НАРОДНЫЕ ПРЕДСТАВЛЕНИЯ О СЕМЬЕ (НА МАТЕРИАЛЕ РУССКИХ И ЯПОНСКИХ СКАЗОК)

4 сентября 2013 г. в Японском центре состоялась встреча японской делегации из префектуры Симанэ с учеными Института истории, археологии и этнографии народов Дальнего Востока ДВО РАН. Глава японской делегации г-н Вакацуки, историк по образованию, давно видит потенциал нашего сотрудничества в совместном изучении и сравнительном анализе исследований по мифологии, этнографии, археологии наших регионов. Трудно представить себе наиболее подходящего японского партнера по такого рода исследованиям – префектура Симанэ, как ее еще называют сами японцы, «родина богов» — изобилует древним археологическими памятниками. На встрече в Японском центре присутствовала Т.В. КРАЮШКИНА, заведующая центром истории культуры и межкультурных коммуникаций ИИАЭ ДВО РАН, д. филол. наук. По нашей просьбе Татьяна Владимровна поделилась своим докладом, который впервые ею был представлен в декабре 2012 г. в рамках традиционного Российско-Японского симпозиума ученых Дальнего Востока и района Кансай (Япония) по приглашению японской стороны в г. Киото.

Русские сказки

Фольклор – сложное и многогранное явление, ставшее специфической сокровищницей народных представлений практически обо всех реалиях жизни и разнообразных форм верований. Тому или иному жанру присущ собственный набор явлений, а также способов их выражения. Каждый народ имеет уникальный набор жанров устного народного творчества. Но некоторые жанры присутствуют в фольклорном фонде всех народов. К их числу относится сказка. В русском устном народном творчестве выделяют четыре сказочных жанра: сказки о животных, волшебные, легендарные и бытовые, последние в свою очередь подразделяются на новеллистические и анекдотические.

Глиняный парень Сказки о животных предназначены, как правило, для детской аудитории. Поэтому в них говорится о тех категориях людей, которых ребенок постоянно видит рядом с собой: это дед и бабка (дедушка и бабушка в русской семье нянчили внуков, в то время как отец и мать работали). Реже сказочные персонажи дед и баба (или старик и старуха) имеют ребенка, в большинстве проанализированных текстов – одного, о многодетной семье говорится крайне редко. Семью могут иметь не только люди, но также и животные, например, медведь и волк. Кот и лиса вступают в брак, причем инициатором выступает лиса, сразу оценившая видного жениха (103А Кот и дикие животные[1]). Узнав о высоком социальном статусе кота, лиса сразу же предлагает ему взять ее замуж, и кот соглашается. Таким образом детей знакомят с одной из важных составляющих знаний русского народа: семья – естественная форма сосуществования людей, состоящих в родственных или свойственных отношениях. Семья непременно должна быть создана. В общем, сватовство не всегда может быть удачным, когда между женихом и невестой нет согласия (244А* Журавль и цапля).

Дети (в том числе и благодаря сказкам о животных) с раннего возраста знали: мать – главная защитница. Когда с козлятами случается беда – их съедает волк – именно мать бросается спасать своих детей (123 Волк и козлята). Любопытно, что отец, в отличие от матери, может и не защищать своих детей, как это происходит в сказке на сюжет 56А Лиса и дрозд. Лиса угрожает груздку срубить хвостом березу, на которой тот растет, и съесть его самого, если он не отдаст ей своего «дитеночка». Груздь ставит собственную жизнь выше жизни своего ребенка и отдает лисе малыша. Муж в сказках о животных выступает защитником жены. (103А Кот и дикие животные).

