-го веков был одним из крупнейших в Японии центров производства и экспорта резной мебели, но волею судеб в самой Японии осталось не столь много образцов японского мебельного искусства. В то же время некоторые характерные для мастеров Йокогамы предметы и цельные гарнитуры хранятся в музеях и у частных лиц Владивостока. (Благодарим за перевод, пояснения и примечания переводчика А.Ю. Сидорова, любезно предоставившего данный материал для нашего сайта).

РЕЗНАЯ ДЕРЕВЯННАЯ МЕБЕЛЬ ИЗ ЙОКОГАМЫ

ВО ВЛАДИВОСТОКЕ

Когда я узнала, что во Владивостоке хранится резная деревянная мебель, сделанная на экспорт в Японии в 1880-1930 гг, я сразу же загорелась желанием поехать в Россию и изучить её. Но предварительно мне пришлось изучить многочисленные старые документы и каталоги выставок мебели, чтобы понять, почему для производства мебели в западном стиле были использованы восточные орнаменты. Дело в том, что я интересуюсь необычными композициями, моя специализация – история дизайна, а моя работа на получение кандидатской степени по искусству называлась «Японизмы», т.е. влияние японского искусства на западное в конце 19-ого и начале 20-го веков. Конечно, если иметь в виду образцы искусства в области живописи или скульптуры, то можно долго дискутировать на тему, является ли вообще предметом искусства деревянная мебель, но меня больше волнует культурное соприкосновение Востока и Запада, здесь лежит мой интерес. В то время, когда наш мир не был столь глобален Восток представлялся для Запада загадкой, вызывал живейший интерес, и вольно или невольно восточная экзотика находила своё отражение в производстве западных артефактов. Изучая декоративные узоры деревянной резной мебели, я вижу сильное желание краснодеревщиков показать традиционное мастерство японцев в эпоху, когда наша страна открылась миру и приняла западные ценности.

Итак, из Токио во Владивосток можно добраться прямыми рейсами по воскресеньям и четвергам, таким образом, 15 августа 2010 года я, мой муж Тецуо и наш сын Амон – полутора лет от роду – вечером в воскресенье прилетели во Владивосток. Утром 16 августа мы направились в Приморскую государственную картинную галерею (ПГКГ), с руководством которой у нас была предварительная договорённость о встрече – дело в том, что студенческий друг моего мужа когда-то работал в представительстве Корпорации Сумитомо во Владивостоке, и его бывшие коллеги помогли нам установить нужные контакты.

Войдя в галерею, я сразу же увидела большой застеклённый шкаф с вырезанными на его фасаде облаками и фигурками драконов, ирисами на боковых и ростками бамбука на внутренних стенках, хризантемами и птицей на верхней внутренней поверхности, а также сливами на полочке в глубине шкафа. Такого прекрасного kreslo образца мебели я никода прежде не видела, вероятно, он был произведён в Йокогаме. Его стиль можно описать как рококо или неоклассицизм, принятые в Европе в 18-м веке, с фронтоном и изогнутыми ножками, но японским орнаметом.

Затем мы переехали в филиал галереи, расположенный по адресу Партизанский проспект дом 12, где нам показали кресла и приставные столики (всего 17 предметов). Когда я стала рассматривать эти кресла с драконами и небольшие столики с мраморными столешницами, меня не покидала мысль, что имеется вероятность того, что они были сделаны в Китае: цветок ириса на высокой спинке кресла выглядел совсем по-японски, но такие узоры использовались и в Японии, и в Китае, поэтому требовалась определённая доля осторожности. Вызывал вопрос и фамильный герб сёгуната Токугава, называемый по- японски Аой (алтей розовый — Althaea rosea, также называемый в России мальва или шток-роза — прим. переводчика), с одной стороны — это типично японский элемент орнамента, но с другой стороны, ни один японец в те времена не осмелился бы вырезать герб сёгуна на сиденье кресла! Возможно, эта мебель была изготовлена в Китае, например, Маньчжурии под видом японского оригинала.

