Работа над Евгением Онегиным

 Никита  Ямасита,
преподаватель Токийской Консерватории 1996-2009 гг.,
баритон мужского вокального квартета «Ройял Найтс»

Никита ЯмаситаВ сентябре 2008 года на сцене театра «Бунка Кайкан»(文化会館)(Токио, Уэно) состоялась премьера оперы «Евгений Онегин». Это произведение П.И. Чайковского поставила Токийская оперная труппа «Никикай»(東京二期会, причем впервые в своей многолетней истории на языке оригинала, почти непостижимым для исполнителей, не знакомых с русским языком. Но об этом позже.

Вообще нужно сказать, что оперу «Евгений Онегин» хорошо знают и любят в Японии не только любители оперного искусства. Совсем недавно, 24–26 июня текущего 2012 года на той же сцене «Бунка Кайкан» оперная труппа Большого театра (ГАБТ), которая проводит в данный момент свое очередное турне по Японии, показала японскому зрителю оперу «Евгений Онегин». Эта опера очень часто включается в программу гастролей в Японии оперных трупп Мариинского театра, Киевского, Новосибирского и других оперных театров. Почему говорю «не только любители оперного искусства», а потому что мало кто в Японии, в частности, среди людей выше средних лет, не знает роман в стихах А.С. Пушкина, который переведен на японский язык, наряду с рядом других произведений великого писателя. Кстати, для соотечественников моего возраста любимыми авторами классической литературы являются, наряду с Пушкиным А.С., Толстой Л.Н., Достоевский Ф.И., Чехов А.П. и др.

 

Итак, знаменательный (для меня?) 2008 год был довольно урожайным для этой оперы. В апреле этот спектакль был показан токийскому зрителю оперной труппой «Tokyo Opera no Mori» (東京オペラの森), созданной одним их величайших современных дирижеров Сейдзи Одзава. Под его же управлением исполнялась эта опера. Партию Татьяны исполняла Анна Нетребко, Ленского исполнял Роландо Виллазон. Кроме того, «Евгений Онегин» проходил в Токио еще и в концертном исполнении.

Четыре вечера премьеры в упомянутом сентябре при полном аншлаге прошли весьма успешно. Александр Анисимов, художественный руководитель Белорусского симфонического оркестра, под управлением которого проходила премьера «Евгения Онегина» 12–15 сентября (2008 г.), говорил на пресс-конференции «мне много приходилось дирижировать это произведение заграницей, но нигде прежде я не слышал такого точного воспроизведения солистами и хором текста на русском языке. Порой казалось, что на сцене не японцы, а артисты, для которых этот язык является родным». Не скрывая скромность, надо сказать, что работа моя удалась.

Франменты репетиций

в левом верхнем углу режиссер Петер Конвичный, в правом нижнем углу А.Афанасьев. Во втором ряду вторая слева девушки: слева в роли Татьяны, справа — Ольга.  Рядом с А. Афанасьевым Онегин (второй слева в шляпе). Ленский — с большим пальцем на левой руке в сторону Конвичного.

За полгода до премьеры в моей квартире вдруг раздается телефонный звонок и мне предлагают поработать с артистами, которым предстоит участвовать в постановке оперы «Евгений Онегин» на русском языке. Предложение было довольно заманчивым, исходя из моего постоянного желания, способствовать увеличению певцов, которые распространяли бы в Японии вокальную музыку России. Тем не менее, откровенно говоря, я взялся за голову, представляя себе, как трудно будет работать с людьми, никогда не соприкасавшимися с русским языком. Мне было известно, что в первом составе партия Татьяны выпала на долю моей студентки, выпускницы Токийской государственной консерватории, в которой я преподавал класс русской оперы и романсов. Она же, будем называть ее Тикако, сдавала в свое время зачет по русскому языку и к тому времени успела пополнить свой репертуар романсами Чайковского, Рахманинова, Римского–Корсакова и др. На протяжении четырех лет работы с ней нам удалось освоить, кроме арии Лизы в «Пиковой даме» и сцены Катерины в опере Шостаковича Д.Д. «Леди Макбет Мценского уезда», «сцену письма» и заключительный дуэт с Онегиным. За нее я был совершенно спокоен, но все остальные исполнители по–русски, как говорится «ни в зуб толкнуть». У меня был до этого скромный опыт работы с моими коллегами по квартету «Ройял Найтс», которые выучили русский алфавит, чтобы правильно и чисто петь песни на русском языке. В этот же раз мне предстояло работать с двумя составами по девять человек в каждом, начиная с Лариной и кончая Трике, плюс с артистами хора, его дирижером и суфлером.