Но и даже самый сильный в семье – муж, отец – тоже иногда нуждается в помощи своей семьи – жены и детей. Именно их просит позвать на помощь волк, попавший в беду (103А Кот и дикие животные). Дети, если они уже выросли, могут защищать престарелых родителей от опасности, как это происходит в сказке на сюжет 163 Пение волка. Любопытно, что сказка формирует представление об инициаторе-мужчине и его помощнице-женщине следующим образом: именно брат придумывает, как защитить семью от волков, причем основная нагрузка ложится на его плечи, а сестра помогает брату. Взрослые дети заботятся о престарелых родителях, как родители заботятся о маленьких детях. Именно так ведут себя три взрослых сына, женившиеся на чужбине: они возвращаются в родительский дом с богатыми подарками. В сказке о животных представлена и модель поведения сирот: как должны вести себя маленькие дети, если они лишились родителей (163 Пение волка). Сначала они сами заботятся о себе, а когда заканчивается еда, семь сестер-сироток отправляются к другим людям, которые берут их в приемные дочери.

Еще одно представление о семье – это функции членов семьи. Муж выполняет только мужскую работу (ловит рыбу, ездит за дровами), а жена – только женскую (готовит пищу, прядет). Любопытно, что согласие в семье существует и потому, что жена слушается мужа, а муж прислушивается к советам жены. Выполняют супруги и совместную работу (например, пилят дрова). Муж может уезжать из дому, жена, как правило, находится в доме или около него. Существует и работа, которую выполняют все: и взрослые, и дети (например, пасут козу).

Значительная часть сюжетов волшебной сказки посвящена такому важному событию, как поиск невесты и создание семьи. Для волшебной сказки считается нормой мезальянс: царевна выходит замуж за крестьянского сына-дурака. Главное, он должен выполнить задачи (допрыгнуть на чудесном коне до невесты, сидящей высоко в тереме, спасти ее от змея) и тем самым показать свою способность защитить не только будущую жену, но и царство, которое он наследует после тестя. Еще одна задача – испытание ума. Для русских сказок этот мотив характерен в следующей ситуации: Елену Премудрую выдают замуж за героя, но она сбегает от него. После долгих поисков он находит беглянку. Елена Премудрая ставит ему условие: если он спрячется и она не найдет его, то она вернется к нему, если же он проиграет, ему отрубят голову. Только благодаря служанке герою удается спрятаться так, что Елена Премудрая не может его найти ни с помощью колдовских книг, ни с помощью волшебного зеркала, и тогда беглянка возвращается к супругу.

Будущая невеста тоже должна соответствовать ряду требований. Основное из них – красота: невеста должна быть красивее всех на свете. Еще одна способность невесты, которую ценит жених, – способность к деторождению. Царевич выбирает себе в жены девушку, которая обещает родить чудесных сыновей. Способности же других девушек (одной ниткой обшить все царство или одним зерном накормить всех) остаются невостребованными. Умение женщины выполнять домашнюю работу имеет большое значение вот в каком случае: когда это требование предъявляется не к невесте, а к законной жене, причем эти способности испытывает свекор, а не муж (умение испечь хлеб, сшить рубаху, вести себя в обществе).

Волшебная сказка отстаивает патриархальный взгляд на семью. Гармоничными отношения будут только в том случае, если жена находится в подчинении у мужа. Если же муж оказывается подкаблучником, то это приносит горе: герой лишается царства (власть захватывает жена, а бывший царь пасет свиней), забитый супруг не способен защитить от нападок мачехи родную дочь. Любопытно, что материнская любовь сильнее отцовской: мать возвращается с того света, чтобы ухаживать за своими маленькими детьми, мать заботится и о выросших неженатых сыновьях. Согласно логике сказки, муж может любить свою жену, брат – сестру, а вот на любви отца к детям в текстах этого жанра акцент не ставится.

По сути, волшебная сказка как никакой другой жанр в полной мере изображает все нюансы семейных отношений: фоновыми являются функции мужа, жены и детей в семье (первый пашет и охотится, вторая ведет домашнее хозяйство, а третьи в зависимости от возраста и половой принадлежности обучаются мужской или женской работам). Рисует волшебная сказка и такую важную функцию, как воспитание детей. Младенцы растут в холе и неге, подросших же детей необходимо держать в строгости: избалованные чрезмерной любовью, неприученные работать, они неспособны в зрелые годы стать надежной опорой престарелым родителям. Мир в семье настанет в том случае, если между всеми ее членами будет царить любовь. Но при этом волшебная сказка показывает пережитки языческой морали: если старшие братья или зятья вредят герою, то в качестве наказания их ждет смерть от руки обиженного брата.

