Молодежный обмен

Моя маленькая удача Когда твой опыт является подтверждением собственных мыслей, наступает гармония. Шесть лет изучая культуру Японии, я встретила свою шестицветную японскую радугу во время июльской стажировки, организованной японо-российским центром молодёжных обменов. Эта программа реализовывалась с целью «ознакомления с японской культурой, а также общения с японскими студентами, изучающими русский язык» — словом, установления дружественных связей между молодыми поколениями японистов и русоведов соответственно.

Принять участие в программе стажировки 2014-го года могли слушатели курсов японского языка при Японском центре, имеющие возможность пройти два этапа конкурса (конкурс документов и собеседование) и оплатить билеты в оба конца. Программа, которую нам выслали, демонстрировала массу возможностей для реализации моих научных, японоведческих и стилистских интересов. «Попробую – на удачу» — с этими словами я отправила документы на рассмотрение в Генеральное консульство Японии во Владивостоке. Через некоторое время мы уже сидели в самолёте с девочками из Владивостока и предвкушали японские впечатления.

Постоянно общаясь со знакомыми японцами и японистами, ты невольно упрощаешь свой язык, переходя к так называемой «ру-форме» (разговорной форме), что вызывает притормаживание при разговоре с официальными лицами. Первое, с чем я столкнулась в поездке, — приходилось искусственно заставлять себя «масать» (говорить на кэйго, в вежливой форме). Так вот, после одного из обедов – во время обмена мнениями о европейской кухне, которую нам сервировали в Киото (к слову, замечательная молекулярная кухня — будто создана специально для японцев, которые по природе своей любят изысканность и натуральность) – в очередной раз добавив «дэс нэ» в конце предложения, я вновь обрела способность свободно говорить на вежливом японском языке.

Надежда

Общение с координаторами и руководителями программы стажировки оказалось интересным и продуктивным. Имея схожие интересы, мы впервые начали беседу с координатором и переводчиком Риэ Сакаи в высокоскоростном поезде Синкансэн – и я не помню ни одного вида из окна, кроме появления среди облаков Фудзисан, ради которого практически все участники программы повскакивали со своих мест, чем вернули нас к реальности. Общение с директором японо-российского центра молодёжных обменов господином Ватанабэ и со вторым координатором программы — Иваки Мисато — также принесло удовольствие – разговор с человеком, который заинтересован в выстраивании конструктивного диалога, не может быть скучным. Воистину, наиболее крепкие и дружественные международные отношения устанавливаются благодаря личной инициативе умных и развитых людей. В последний день программы пришло острое осознание того, что живое общение с этими людьми хочется продолжать и в дальнейшем. Конечно же, мы обменялись контактами, и в первые же дни связались с помощью сети Интернет.

Дальневосточники и Риэ-сан

Второй – и, пожалуй, последней, – сложностью стажировки было общение одновременно на трёх языках: когда ты общаешься с девушками-японками о японских боевых искусствах по-японски, одновременно поясняя русскому по-русски нюансы иайдо и отвечая по-английски координатору-японцу на его вопросы. Поначалу в голове возникал ступор и забывались слова вообще на всех языках. Но затем я научилась соскальзывать с японского на остальные языки, и дело пошло куда лучше. Так, в японском языке больше слов, а в русском возможностей для их преобразования: так и появились в наших лингвистических играх с координаторами слова «каваишный», «фотографоман» и «собачата».

Во время стажировки мы завели новые знакомства со студентами, обсуждая различия и схожесть культур России и Японии, возможности обмена опытом в различных областях (меня прежде всего интересовало культурная, лингвистическая и экономическая стороны). Занятно, что некоторые японские студенты практически ничего не знали о России до нашего приезда в Нагоя, кроме того, что «это действительно большая и холодная страна на Севере», в которой «вкусные блины и салат Цезарь» и «красивая Мила Йовович». Но русоведы появились там совсем недавно — собственно, мы были первыми русскими, с которыми вживую контактировали многие из них. Единственное, именно на продолжительные разговоры времени не хватило – программа рассчитана на установление связей, а их закреплением и поддержанием должны заниматься непосредственно участники обеих сторон — для этого существуют современные средства связи.

