Закадычные друзья

Никита Ямасита, Токио

Yamasita Nikita Весна в Японии, наступает с цветением сакуры, японской вишни (черешни) с ее нежными лепестками бледно-розового цвета.  В поэзии сакура ассоциируется с ушедшей юностью и любовью, а эти темы вечны. Вот почему древние японские поэты, вдохновившись прекрасным, согласитесь, зрелищем, слагали стихи, сопровождая свои произведения праздничной трапезой.  Тема вишневых лепестков  не оставляет без внимания и современных мастеров искусства, которые обыгрывают сакуру в музыке и живописи.

В далеком детстве я не знал даже названия этих деревьев, не знал, как распускаются их цветы, потому что все свое детство я провел в Харбине, городе, который был построен в начале 20 века русскими строителями и появился на карте мира. Харбин находится в северной части Маньчжурии (ныне провинция Китая, Хэйлунцзян). Довольно суровый  климат не позволяет, видимо, присутствия и цветения здесь японской сакуры.

 

Весной, помнится, здесь расцветала пышная сирень, а в дни Святой Пасхи все пространство небольшого, по нынешним понятиям, города заполнялось праздничным колокольным звоном, внутри храмов звучало прекрасное многоголосье церковного хора в царстве куличей и украшенных яйцев, которые приносили прихожане для освещения.  В такие дни, встретившись на улице с незнакомым человеком, люди поздравляли друг друга христосованием.

Время отсчитывало свои месяцы и годы и, наконец, наступила пора понять, что счастливому детству приходит конец.  В тот незабываемый 1953 год поступило сообщение о репатриации нашей семьи, как и многих других, в Японию, родину отца.  Уверен, что этот год был знаменательным не только для меня. 5 марта ушел из жизни Сталин. Интересно, что в тот же день умер великий композитор Прокофьев С.С., которого не любил и не хотел признавать грозный тиран.

Прощай, навсегда, Харбин, прощай Святониколаевский Собор, красавец-магазин Чурин,  Харбинский вокзал с иконой Чудотворца Николы на фасаде, прощайте мостовые улицы из каменных плит!

Возвращение на родину длилось почти месяц.  То наводнение реки, размывшее пути на линии Харбин – Шанхай остановило движение поезда, в котором везли репатриантов, то вдруг непредвиденная проверка китайской таможни, то еще что-то.  Одним словом, две недели поезд стоял неподвижно посреди маньчжурских степей.  Представьте себе, в каких условиях пришлось ожидать восстановление движения поезда, когда вокруг нет ни одного жилого дома.  Туалетом в вагонах, например, разрешили пользоваться только женщинам, кормили нас, правда, нормально.  Каждое утро китайские полицейские доставляли в фургонах еду и питьевую воду. Однако дети не знали и не испытывали никаких неудобств. Наоборот они радовались таким обстоятельством, позволявшим им с утра до вечера отдаваться самому себе. Вокруг, ведь, такое раздолье, где можно искупаться в речке, что в двух-трех километрах, гоняться с рогаткой в руках за фазанами, которых наверняка удивляли незваные пришельцы, забыть о занятиях в школе и домашних уроках.

С другой стороны взрослые пассажиры, наши родители, чтобы не зачахнуть совсем от безделья и неопределенности дальнейшей судьбы, устраивали иногда любительские концерты прямо на железнодорожном полотне. Одни пели романсы, порой даже фрагменты из опер под аккомпанемент гитары или баяна, другие читали стихи. Приглашали иногда на такие мероприятия и детей, которые участвовали ранее в школьных хоровых кружках. И тут-то я и познакомился близко с ребятами (полукровцами), которые также как я говорили свободно по-русски. Нужно сказать, что, мы не знали тогда другие языки, кроме русского языка, потому что в Харбине учились в русских школах. Один мальчик неплохо пел старинные романсы под аккомпанемент своей гитары. Тогда ему было всего 10 лет. Вот с ним и еще несколькими ребятами мы сильно подружились и уже не расставались вплоть до Шанхая, куда, наконец, доставил нас поезд после длительной остановки в обход многоводной реки и столицы Пекин. Далее всех репатриантов и моих новых друзей пересадили на теплоход «Хакусан-мару», который преодолевая сильный шторм, на третий день причалил к пристани «Маидзуру» уже в Японии.

Встречи, беседы и интересное время, проведенное вместе с этими ребятами в степях Маньчжурии и во время совместного плавания до Японии, переросли в прочную дружбу в зрелом возрасте, которая длится вот уже более полувека и будет, надеюсь, продолжаться, дай Бог, еще многие годы. Друзья-земляки харбинцы достигли серьезного возраста, перешагнули через линию, которую следовало бы назвать близкой к старости, успели испытать и радости и всякие жизненные перипетии. Встречи, же связанные с необходимостью оказать порой нужную помощь друг другу или вместе отметить радостное событие или вообще, просто посидеть за кружкой пива продолжаются все эти годы. Нередкие встречи, без которых нам, бывает, просто не хватает друг друга, стали традиционными. Что в жизни может быть прекрасней, чем вот такая по-детски бескорыстная дружба? А может быть, несмотря на этот возраст, в душе мы так и остались Харбинскими пацанами?

И в этом году наступил сезон цветения сакуры, и мы снова вместе, чтобы сотый, тысячный раз вспомнить далекие детские годы, проведенные в Харбине, и благодарить в душе город, который соединил навсегда наши сердца, а нынешнее любование цветением сакуры в парке Уэно было привычным поводом для очередной встречи с друзьями.

Впервые опубликовано здесь: http://www.eri-21.or.jp

Один отклик на “Закадычные друзья

  1. Надежда Сухарева

    Большое спасибо Никите Николаевичу за удивительно теплый, искренний и интересный рассказ. И очень надеюсь на продолжение !

Добавить комментарий