Своеобразный набор представлений о семье присущ легендарной сказке, что объясняется спецификой жанра: непременным наличием назидательности. Сквозь призму народного Православия, в том числе и важной его составляющей – соблюдения или нарушения заповедей Божиих – изображены семейные отношения. В легендарных сказках упоминается о многодетных семьях. Как правило, эти семьи живут в нищете. Чтобы его дети не умерли с голоду, бедняк отправляется к богачу просить денег взаймы. Занятые деньги уходят на покупку хлеба для семьи. Несколько отличается поведение другого бедняка, также многодетного отца, – цыгана. Он просит Егория Храброго спросить у Бога, чем же ему питаться. Ответ приходит – воровать. Таким способом и начинает кормить жену и двенадцать малолетних детей цыган.

Но чаще персонажами легендарных сказок становятся родители и их взрослые дети, вступившие в брак или, напротив, еще не связанные брачными узами. В большинстве сюжетов взаимоотношения между родителями и детьми представлены как конфликтные, причем старшее поколение (мать или отец и мать) нарушают заповеди Божьи (не привечают нищих), а сын (если он женат, то и его супруга), соблюдают заповеди и пекутся о нищих. Любопытно следующее: такая модель взаимоотношений приписывается как крестьянской, так и царской семьям: вера или ее отсутствие не ведают социальных различий. Если сын узнает о том, что его родителей за гробом ожидают вечные муки, он пытается спасти их, но его усилия всегда заканчиваются неудачей. Впрочем, легендарная сказка знает сюжет, где отец и дети живут в мире и согласии, только этот мир и это согласие зиждется на немилосердном отношении к нищим.

В легендарных сказках представлены два основных типа взаимоотношений между супругами: они могут жить в ладу или, напротив, жить неладно. Идеальной парой могут быть как набожные супруги, так и их прямая противоположность: первые совместно молятся и пекутся о нищих, а вторые отказывают просящим в помощи. Если жадными оказываются родители героя, то они, в зависимости от своего социального статуса, причиняют ему зло: могут выгнать из дому с молодой супругой или (если отцом является царь) захотеть казнить сына.

Если для сюжетики русской народной волшебной сказки не характерен мотив свершившегося инцеста, то в легендарной сказке он присутствует. Причем, вина за него возлагается не на мужчину, а на женщину. Мать, узнав от сына, что если он вступит в физическую близость с нею, с сестрою и с кумою, то горшок золота сам дастся в руки. Именно мать подговаривает свою дочь и куму, и они соглашаются. Вина сына смягчается тем, что его опоили вином, или тем, что его родственницы переоделись, и он принял их за других. Узнав о совершении тройного инцеста, герой отказывается от золота и отправляется замаливать тяжкие грехи. В одном из текстов мать и дочь, не раскаявшиеся, сразу же сгорают в огне.

Новеллистическая сказка содержит представление о семье, свойственное, скорее, мужчинам. В текстах говорится о двух типах жен: доброй и дурной. Добрая жена – это верная жена, которая несмотря на постоянные домогательства мужчин не изменяет законному супругу (882А Верная жена). При этом у доброй жены может быть какой угодно муж: пьяница, игрок, ревнивец, завистник. Все ему прощает добрая жена, даже попытку убить ее.

Если жена не соответствует требованиям мужа, ее следует учить. Мораль новеллистической сказки верным средством считает рукоприкладство. Такому воспитанию подлежит супруга нерасторопная, проявившая нежелание выполнять требования мужа. Любопытно, что сказкой приписывается восприятие этой методы как нормы и той женщине, которую избивают: она сносит побои, не пытаясь защищаться. Муж, держащий жену в ежовых рукавицах, периодически ее избивающий, имеет рядом покорную жену. Персонаж сказки, не сумевший стать настоящим главой семьи и подчинить себе супругу, народной моралью осуждается: у такого мужа и жена злая: непокорная и ленивая. Народная мораль осуждает драку между мужем и женой: считается, что это недостойное занятие супружеской пары. Крайне редко жена может поднимать руку на мужа. Допускается это только в том случае, когда муж нашел себе другую и живет с нею, забыв о законной супруге.