В нагойском университете

Приятным было и тёплое восприятие японской стороной России – и преподаватель аспирантуры, чьё семинарское занятие мы посетили в университете иностранных языков Нагоя, и студенты, и подвыпившие прохожие на улицах ночного Токио – все единогласно выказывали уважение нашей стране, упоминая её интеллектуальный, научный и военно-технический потенциал, уровень культурного и экономического развития, и выспрашивали интересующую их информацию из уст носителя культуры. При общении нашей группы японистов с японцами обе стороны излучали тепло и стремление к взаимодействию для укрепления связей между странами.

Своеобразным мостом предстала передо мной та самая шестицветная радуга, раскладывающая многообразие впечатлений от Японии по спектру.

Алый. Нельзя не упомянуть идеальный круг солнца на белом флаге страны – он сопровождал нас на протяжении всей стажировки наравне с российским триколором. А затем перед нами открылись тории — ворота святилищ и храмов. Самые большие и яркие – Каминаримон, «Врата грома» перед входом на Асакуса, улицу вечного фестиваля, где я не уставала удивляться фееричности Японии. Забавно, что, приобретая сладости или еду, которая потенциально может испачкать других людей, ты должен оставаться под крышей лотка, пока не уничтожишь лакомство.

Гуляя по Асакуса, я то и дело встречала озадаченных иностранцев с мороженым или данго, которых владельцы лавочек бережно располагали у себя. Ближе к Асакусадэра – плакучие ивы, гудящие и звенящие очереди из молящихся и загадывающих желание, толпа смеющихся иностранцев, похожая на море, в котором можно утонуть, и тут же — тихие закоулки с прохладными камнями и цветными карпами кои. Досадно только, что в таком известном ханамати я так и не встретила ни одной гэйко. Одежды на статуях божеств и духов-покровителей. Токийская телебашня, возле которой мы не встретили ни одного монстра кайдзю. Тёмно-бордовым было вино курой умэсю (чёрное сливовое вино), которое понравилось нам на номикаях больше всего, и которое мы потом безуспешно пытались отыскать в дюти-фри аэропорта Нарита. Кстати, курой умэсю родом из дружественной Приморскому краю префектуры Тоттори. Приятно алеет и иероглиф «лёд», означающий, что здесь вы можете добыть себе немного какигоори – летнего японского мороженого из тёртого льда, щедро политого сладким сиропом. Его гигантские порции равно спасают от мусиацуй – летнего зноя – и от его производного – обезвоживания.

Оранжевый. Цвет чая ко:дзича. Я неплохо разбираюсь в чае, однако с подобным столкнулась впервые. Сначала показалось, что это довольно распространённый среди японистов гейнмаття – характерный обжаренный вкус – однако что-то цепляло рецепторы. И зацепило. Пили всей группой стажёров каждый вечер перед сном, с большим удовольствием. Все чаёвники (и даже кофейники) из России увезли домой по пачке этого вкуснейшего чая. Тренажёрный зал, где мы практиковали йайдо на занятии японской культуры – в оранжево-коричневом полированном дереве. Вообще впечатления от иайдо незабываемые: начиная с того, что мы надели хакама (в России на занятиях айкидо ты имеешь право носить хакама, только достигнув третьего кю) и рубили катанами мишени, и заканчивая демонстрацией ката (техник) старшими учениками додзё. Техника владения мечом совершенно отличается от стиля айкидо: в йайдо это смертоносная атака, тогда как в случае айкидо твоя цель – завладеть энергией партнёра.

Тренировка по йайдо

Жёлтый и золотой, эти солнечные цвета, присутствовали всюду. Свет на площади возле императорского дворца, в котором мы под стрёкот цикад разглядывали двойной мост Нидзюбаси и плавающих в зелёном рву вокруг крепостной стены уточек. Знаменитая японская дыня, поданная божественно холодной на десерт в завершение трапезы в традиционном японском ресторане. Бобы натто. Самое ужасное, что я когда-либо пробовала – а будучи путешественником по натуре, я пробую всё, что только можно попробовать. Следовательно, пиалу с натто, руководствуясь мыслью «Не может быть национальное блюдо таким отвратительным, как о нём говорят», я тоже поставила на столик за завтраком. До того, как я добавила соусы и размешала бобы, они вполне сносно пахли мягким сортом сыра с голубой плесенью.