В то же время, мебель, которую я изучала ранее в Японии и Англии, была совершенно европейской по форме, но с вырезанными на ней рисунками деревьев типа вяза или тутовника и орнаментом либо ягодным (вишня, слива, фиалковый корень, виноград и т.д.), либо звериным (дракон, лев, феникс и т.д. – в основном shkaf священные фантастические животные), либо предметным (веер, храм и т.д.), либо природным (облака, пересекающие линии и т.д.). Все эти элементы орнамента обозначают счастья, хотя их различные комбинации иногда могут иметь и иное значение. Например, карп и водопад обозначают наступательный порыв, а облака и дракон означают благородство, отдельная фигурка феникса извещает о прибытии мудрого императора и т.д. Большинство мотивов имеют китайское происхождение, но использовались в Японии со стародавних времён. Все эти черты присущи и мебели во Владивостоке, поэтому я склоняюсь к тому, что эти предметы были произведены в Японии, но всё же необходимы дополнительные консультации со специалистами, чтобы точно определить страну происхождения.

После обеда 16 августа мы посетили офис корпорации Сумитомо прямо напротив Приморского государственного музея им. В.К. Арсеньева . Русские сотрудники компании любезно согласились сопроводить нас к дому Соллогуба (Соллогуб Николай Варламович (1846-1893) – основатель и первый редактор газеты «Владивосток» (1883-1993) проживал на ул. Пушкинская дом 7. — прим. переводчика), где по настоящее время в одной из квартир проживает его потомок, у которого сохранилась старинная мебель. К нашему большому разочарованию на наш стук в дверь никто не отозвался.

На второй день нашего визита мы снова посетили филиал ПГКГ и занялись обмерами мебели. Нам предоставили фотографа, что несколько смутило меня, но его профессионально сделанные фотографии очень нам помогли в дальнейшем. Затем мы вернулись в главное здание Приморской государственной картинной галереи и обратили внимание на кушетку, стоящую рядом с кабинетом директора. Кушетка выглядела очень необычно: в качестве орнамента на ней были изображены цветы лотоса, хризантемы, а также карп и пара фантастических птиц – самец и самка, что обозначает счастливую семейную пару. Это был второй по счёту после застеклённого шкафа прекрасный образец мебели, по всей видимости, произведённый в Японии.

После обеда сотрудники галереи достали из запасников ещё 4 предмета мебели, некоторые из которых были в плачевном состоянии, но я была удовлетворена тем, что увидела этот мебельный гарнитур полностью. Затем одна из сотрудниц показала мне акты приёма, которые документально подтвердили, что данная  мебель поступила в галерею в 1966 г. из шести разных источников. В отличии от Японии, где несмотря на обилие музеев и библиотек, заполненных старинными вещами и архивными документами, исчез дух старины, и в повседневной жизни уже не Измерение кушеткиощущается прошедшая история, город Владивосток практически не изменился с начала века, что предоставляет мне простор для исследований.

После галереи наш переводчик повёл нас в Приморский академический театр им.М.Горького, где в кабинете директора мы обнаружили стулья, кресла и столики – всего 7 предметов, схожие с теми, что мы видели в филиале ПГКГ на Партизанском проспекте. Те же орнаменты, изображающие драконов, пересекающие линии и герб, но, кажется, это всё было сделано в Китае. Покинув театр, мы прошлись по Корабельной набережной, и по пути в музей им. В.К. Арсеньева наш переводчик поведал нам про светлые и тёмные страницы нашей общей истории (речь шла, в частности, о малоизвестном факте боевого братства русских и японских солдат, которые в августе 1900 г. под единым командованием штурмовали Пекин во время подавления восстания ихэтуаней.