Я дал согласие на предложение и, «назвавшись груздем, полез в кузов». Первым делом пришлось перенести весь текст клавира в латинские буквы (как в Японии говорят «рома–дзи», ローマ字). Этого, разумеется, было далеко не достаточно, чтобы исполнитель мог прочитать и правильно произвести написанное. Далее началась индивидуальная работа с каждым артистом в отдельности. Нужно было диктовать ему каждое, буквально, слово или фразу, чтобы тот, как попугай, слушал, вникал и мог произнести что–то похожее. Не мудрено, конечно, и нельзя винить бедных моих подопечных, кстати, профессиональных певцов в неуклюжем произношении совершенно незнакомого для них языка. Теноры и некоторые басы, например, были знакомы с «арией Ленского» или «арией Гремина», но исполнение, конечно, желало оставлять много лучшего. Не знаю, с кем они учили такой репертуар?

В зрелом возрасте вообще трудно осваивать иностранные языки, а тут предстоит еще петь перед публикой. На втором уроке, например, он или она уже не помнили, как правильно поизносить ту или иную фразу, заученную прежде. Начиналось все заново и заново. Но ребята при упорной настойчивости и требовательности сэнсэя (учителя) постепенно стали справляться с трудной задачей. Этому им очень помогала еще запись, сделанная на магнитофон во время урока. Запись, потом, наедине воспроизводилась десятки раз. Некоторым из исполнителей главных ролей я подарил запись оперы в исполнении солистов (Галина Вишневская, Сергей Лемешев, Иван Петров и др.) и хора Большого театра СССР. Познакомил также с Софийской государственной оперой (Анна Томова–Синтоу, Юрий Мазурок, Николай Гетда и др.).

Время шло и постепенно старания обеих сторон, взаимное доверие и желание во что бы то ни стало реализовать трудный проект стали показывать неплохие результаты. Однако мне не хотелось останавливаться на достигнутом. Перед собой я поставил задачу, помочь артистам довести свое предстоящее выступление до уровня, при котором русский зритель или человек, хорошо знающий русский язык, закрыв глаза, мог не заметить, что на сцене поют иностранные артисты. И артисты отвечали мне взаимностью, потому что, наконец, они поняли и почувствовали, как легко справляться с голосовыми связками и дыханием, при исполнении сложных вокальных трюков, когда текст идет на русском языке. Между прочим, у меня есть твердое убеждение в том, что русский язык, пожалуй, самый идеальный в смысле слияния с техникой вокального искусства. И мои артисты это поняли и, осилив сложность произношения, к этому времени уже полностью знали смысл каждой фразы или реплики в стихах Пушкина А.С., которые вместе с музыкой Чайковского П.И. просто их завораживала.

За две недели до премьеры, к приезду дирижера Александра Анисимова задача была выполнена, свидетельством чему было упомянутое вначале его заявление на пресс-конференции. Мне было вдвойне приятно за моих артистов услышать такие слова. Это ведь результат и заслуга за их кропотливую и очень целеустремленную работу в нелегком деле.

В те сентябрьские вечера отзывчивый зритель увидел непринужденную и в тоже время превосходную актерскую игру артистов, которая опиралась на жесты, мимику и замечательное звучание слова в сочетании с музыкой Чайковского.

После премьеры уже за кулисами артисты со слезами на глазах бросились ко мне в объятия, и вдруг я слышу: «сэнсэй, мы, как-будто побывали в усадьбе Лариных и в Петербурге начала 19 века». Как удержаться от слез, согласитесь, после такой реплики? Спасибо вам, ребята, вы просто молодцы!

Отклики на “Работа над Евгением Онегиным”: 3

  1. Жительница Владивостока

    Я когда-то ходила на концерт «Ройял Найтс». Они выступали в Питере, тогда это был Ленинград. Спустя несколько десятилетий я и сейчас с удовольствием вспоминаю тот концерт. В советские времена поход на зарубежного исполнителя особенно для жителя закрытого Владивостока был сродни фантастике. Концерт и оказался фантастикой. Тогда я впервые услышала знаменитые Feelings, исполненные со цены а-капелла.

  2. Natalia

    Когда мой отец впервые услышал песню «Амурские волны» в исполнении RoyalNights, он не смог сдержать своего восторга и наслаждения от услышанной композиции:» Это лучшее исполнение, которое я когда-либо слышал!!!» Их оранжеровки продуманы до мелочей: настоящий японский подход к делу. Голоса звучат чисто, дышится так легко при прослушивании, но только стоит задуматься- сколько вложено труда и усердия! Имею честь быть знакомой лично с господином Ямасита, человек интереснейший и самый наиприятный, одарённый профессионал. Искренне желаю ему здоровья, долголетия и творческих успехов!
    Люблю тебя, Никита-сан!

  3. Nikita

    Дорогая Наталия. Спасмибо Вапм большое за теплые слова. Буду стараться

Добавить комментарий