Невесту тоже следует выбирать осмотрительно. Сказка абсолютно спокойно относится к неравному браку, главное, жена должна быть работящей и любящей. Таким образом сказка отражает народное представление русских о невесте: прежде всего это дополнительные рабочие руки в семье, а отношения между молодыми менее значимы. Если выбранная невеста не обладает перечисленными качествами, то настоящий мужчина способен очень быстро сделать из строптивой невесты покорную жену, для этого достаточно запугать ее, угрожая убийством. Если не сам молодой жених ищет невесту, а отец выбирает ее для сына, то в этом случае главным критерием становится мудрость девушки: только мудрая девушка достойна стать супругой человека, имеющего высокий социальный статус (875 Мудрая девушка).

В новеллистической сказке забота о детях ложится на плечи отца. Так женщина, прожив с мужчиной пятнадцать лет и прижив от него детей, на старости желая вернуться к законному супругу, не испытывая никаких угрызений совести, оставляет сожителю детей. Двоякое отношение демонстрирует новеллистическая сказка к физической близости между мужчиной и женщиной, не состоящими в браке. Если женщина, даже состоящая в браке, вступает в интимную связь с героем, то это одобряется. Если же супруга изменяет герою, то это действие получает негативную оценку. Близость под принуждением новеллистической сказкой осуждается. Как и в волшебной сказке, строго осуждается инцест.

В анекдотической сказке высмеиваются жадные, злые, непокорные, ленивые, болтливые жены, каждая из которых наказывается мужем особенным способом. Злая, жадная и непокорная жены – смертью: злую и жадную он вынуждает залезть в глубокую в яму за золотом, там ее и оставляет; непокорную – провоцирует пойти по тонкому мостку и упасть в реку; ленивую – лишает привычного человеческого облика (отрезает ей косу), после чего она не может понять – кто она такая; болтливую выставляет прилюдно лгуньей и лишенной разума. Но существует сказка, в которой, напротив, выигрывает ленивая баба, а проигрывает – трудолюбивая: мужья после 25-летней службы в армии возвращаются домой. Муж ленивой жены, которая только все это время и занималась тем, что наряжалась и берегла себя, с радостью возвращается к ней, простив ей все ее измены. А супруг работящей жены не узнает ее в согнутой и грязной старухе, от огорчения он плюет ей на фартук. Так сказка отстаивает нетрадиционный для русского народа взгляд на семейные отношения: жена становится ценной для мужа прежде всего как женщина, а не как рабочая сила.

Сказок о «злом» муже существенно меньше. В них осуждаются трусость и лень. Супруга хитростью вынуждает трусливого мужа выйти ночью из дому, в это время к ней приходит любовник. Если же муж не обладает отрицательными качествами, то сказка осуждается жен-изменниц. Любопытно, что муж, как правило, и не подозревает об измене: глаза ему открывает его работник или путник. Он в мешке приносит в дом хозяина и тот видит, как жена, прикидывающаяся больной, ест и пьет с любовником. После чего муж избивает и жену, и любовника, причем второму достается больше побоев, зачастую они приводят к летальному исходу. Жена же после этого становится верной. Мужская измена не становится мотивом анекдотической сказки.

Весьма популярны анекдотические сказки о глупых персонажах. По-разному оцениваются женская и мужская глупость. Женская глупость представлена в сказке двумя типами: во-первых, это наивность, во-вторых, способность выстраивать логическую цепочку несуществующих печальных событий. Мужским персонажам приписываются иные формы глупости. Если герой Иван-дурачок глуп от природы (не умеет правильно вести себя в тех или иных ситуациях), то его умные братья теряют рассудок от жадности.