Но после того, как я провела простейшую операцию с замешиванием соусов палочками и длительным размешиванием в пиале, образовавшаяся клееобразная масса начала издавать сомнительный аммиачный аромат, проигнорировав который, я сунула бобы в рот. Избавиться от этого вкуса и запаха («кусай» — «вонища») я не могла в течение полутора часов ни с помощью другой еды, ни с помощью напитков и жвачки, не помогла даже длительная чистка зубов. Казалось, для меня навсегда закрыт мир брожения. Как оказалось позже, далеко не все японцы разделяют страсть жителей Токио к этому блюду – так и вычисляют столичных жителей в обыденной жизни. Тепло деревянных полов, уютно потёртых стопами множества гостей, в Саду камней Рёандзи. Пятнадцать камней пребывали на белом гравии, расчерченном горизонтальными полосами. «Но ведь в садах камней прореживают круги на земле?».

Девушка-каллиграф, Рёандзи

Как оказалось, и в садах камней есть своя мода: временами гравий расчёсывают в «круги на воде», иногда в «волны» или «рябь». А изредка можно увидеть и такой вот «штиль», похожий на нотный стан. Потолок токийского вокзала, который возносят на своих крыльях орлов и практически неотличим от потолков старинных русских вокзалов, тоже отделанных лепниной и выполненных в жёлто-бело-коричневой гамме.

Токийский вокзал

Сцена, на которой во время торжественного приёма у господина Ватанабэ мы выступали с официальными речами. С российской стороны мы выразили пожелания по укреплению российско-японских отношений засчёт развития японоведения и русоведения в наших странах. Ведь именно комплексное образование в области страноведения помогает сторонам адекватно воспринимать и оценивать диалог культур и поддерживать плодотворный союз. И политические, и экономические взаимоотношения между столь специфичными странами, как Россия и Япония, должны осуществляться посредством специалистов-страноведов, которые не только помогают с переводом, но могут дать и контекстное толкование ситуации.

Приём у господина Ватанабэ

Зелёный, он же голубой, отражается в воспоминаниях чаще остальных цветов. Каждый участок земли в Японии используется максимально продуктивно. Если есть возможность высадить на крыше, стене или даже балконе здания растения – их высаживают. Причём это не петуньи или фиалки, столь любимые жителями средней полосы России, а полноценные деревья или целые альпийские горки, позволяющие наслаждаться природой всем желающим. Вернувшись в Россию и увидев шкафы и диваны в квартире знакомого, я ужаснулась нерациональности использования жилой площади – настолько быстро привыкаешь к продуманности японских интерьеров. Небо над Одайба, куда мы приехали, чтобы увидеть приморский отдых в восприятии японцев. Одайба – это место свиданий, прогулок с детьми и встреч с подругами. Здесь можно прогуливаться под солнечным зонтиком по длинным деревянным мостам, можно загорать у моря под большим пляжным зонтом или отправиться в небольшой круиз на одном из курсирующих по морю паромов; можно пройтись по магазинам, специализирующимся на океанской тематике (здесь найдутся матроски и всё для сёрфинга или снорклинга, косметика от солнца, сувениры из ракушек, всё для рыбалки и многое другое), покататься на самом большом в Азии колесе обозрения или посетить музей Фудзи Тэрэби.

Кстати, символ Телевидения Фудзи – голубого пса – можно собрать по кусочкам, обойдя все открытые для доступа места музея и поставив в них печати на специальной карточке. За целого щенка вас награждают призом. Но, поскольку времени у нас было немного, мы сразу же направились на смотровую площадку, расположенную в той самой большой сфере посреди здания. И оттуда мы увидели всё – и Радужный мост, и неспешные паромы, и прогулочные мосты где-то внизу – всё утопало в голубом свете. К сожалению, на горизонте всё было затянуто облаками, и о месторасположении Фудзисан мы могли только догадываться. Панорамный вид на Одайба, съёмочная площадка многих телешоу и аппаратура для съёмок, бесконечные ряды сувениров с персонажами телестанции, закусочные, в которых постоянно транслируются дорамы и аниме – только в музее можно провести пару дней. А ведь есть ещё и уличные шоу, которые устраивает молодёжь прямо на мостах: фокусники, музыканты, комедианты, спортсмены приходят сюда отдохнуть и подзаработать. Только садясь в автобус, я вспомнила, что в действительности остров состоит из мусора.