Мы можем осуждать тогдашнюю империалистическую политику Японии и России, но не можем и замалчивать единственный факт союзнических отношений двух великих держав. Документальный отчёт об этой операции можно найти в книге Дм. Янчевецкого «У стен недвижного Китая» — прим. переводчика). В музее им. В.К. Арсеньева, по уверениям его сотрудников, японской мебели не имелось, но, когда мы уже собирались уходить в одной из экспозиций мы увидели столик с орнаментом из пересекающихся линий и цветка ириса – как нам объяснили этот столик принадлежал американке по имени Элеонора Прей, и этот предмет мебели стал единственным, чью историю можно хоть немного отследить.

19 августа 2010 г. наша семья благополучно вернулась домой в Токио. Теперь мне предстоит большая работа по выяснению того, кто же всё-таки сделал мебель, хранящуюся во Владивостоке. Я также планирую поездку в другие города России, например, Хабаровск – мои исследование истории взаимопроникновения двух культур ещё далеки от завершения! Буду рада получить Ваши отзовы и комментарии.

С наилучшими пожеланиями, Соноко Монден

Home E-mail address: monden@mrg.biglobe.ne.jp

Work place: The National Museum of Western Art, 7-7, Ueno-koen, Taito-ku, 110-0007, Tokyo, Japan

E-mail (Work place): monden@nmwa.go.jp

Похожие записи:

  • БЛИЗКИЕ ПО ДУХУ
    декабря, 29, 2010 | Интервью Экономика |
    5-14 декабря 2010 г., при организационной и финансовой поддержке JETRO, делегация бизнесменов и производителей текстильной продукции из Москвы и Владивостока посетила Японию. Из Владивостока в эту группу вошли: БЕЛЬТЮКОВ Антон Валерьевич, директор проектно-производственной компании «КБ» и модельер МАЗУР Василина представляющая одноимённую марку одежды MAZUR — партнер «КБ» по совместным проектам. Так как специализацией «КБ»
  • Отчет о стажировке по теме «Логистика»
    января, 26, 2010 | Ассоциация стажеров |
    6-20 декабря 2009 г.
    Сегодня тема Логистики близка очень многим, поскольку это касается оптимизации ресурсов, процессов, времени, что является актуальным для любых видов деятельности. Во всем мире этому давно уделяется достаточно большое внимание. Теперь, в связи с кризисом, логистика стала актуальна и в России. С точки зрения примеров оптимизации японский опыт логистики, который нам посчастливилось наблюдать
  • ИМПЕРИЯ ЭРМИТАЖ
    декабря, 20, 2016 | Культурные события Официально |
    Hermitage в переводе с французского, как известно, значит «уединенное место». Для нас, да и для всего мира это слово ассоциируется в первую очередь с Государственным Эрмитажем в Санкт-Петербурге. В 1764 г. Екатерина Великая положила начало коллекции этого «уединенного места». Назвать его сейчас таковым невозможно. Особенно в День Эрмитажа, который с 2016 г. стал официальным городским
  • KOBE — FASHION CITY
    августа, 2, 2010 | Туристические ресурсы, Путешествия |
    Все же портовые города обладают неповторимым приятигивающим очарованием. Это место, где встречаются дороги, люди, культуры. Кобе с самого своего основания был важным центром иностранной торговли. В Кобе присутствует дух европейского города, и его жители выглядят совсем по-другому, нежели жители других больших городов Японии. Как в городе, так и за его пределами много достопримечательностей, связанных
  • МУЗЕЙ СУМО
    ноября, 19, 2008 | Будо Туристические ресурсы, Путешествия |
    Побывав в городе Хакодатэ, где на каждый квартал по музею, а то и по два, хочется, чтобы во Владивостоке ситуация также исправлялась в эту сторону. Кроме привычных нашему пониманию краеведческих музеев и историко-этнографичексих архивов, в Хакодатэ действуют государственные и частные музеи, посвященные, например, истории фотографии, музей художественной литературы, где, безусловно, центральной фигурой является Исикава Такубоку.

Добавить комментарий