Японские сказки

DSCF5134 Две основные разновидности японской сказки – мукасибанаси (сказка) и дэнсэцу (быличка, легенда). Как и русские тексты, японские зачастую начинаются с повествования о семье (если в дальнейшем будут упоминаться члены семьи героя). Семья может состоять из двух человек, представителей одного или двух поколений (например, это семейная пара – старик и старуха, вдова и ее сын, вдовец и сын). В текстах может говориться и о семье из трех человек (родителей и сына) и более (об отце и трех сыновьях). Сказочные персонажи могут быть кровными родственниками или состоять в свойственных отношениях (эти формы преобладают). Реже в сказках описываются отношения между приемными родителями и детьми (как правило, это мачеха и падчерица, реже – мачеха и пасынок), на отношениях отчима и падчерицы в японских сказках внимание не акцентируется.

Довольно популярным мотивом японских сказок является мотив создания семьи. Семья создается по расчету (в этом случае выбирают семью побогаче), по договору между родителями. Популярна и такая форма создания семьи: неизвестная девушка приходит в дом холостяка, как правило, бедняка, ночует у него, после чего предлагает взять ее в жены, на что бедняк соглашается. Обращает на себя внимание следующий момент: в японских сказках чаще, чем в русских, говорится о создании семьи по любви. Дочь богача по договору должны отдать замуж за нелюбимого. Но она узнает, что дорогой ее сердцу находится в ее доме, и начинает чахнуть от любви. Когда все выясняется, любящую пару женят с согласия родителей невесты.

Если в русских сказках красота – основное достоинство невесты, на красавице может жениться и царевич, и крестьянский сын, то в японской сказке крестьянин сам отказывается брать в жены красавицу, объясняя ей свой отказ следующим образом: такую девушку возьмет в жены любой богач. Князь выбирает в жены девушку, которая не только поразила его сердце красотой, но и интеллектом (способностью сочинять стихи).

Существуют сказки, где говорится о необходимости отработать жену: так, герой долго трудится в доме будущего тестя, после чего в силу ряда обстоятельств женится на его дочери. Реже говорится о бедной девушке, которая работает в доме богача. Она привлекла к себе внимание богача своим трудолюбием. Родственники богача, не желая, породниться с бедной крестьянкой, ставят условие: ее выдадут замуж за сына богача в том случае, если она засадит рисом пять танов земли за день. Даже солнце замирает на небе, чтобы помочь девушке выполнить задачу. Девушка справилась с задачей, но упала замертво от непосильного труда. В другой сказке отец обещает отдать дочь замуж за лучшего кандидата. Женихи демонстрируют свои умения считать блох, считать сливы на деревьях. Но побеждает тот, кто сумел спасти будущему тестю жизнь (для сравнения: в русских сказках зятем царя становится тот, кто спас царевну от гибели, защитил все царство от вражеского войска).

В сказках присутствует четкое деление на мужские и женские обязанности в семье. Функция главы семьи – кормить жену и детей. Старик собирает хворост, продает его в городе и этим зарабатывает деньги на пропитание, старуха же выполняет женскую работу (например, готовит пищу, стирает белье). Сын-бедняк кормит свою мать и не может жениться, потому что не в состоянии прокормить трех человек. В Японии существует сказка о жене, которая ничего не ест. Именно о такой супруге мечтает немолодой холостяк, не желая выполнять функцию главы семьи – заботиться о пропитании своей второй половины. Такая супруга и достается ему, но это оказывается чертовка-людоедка, принявшая человеческое обличье. Согласно логике сказки, до двенадцати лет мать кормит сына, когда же ему исполняется двенадцать, то сын становится кормильцем матери: вместо нее начинает ходить за хворостом и продавать его. Если в сказке говорится о вдове с малыми детьми, то обязанности кормильца ложатся на плечи матери. Впрочем, женщина иногда становится кормилицей не только детям, но и супругу, если тот тяжело заболел, а детей супруги не завели.