Сладости с зелёным чаем – невозможно не увлечься ими, если ты японист. Голубой туман, в котором утопает Токио раним утром. Нежно-зелёный цвет занавесок норэн в идзакая, куда нас пригласил ректор университета Нагоя Камэяма Икуо. Там мы получили возможность в неформальной обстановке пообщаться с педагогами университета, причём некоторые полиглоты с удовольствием вели беседы на разных языках и на различные темы. Посреди встречи ректор попросил слово и прекрасно поставленным тенором исполнил арию Евгения «Вы мне писали» из оперы Петра Ильича Чайковского «Евгений Онегин». Это было удивительно и приятно. К слову, наш координатор Иваки-сан в студенчестве исполняла роль Татьяны совместно с Камэяма-сан. Зелень, на которой подают сасими – её следует есть вместе с рыбой, к которой она прицепилась, пока вы захватывали кусок палочками. Вода во рву вокруг Императорского дворца – цвета зелёного яблока.

Вкуснейшее сасими

Синий. Юката, которые японцы надевают в домашних условиях. Река Кисо в городе Инуяма с высоты верхнего этажа Инуямадзё, Замка на Собачьей горе. Чтобы в полной мере оценить эту синеву, мы поднялись по крутым деревянным лестницам внутренних ярусов и в очередной раз почувствовали тепло дерева, истёртого веками, под своими ногами. Эта одна из старейших башен Японии произвела на всю группу японистов сильное впечатление – возможно, ещё и потому, что других туристов в это утро не было. Перила у надземных пешеходных дорог – в то время как автодороги вздымаются многочисленными ярусами. В Японии весьма эффективная система развязок, которую не помешало бы позаимствовать и в Россию – каждая отдельная дорога ведёт в одно или несколько мест, однако не во все места одновременно, отчего на улицах практически не встречается пробок. Однако система развязок представляет собой сюрреалистическое переплетение бетонных лент от рек, протекающих где-то внизу, до пятнадцатых этажей небоскрёбов. Гортензия, пышно цветущая весь июль во всех возможных местах, стала у нас одним из наиболее популярных для фотографирования растением (наряду с клёнами момидзи, бамбуком и камелией). Это была та самая романтика летних дней, представленная в японской литературе и кинематографе и ассоциирующаяся с шумом дождя и сине-фиолетовыми гроздьями цветов.

Дороги в Киото

Фиолетовый. Конняку. Ещё один довольно специфичный продукт, одни блюда из которого ты с наслаждением смакуешь, а вторые, попробовав, отставляешь куда подальше. Полотно, выходящее из автоматического ткацкого станка в музее-заводе Тойота, отображало фотографии лучше, чем если бы они были нанесены принтером.

Музей Тойота

Именно в Нагоя родилась небольшая компания, занимавшаяся производством текстильных машин. Персонал музея наглядно продемонстрировал нам этапы развития технологии и машиностроения в Тойота, в том числе два крайних поколения роботов: деревянного робота каракури нингё, «служившего» музыкантом в храме, и робота-саксофониста последней модели. К сожалению, эти человекоподобные роботы на момент нашего визита не демонстрировали свои таланты, но зато мы увидели, как гигантский робот-машина собирает автомобиль. До этого я никогда не бывала на машиностроительных заводах, и была под впечатлением – будто попала на съёмки фильма про Терминатора.

Кабукидза

Занавес над главным входом в Кабукидза – самый известный в мире театр кабуки, куда нам повезло попасть сразу на три пьесы: «Скверный малый», «Маска из храма Сюдзэндзи» и «Сокольничий и фея». Кабукидза я видела только в документальном фильме «Кабуки. Путь цветов» и не думала, что когда-нибудь буду сидеть на балконе и собственными глазами наблюдать смену великолепных декораций и тонкую актёрскую игру. Знакомые обещали затянутое представление и скуку – но, видимо, моё увлечение японоведением уже достигло того уровня, когда ты с удовольствием следишь за неспешным разворачиванием сюжета и позами актёров и слушаешь тонкости о происходящем на сцене на японском языке, — или же театр Кабуки действительно превосходен и полностью погружает зрителя в своё красочное действо. Правда, на второй пьесе мои лингвистические способности дали сбой, и о ходе действия я догадывалась интуитивно, но на третьей – самой роскошной за вечер – пьесе переводчик во мне взял верх, и я смогла получить всё удовольствие, какое только может получить иностранец от театра кабуки. Это было феерично – другого слова не подобрать. Поразителен и сам театр, и театралы в дорогих кимоно, неспешно прогуливающиеся во время антракта от одного лотка-мисэ к другому. Кабуки – это течение времени: ты часами смотришь представление, часами осмысливаешь его, можешь часами рассказывать о нём, а затем жаждешь потратить ещё несколько дюжин часов на новые посещения. Небо над ночным сияющим Токио.

