Потерянное десятилетие

Японские компании не интересуют проекты, в которые российские партнеры не вкладывают собственные средства

Дайсукэ Сайто        На минувшей неделе из порта Козьмино отошел очередной танкер с нефтью в адрес компании "Мицуи". Сырая нефть и сжиженный природный газ (СПГ) составляют более 50% российского экспорта в Страну восходящего солнца.

Вместе с тем доля России во внешнеторговом обороте Японии — всего 1,1%. То есть налицо явный дисбаланс. И это при том, что в последние годы власти обеих стран предпринимают настойчивые попытки вывести экономические связи между Россией и Японией на более высокий технологический уровень. О проблемах сотрудничества двух стран мы беседуем с научным сотрудником Института экономических исследований Японской ассоциации по торговле с Россией и новыми независимыми государствами (РОТОБО) Дайсукэ Сайто.

— Сайто-сан, глобальный экономический кризис сильно ударил по мировой экономике. Насколько пострадала от него торговля между нашими странами?

— По статистике министерства финансов Японии, в 2009 году внешнеторговый оборот между нашими странами сократился на 59% и составил 12,1 млрд долларов. Особенно сильно, почти на 80%, сократился экспорт в Россию подержанных автомобилей. Несколько меньше, примерно на 33%, снизился импорт, главным образом благодаря увеличению поставок сжиженного природного газа с Сахалина.

— Тем не менее в Москве представительств японских компаний, членов так называемого японского клуба, становится все больше.

— Да, несмотря на кризис, число продвигающихся в Россию компаний растет. Восемь лет назад их было 65, а, по данным на февраль 2010 года, офисы в Москве имели 188 японских фирм, причем не только торговых. Сферы их деятельности самые разные — производство электроники и автомобилей, финансы, страхование и многое другое. Можно сказать о некоторой активности и на российском Дальнем Востоке, но здесь она намного слабее, хотя этот регион по понятным причинам не может нас не интересовать.

Мы изучили вашу дальневосточную стратегию до 2025 года, и правительство Японии заявило о готовности принять активное участие в региональном развитии в рамках "Японо-российского плана действий" и инициативы по укреплению сотрудничества в регионах Дальнего Востока и Восточной Сибири. Но вынужден констатировать, что, хотя Россия говорит о сильном желании сотрудничать, между нашими странами наблюдается рассогласованность. Строго говоря, последнее десятилетие можно назвать "потерянным".

— Поясните, в чем проблема?

— В мае 2009 года мы получили список проектов возможного сотрудничества, причем не только дальневосточных — всех регионов России. Он не оправдал ожидания японской стороны.

Мы провели опрос: в качестве основных причин, сдерживающих наших инвесторов, японские предприниматели указали на пространность проектов, недостаток детальной информации, неясность относительно того, в каких конкретно проектах российская сторона надеется на сотрудничество и другое. Часть региональных проектов была на 100% рассчитана только на иностранный капитал.

— Это принципиально?

— Наши компании не интересуют проекты, в которые партнеры не вкладывают собственные финансовые средства. Кроме того, в списке было много предложений, подготовленных с десяток лет назад и ныне утративших свою актуальность или таких мелких, что с ними вполне можно справиться самостоятельно.

Важно понимать: инвестор нуждается не только в общей информации о проекте и финансах, его интересует рентабельность, перспективы будущего бизнеса, то есть подробный бизнес-план. Отношения, связывающие японскую и российскую стороны, должны строиться по принципу win-win.

— В России очень любят искать ответ на вопросы: кто виноват и что делать? Как бы вы на них ответили?

— Ничего не изменится, если Россия будет просто призывать Японию инвестировать в Дальний Восток и Восточную Сибирь. Ничего не изменится, если просто критиковать Японию за чрезмерную осторожность и отсутствие активных действий. Не будет прогресса, если и Япония будет продолжать лишь декларировать интерес к сотрудничеству, ничем его не подкрепляя.

Для японских предприятий Дальний Восток России и Восточная Сибирь — это рынок с высокими рисками. Практически невозможно продвинуть проект, в котором все риски будут взвалены только на частный бизнес. Значит, очень важно решить вопрос о распределении рисков.

При заключении крупного контракта между японским предприятием и российской стороной требуется расширить схемы страхования рисков, например, путем привлечения в качестве гарантов правительства обеих стран. Инициатива тут должна исходить от самих властей Японии и России.

Думаю, если Япония не будет в достаточной степени изучать ситуацию и предлагать сотрудничество, позволяющее использовать ее сильные стороны, участие нашего бизнеса в российских проектах останется незначительным. С другой стороны, если Россия рассчитывает на сотрудничество в технологической, инвестиционной и других областях, она должна выступать с более конкретными предложениями.

Мы в РОТОБО начали анализ предложенных проектов, чтобы выбрать наиболее реальные для нашего бизнеса. Перспективными могут быть проекты в сфере разработки некоторых минеральных ресурсов, развитию портов на Дальнем Востоке, нас интересуют российское зерно и соя.

Из-за малой численности населения Дальний Восток России не может стать для нас привлекательным потребительским рынком: цены здесь сравнялись с японскими, и вероятность того, что на этот рынок придут со своим производством промышленные предприятия, например производители машин, крайне мала. Такова текущая ситуация.

— Насколько удалось реализовать интерес японского бизнеса к участию в стройках АТЭС?

— Наши предприятия следят за всем, что здесь происходит, и в принципе готовы более активно включиться в работу, однако их отпугивают бюрократизм и принципы предпочтения продукции внутреннего производства, которых придерживаются российские власти. К этому следует добавить беспорядок, связанный с частыми изменениями законов и нормативных актов, а также запутанную таможенную систему. Поэтому инвестирование Японии пока не получает того развития, как предполагалось. Участие наших компаний свелось к поставкам цемента для моста через Золотой Рог и оказанию сотрудничества в проектировании моста на остров Русский. Но мы надеемся, что в дальнейшем, по мере приближения к 2012 году, будет наблюдаться рост уровня японских инвестиций.

Справка "РБГ"

Ассоциация РОТОБО состоит из 180 членов, в числе которых известные японские промышленные и торговые компании — Mitsui, Sumitomo, Mitsubishi, TOYOTA, Honda, Nissan, SONY, Panasonic, TOSHIBA и др., банки, научные институты, средства массовой информации, региональные администрации и другие организации.

Ирина Дробышева

Опубликовано в РГ-Бизнес N760 от 27 июля 2010 г.

Один отклик на “Потерянное десятилетие

  1. Тагир

    Поскольку «РГ-Бизнес» не опубликовала на своем сайте мой комментарий по причинам, о которых можно только догадываться, в двух словах выскажусь здесь. Сайто-сан все правильно сказал. Можно только добавить, что наше руководство самое еще не понимает, что есть для России Сибирь и Дальний Восток. Отсюда — отсутствие системной работы, шараханья из стороны в сторону и т.п. Не понимает оно, как работать с японцами и Японией, вообще. Это отдельная тема и отдельная песня, очень печальная. Часть нашего бизнеса за копеечный выигрыш отказывается от договоренностей с партнером. С другой стороны, многие японские компании, например, по предлагаемым условиям оплаты и другим вещам проигрывают корейским и прочим. Словом, нам еще долго нужно строить свои отношения, и в большой политике, и в малом бизнесе.

Добавить комментарий