В японских сказках, как и в русских, содержится представление о ценности детей. Персонажу даруется печать богача только тогда, когда он подтверждает у себя наличие дочери – «главного сокровища». Отсутствие детей в семье – большое горе. Если в сказке в дальнейшем будет повествоваться о рождении чудесного дитяти, то в начале текста непременно скажут о бездетности супругов. Если же чудесное дитя не будет являться героем сказки, то на отсутствии детей внимание не акцентируется. Как правило, чудесное дитя вымаливают у какого-нибудь божества, сыночек или дочка появляются на свет из персика, дыни, яичка, рождаются в виде улитки. И эти чудесные дети становятся настоящими помощниками своим престарелым родителям.

Если же сын не хочет работать, то это для родителей настоящее горе. Так, отец отводит сына к врачу – вылечить его от глупости и от мотовства. Лечение связано с угрозой для жизни: только оказавшись на краю гибели, сын понимает, как неправильно он жил, и раскаивается. Другого сына, не желающего работать, а все время рисующего кошек, отец лишает наследства и выгоняет из дому.

Не всегда и между супругами царит согласие. В сказках показывается, что ждет жадного мужа: он выгоняет из дому жену, которая после ряда событий удачно выходит замуж во второй раз, а в финале берет в слуги обнищавшего первого мужа. Терпит насмешки от людей рассеянный, а потом во всех своих бедах обвиняет жену. Жена безосновательно ревнует мужа, но при этом показано, что между нею и свекровью существуют прекрасные отношения. Муж проучивает скупую жену, отказываясь работать. Осмеянию подвергается и молодящаяся старуха. Из-за беспечной и нерачительной хозяйки беднеет дом, и муж по совету бога бедности выгоняет жену из дому.

Как и в русских сказках, в японских текстах говорится об измене. Изменять могут и мужья, и жены. Чаще говорится об измене мужа. Так, один из них, прельщенный внешностью соседки, отвернулся от жены-замарашки и решил выгнать ее из дому. Жена наряжается в самую лучшую одежду, причесывается и белит лицо, и муж видит, что его жена гораздо красивее соседки, оставляет ее дома. Другая жена, терзаемая изменой мужа, на огне своего сердца кипятит воду для него. Муж узнает, каким образом вода все время горячая, и глубоко раскаивается в своем поступке. Раскаиваться в поступке может и третья сторона. Так, князь привел в дом наложницу, которая отобрала у жены все ее любимые вещи. Напоследок она отбирает и горшок белых хризантем, посланный ей вместе с письмом. Устыдившись своего поступка, наложница навсегда покидает дом князя, а князь возвращается к своей жене. Для персонажей русских сказок раскаяние в измене из-за возникшего чувства вины не характерно. Любопытно, что если в русских сказках жена осознает неправильность своего поступка после того, как муж жестоко ее избивает, то в японских он, следуя совету старца, сдерживает эмоции и обретает богатство (продает монаха (любовника жены), спрятавшегося в кувшине, в монастырь), после чего живет с женою в мире.

Если в русских сказках мать никогда не причиняет вреда маленьким детям, то в японских сказках есть сюжет о матери, которая уводит детей в горы и бросает их там, чтобы не видеть, как они умирают дома от голода (так же поступает в русских сказках отец). Дети находят дорогу домой и становятся матери помощниками. Но вместе с тем существует сюжет, где умершая мать заботится о родившемся после ее смерти младенце, как заботится о младшем брате и убитая мачехой сестра. Как правило, мачеха ненавидит и стремится уничтожить падчерицу, вместо нее выдать свою дочь замуж за богача. Такое поведение персонажа характерно и для русских сказок. Но если в русских сказках дочь мачехи всегда антагонистка, то в японских она может любить сводную сестру и спасать ее жизнь.