Кайсэки рёри в Кабукидза

Белый В Японии много белого цвета. Это почти все книги, знаки и вывески. Это рис — желанное блюдо, которое в ресторанах всё время подавали в конце трапезы (как оказалось, чтобы не портить вкус алкоголя и сырой рыбы). Это гигантский жареный на гриле моти в соусе на нагойской фабрике мисо Морита в деревне Косугая – изумительнейшее блюдо. Как любитель моти, я могла бы питаться исключительно такими «шашлычками». Когда мы только зашли в ангар, в котором в огромных шеститонных бочках бродят соевые бобы, показалось, что я больше никогда не смогу выпить и чайной ложки мисо-супа – такой «кусай» висел в темноте. Однако через некоторое время обоняние восстановилось, и мысль о мисо-супе показалась весьма соблазнительной. Интересно, что мисо-паста, позволяющая людям излечиться от лучевой болезни, может храниться, по словам работника фабрики, вечность. То есть в случае конца света большая семья могла бы питаться одной бочкой мисо три раза в день около восьмидесяти лет. Таких бочек на фабрике я насчитала около ста.

Здесь бродит мисо

После экскурсии нас угостили обедом, полностью состоящим из продуктов местного производства: помимо моти и мисо-супа с выловленными в море возле фабрики ракушками нам подали рис с выращиваемыми там же водорослями, два вида конняку (читайте про фиолетовый цвет), тофу на шпажке, цукэмоно и фирменное нихонсю (то, что иностранцы обычно называют сакэ) Нэнохимацу, интенсивно пахнущее зелёным яблоком. Полностью японский обед пришёлся мне по вкусу. Это высокоскоростной поезд Синкансэн маршрута Нодзоми («Надежда»), на котором мы долетели до Киото, и из которого мы впервые увидели Фудзисан. Белые листы гадания омикудзи. В Золотом храме Кинкакудзи мне выпала «маленькая удача», которая не замедлила исполниться. Как известно, японцы любят маленькую удачу именно за её скорое и безболезненное свершение в жизни. А после, уже в Асакусадэра, я потрясла цилиндр, из которого выпала деревянная палочка с номером 89, принёсшим мне «большую удачу». Возможно, в скором времени меня и ждёт огромная удача, но обладание листочком с этой надписью уже сделало меня счастливой.

На фабрике керамики

Белой была болванка манэки-нэко, которую я наугад вытащила из ящика на фабрике керамики Маруфуку (как оказалось позже, большинство русских выбрало «денежных» кошек с поднятой правой лапкой, тогда как японцы всё больше выбирали фигурки, «притягивающие в жизнь нужного человека»).

Инуяма

Вместе с японскими студентами мы сидели за длинными столами фабрики и старательно разрисовывали кошек, смущённо обсуждая расцветки и узоры. Здесь были и русско-японские флаги, и роспись под хохлому, и классические манэки-нэко, и необычные кошки в розовый горох. По завершении мы понемногу освоились и начали общаться. Мягкие и пушистые футоны, которые нам постелил персонал рёкана Мэйтэцу Инуяма – гостиницы в японском стиле – пока мы ходили ужинать.

Наша комната в рёкане

Если можно было ещё чего-то желать, так это подобную ночёвку. В нашем полном распоряжении была просторная комната на двенадцать татами с верандой, на которой мы пили утренний чай, и горячий источник. Вечером мы всей компанией нежились в горячей воде под грозовым небом, а ранним утром самые вдохновлённые – в числе которых была и я – пересилили недосып и расслабились перед дальнейшей дорогой в лучах восходящего солнца. Рёкан – это действительно квинтэссенция страны Восходящего солнца, и кто ощутил пребывание в нём на собственном опыте, навсегда сохранит Японию в своём сердце. Рубашки потока сарариманов, которые утром и поздним вечером заполняют переходы и станции.