Русские и японские сказки, являясь мировой сокровищницей знаний о человеке, донесли до наших дней возникшие в древности представления о семье, отразили и более поздние изменения, произошедшие в этом социальном институте. Сказка как никакой другой жанр сохраняет стабильный комплекс знаний о семье, присущий каждому народу, причем общее в русских и японских текстах совпадает, различие же наблюдается лишь в деталях. Это различие зависит от менталитета нации, уклада жизни. Каждый из рассмотренных сказочных жанров имеет свою аудиторию, это одна из причин существования разночтений в комплексах представлений о семье, отраженных в том или ином сказочном жанре. Русские и японские сказки утверждают: семья – идеальная форма сосуществования людей. Именно в семье, согласно логике сказки, заключен смысл бытия человечества: в текстах показано, что соблюдение норм семейных отношений приводит к счастью, а их любое нарушение становится причиной несчастья.

Благодарим за иллюстрации к японским и русским сказкам С. Белоусова (СПб)


[1] Здесь и далее применяются обозначения сюжетов русских народных сказок, традиционно используемые в российской фольклористике.

Похожие записи:

  • НАШИ ГИДЫ ПО ЯПОНИИ — ОБОРОТНИ
    сентября, 29, 2015 | Туристические ресурсы, Путешествия |
    В августе 2015 г. к нам в гости из Ниигата приехала О.А. ХОВАНЧУК, давний друг нашего Центра, и предложила продолжить разговор, начатый в прошлом году на юката-шоу о японской жаре, празднике О-бон и оборотнях. Последние нас особенно заинтересовали в страноведческом смысле. Дело в том, что незадолго до лекции с Ольгой мы проводили встречу с туркомпаниями
  • ЭКСКЛЮЗИВНАЯ КОЛЛЕКЦИЯ ДРЕВОВИДНЫХ ПИОНОВ ИЗ СИМАНЭ 2013
    августа, 6, 2013 | Пионы из Симанэ |
    Уважаемые друзья!
    Ваш неподдельный интерес и искреннее восхищение красотой пионов, а также успешный опыт выращивания в разных областях Российской Федерации вдохновили наших японских партнеров из Симанэ предложить российскому покупателю новую эксклюзивную коллекцию древовидных пионов. Если вы внимательно посмотрите на обычную коллекцию, с которой большинство из вас хорошо знакомы, и на предложенные сорта эксклюзивной коллекции, вы сможете
  • SHIMANE WEEK IN VLADIVOSTOK
    августа, 20, 2013 | Побратимы |
    Неделя префектуры Симанэ во Владивостоке с 1 по 7 сентября 2013 г.
    В 1991 г. был подписан Договор о дружбе и сотрудничестве между Приморским краем и префектурой Симанэ, с тех пор отношения между нашими регионами активно развиваются в сфере культуры и экономики. В этом году префектура представляет вниманию жителей Владивостока выставку фотографий и концертную программу. Фотовыставка
  • Ансамбль "Ярмарка" с концертами в префектуре Симанэ
    июня, 16, 2011 | Побратимы |
    май-июнь 2011 г
    26 мая — день отъезда нашей группы в Японию, префектуру Симанэ. Собираемся в аэропорту, волнуемся, ведь для многих это первый перелет на самолете. Летим через Cеул, небольшой отдых,  пересадка на другой самолет и вот Окаяма. Автобус, вкусные сэндвичи, спокойная беседа. Незаметно доезжаем до гостиницы.
    Номер в японском стиле. Сон как рукой снимает, куда
  • ЯПОНСКИЙ СПЕКТАКЛЬ В ЧЕСТЬ 100-ЛЕТИЯ ГАСТРОЛЕЙ НОВОГО ТЕАТРА СИМАМУРА ХОГЭЦУ
    сентября, 15, 2015 | Официально Театр |

    В рамках программы дружеского обмена префектуры Симанэ и Приморского края встречаем мероприятия недели Симанэ во Владивостоке 2015!

    Мы надеемся, что благодаря данному спектаклю дружеские отношения наших регионов станут еще крепче! С нетерпением ждем всех!
    Исполнители:НКО Sosaku ten karatto
    Дата и время:20 сентября 2015 г. (вск), с 18:30 церемония открытия и в 19:30 начало спектакля
    Чтение «3 сумки» (автор:

Добавить комментарий