Кайсэки рёри в рёкане

Всеми цветами радуги предстали передо мной ночные Токио и Нагоя, Радужный мост на Одайба, озеро в Инуяма, по которому неспешно скользили прогулочные лодки. Композиции из цветов, высаженные в горшках различных заведений – слишком похожи на букеты, но живущие своей жизнью. Книжный магазин – два этажа, уставленных полками с книгами и манга на любой вкус. И только с помощью персонала магазина я отыскала томик любимого Китаро («Хэээ? Гэгэгэ но.. Это очень старая манга, если она и есть, то в самом далёком и тёмном углу»). Что примечательно, литературу в Японии можно купить, предварительно прочитав прямо в магазине. То есть, если книга вам действительно понравилась, вы можете пополнить свою коллекцию. Правда, для этого нужно время, которого у вечно занятых японцев не так уж много. Дерево в языковой школе Ю, на которое в праздник Танабата мы повесили свои желания, написанные на цветных листочках. При посещении школы Ю мы поучаствовали в занятии японского языка мультиязычной группы и смогли задать вопросы по проживанию, обучению и работе в Японии русским студентам и преподавателю.

Жизнь в Японии значительно отличается от жизни в других странах, но прежде всего своим комфортом и жизнерадостностью – если, конечно, вы не планируете провести в Японии всю свою жизнь. Ведь, как бы долго вы не прожили здесь, для японцев вы всё равно останетесь иноземцем. Однако попробовать реализовать свой японоведческий потенциал – в Японии или же в России – определённо стоит, и не только для блага наших стран. Шнуры в храме Чистой воды Киёмидзудэра, которые, как объяснила Риэ-сан, соединяют землю и небеса и после смерти ведут человека в подобие рая. Дорога к этому храму, довольно крутая и длинная, протекает между рядами магазинчиков, предлагающих попробовать киотские сласти и пощупать ткани, маски или веера, горы посуды и чаи. Таким образом, путь наверх представляет собой необременительную прогулку в ярмарочной атмосфере. И вот мы уже у первых ворот храма, фотографируемся со львами-хранителями. Киёмидзудэра – огромный комплекс сооружений, венчаемый Сценой храма Чистой воды (Киёмидзу но бутай), возвышающейся на деревянных сваях. Здесь есть и водопад, поделенный на три струи – приносящие здоровье, долголетие или успех в жизни; и камень, снимающий все грехи; и библиотека сутр – даже простое перечисление святилищ превратит мои воспоминания в путеводитель. Лучше приезжайте и посмотрите сами. К слову, именно в Киёмидзудэра всей нашей группе хотелось оставаться как можно дольше – такое пиршество ума и духа предлагает комплекс посетителям.

Прощальный номикай с координаторами

А в довершение всего в парке аттракционов Токио Дом Сити, куда мы в один из вечеров съездили отдохнуть небольшой компанией, я встретила ту самую шестицветную радугу. После того, как мы прокатились на колесе обозрения, девочки уговорили меня покататься на американских горках, к которым я не испытываю тёплых чувств. И пока мы стояли в бесконечной очереди на посадку, прямо над нами зависла туча, из которой начал выливаться дождь. Американские горки приостановили. Однако вскоре пообещали запустить снова, и, словно в качестве компенсации за ожидание, показалась радуга. Приунывшая очередь просияла улыбками и смехом, к небу поднялись руки с телефонами. Персонал побежал протирать сиденья. Но туча новыми потугами извергла из себя влагу, и дождь снова зашлёпал по рельсам. Мы уже совсем было отчаялись, и тогда посреди ливня показалась вторая радуга. Заметно укоротившаяся очередь – её огрызок – вновь взметнула телефоны и голоса к небу, но дождь продолжал стекать с него, невзирая на наши надежды. Ещё немного посозерцав двойное чудо природы и покачиваясь от усталости, мы решили, что прокатимся на американских горках Токио в следующий раз. А в моей памяти навсегда осталась радуга, объединяющая наши культуры. Возможно, путешествуя из одного её конца в другой, мы – японисты и русоведы обеих стран – найдём сокровище.

Мишель Афонина

Похожие записи:

  • МОЛОДЕЖНЫЙ ОБМЕН: ПРАКТИКУЕМ ЯПОНСКИЙ ЯЗЫК
    июля, 24, 2017 | Туристические ресурсы, Путешествия |
    Весной этого года я увидела объявление о конкурсе, который проводился Японо-Российским центром молодёжных обменов для участия в бесплатной программе приглашения в Японию российской молодёжи, изучающей японский язык. Условия конкурса следующие: необходимо было собрать пакет документов и пройти собеседование на японском языке.
    Через некоторое время меня обрадовали новостью, что я прошла отбор, и вместе с еще двумя
  • ФУНДАМЕНТ ДЛЯ ОБЩЕНИЯ В БУДУЩЕМ
    августа, 7, 2013 | Туристические ресурсы, Путешествия |
    В июле 2013 г. по программе молодежного обмена состоялась моя первая поездка в Японию. В 7-дневной программе, составленной по маршруту Токио-Киото-Токио, принимали участие 20 человек из 6 городов (Нижний Новгород, Москва, Санкт-Петербург, Хабаровск, Южно-Сахалинск, Владивосток). Мне, Алине Кауфман, Яне Рзаевой и Юлие Клименок, как представителям от слушателей курсов японского языка Японского Центра во Владивостоке
  • Мир будущего может стать действительностью
    ноября, 15, 2012 | Туристические ресурсы, Путешествия |
    По приглашению Генерального консульства Японии в г. Владивостоке я совершила увлекательно-познавательную поездку по Японии в составе группы «Молодежного обмена» в октябре 2012 г. Впервые, более близко с японской культурой и красотами столкнулась на работе, когда наша организация (Информационно-туристский центр г. Владивостока) приобрела фотографии с разными видами Японии в Японском центре на благотворительной выставке-продаже «Хрупкая красота
  • «МОДЕРНИЗАЦИЯ МЕДИЦИНЫ»
    апреля, 26, 2017 | Медицина |

    ОБЪЯВЛЕНИЕ О НАБОРЕ УЧАСТНИКОВ НА СТАЖИРОВКУ OJT (ДАЛЬНИЙ ВОСТОК РФ) В РАМКАХ ТЕХНИЧЕСКОГО СОДЕЙСТВИЯ РОССИИ В 2017 ФИНАНСОВОМ ГОДУ
    1. Организатор: Министерство иностранных дел Японии
    Даннaя программа стажировки проводится Правительством Японии в рамках технического содействия России в продвижении реформ, в том числе в реализации «Президентской программы подготовки управленческих кадров для организаций народного хозяйства Российской Федерации». Необходимость
  • СТАЖИРОВКА OJT ПО ТЕМЕ «ТУРИСТИЧЕСКИЙ БИЗНЕС»
    июня, 7, 2017 | Объявления Туристические ресурсы, Путешествия |
    ОБЪЯВЛЕНИЕ О НАБОРЕ УЧАСТНИКОВ
    НА СТАЖИРОВКУ OJT ПО ТЕМЕ
    «ТУРИСТИЧЕСКИЙ БИЗНЕС»
    (ДАЛЬНИЙ ВОСТОК РФ)
    в РАМКАХ ТЕХНИЧЕСКОГО СОДЕЙСТВИЯ РОССИИ
    В 2017 ФИНАНСОВОМ ГОДУ

Отклики на “Молодежный обмен”: 3

  1. Елена Г

    Классно ! Узнаешь новое и вспоминаешь было..Захлебнулась слюнями, услышав про Инуямадзё..Мечтаю увидеть когда нибудь все японские замки ! Фуджи TV- мекка для фаната- вдруг промелькнёт какой нибудь айдол ?! Вряди , передачи снимают часов в 6 утра..Мисо суп обожаю, увидеть свои глазами фабрику -это круто ! С натто- курьезы всегда X ) Считая себя невозможно крутой ( или вернее своей в доску ) пошла завтракать не в западный, а малочисленный традиционный ресторан- ну что, японцы здорово с меня повеселились- ни половинку жаренной рыбы не смогла расковырять палками, ни мисо, сколько официанты мне там не подливали и не размешивали- проглотить не смогла X)
    Рёанджи, значит и золотой Храм тоже был ?! Мои любимые места- хочется там потеряться, и восхититься ими и в расцвеченных листьях момиджи, и в волшебном сиянии белоснежного снега, и окутанных розовыми сугробами сакуры..Как я вам завидую ! И как я за вас рада..Волшебное путешествие в волшебную страну !

    1. admin

      Елена, только «Фудзи» и «Рёандзи» 🙂 Это японские слова, а не американские.

  2. Ника

    Мишель, огромное спасибо за чудесный рассказ! Он прекрасен и в полной мере передаёт ощущения от поездки ^___^ Ты умница!

Добавить комментарий