МОЙ ЧИТАТЕЛЬ – ОЧЕНЬ УМНЫЙ

Varsh1 Дорогие друзья, представляем вашему вниманию интервью для нашего сайта с Дмитрием Евгеньевичем КОСЫРЕВЫМ. Любителям исторического детектива наш собеседник известен под псевдонимом Мастер Чэнь. Дмитрий Косырев помимо литературы: историк-востоковед по диплому ИСАА МГУ, по профессии – журналист-международник, аналитик ситуации в азиатской части нашей планеты. Эпицентр интересов – страны Юго-Восточной Азии, хотя постоянно бывает в Индии и во многих других местах. Политический обозреватель РИА Новости, выступает в качестве эксперта на телеканалах разных стран. Здесь вы можете посмотреть краткую информацию об авторе и его вышедших книгах.

— Ваша новая книга «Амалия и золотой век» — она вышла? О чем она, кому может быть интересна? Может быть, именно Владивостоку?

— Отправляется в типографию в конце января. Вместе с двумя предыдущими книгами трилогии, издававшимися раньше. О чем она – вообще-то про шпионов, хотя на самом деле о прекрасной эпохе между двумя мировыми войнами и о том, как война эту эпоху уничтожила. Действие происходит в Маниле зимой 1935-1936 годов, сюжет – операция британской разведки по выявлению японских шпионов. Действующие лица: жительница Британской Малайи Амалия, другие легендарные и не очень легендарные британские агенты, загадочный «господин Верт», политики, жулики, бандиты и прочие персонажи только что начавших путь к независимости Филиппин, а также подозреваемые в шпионаже японские персоналии. Колорит романа: как и в прочих книгах про Амалию, очень много музыки и танцев, вкусной азиатской еды, нежной любви и печали, глобальной политики – и немножко стрельбы и прочих неприятностей. А в основном – книга-музыка, любование прекрасной эпохой, нам вроде бы еще почти близкой, но не очень понятной.

— Кто такой господин Верт и, почему он загадочный?

— Пусть читатель сам догадается. Я разгадку прямо не называю даже в послесловии. Я вообще исхожу из того, что мой читатель – не просто умный, а очень умный.

— Теперь – про японских шпионов. Поймали?

— Как-то жестоко было бы раскрывать читателю, кто шпион, и, чем был занят. Хотя могу сказать, что мой роман, как и все прочие – это историческое исследование. Я даже как-то предложил паре моих друзей присвоить мне докторскую степень, сдав не реферат, а исторический боевик. Они сказали, что им за это открутят голову. Хотя насчет степени в целом не возражали… Итак, японские шпионы. Дело в том, что всем известно – перед вторжением Японии в Юго-Восточную Азию японские шпионы пошли туда косяком, как минтай. Ну, а что было в Китае, где война шла полным ходом с середины тридцатых, тем более ясно. Но у меня-то действие происходит зимой 35-36 годов. Даже школы Нагано, готовившей кадры японской разведки, еще не было создано. И я прочитал несколько предельно интересных и редких книг японских (в переводе) и филиппинских историков вот про этот эпизод – создание филиппинской армии, как на это реагировала Япония, и, чем 1935-й год отличается от 1939-го, когда война уже готовилась всерьез. Книги эти упоминаются в послесловии к роману. Вообще-то тема редкая и почти никем не тронутая. Так вот, планы по захвату азиатских соседей (помимо Китая) созрели в Токио только в конце десятилетия. Но филиппинцы, из-за американцев, были твердо уверены в японских агрессивных намерениях еще в начале века.

— Так это что – не было японских шпионов? Кого же тогда ловила ваша Амалия с Вертом?

— Ловить очень даже было кого, другое дело, что разведка всегда тесно связана со стратегическими намерениями своего государства, и, когда ловишь шпионов, то эти намерения становятся яснее. Но дальше разгадывать загадку не буду. И ведь я еще не ответил на ваш вопрос о Владивостоке.

— А ответ есть?

— Конечно. Манила – ваш сосед, портовый город по ту сторону пары морей. Моя книга – это портрет города, который, как ни странно, во многом и сегодня тот же. Хотя война его почти уничтожила, но, по крайней мере, портрет нации сильно не изменился, филиппинцы вообще похожи на русских тем, что хотят оставаться собой, пусть даже прочие нации морщат носы и хихикают. И если для москвича Филиппины – это просто экзотика, если не сказка, то для вас все совсем не так.

— А есть хотя бы в одной из ваших прежних книг упоминание нашего города? Вы бывали здесь? Какие впечатления?

— Есть, в сборнике рассказов «Магазин воспоминаний о море» несколько упоминаний. Это рассказы о сегодняшней Азии и русских там, так что без Владивостока никак бы не обошлось. И потому, что в нынешней нашей диаспоре в Азии очень заметны дальневосточники, сибиряки, а уже потом все прочие. И потому, что заглавный рассказ – тот самый «Магазин» — это про историю 1914-го года, о потоплении в Пенанге крейсера «Жемчуг». А это очень даже владивостокская история. Кстати, мне тогда помогли три моряка из вашего города, написавшие о «Жемчуге» отличную книгу. Это Алексей Буяков (с ним мы вели переписку), Николай Крицкий и Игорь Шугалей. Книга их теперь лежит в нашем посольстве в Малайзии, где о «Жемчуге» и могиле наших моряков в Пенанге очень даже помнят. Вот я только что оттуда, опять вспоминали эту историю с Людмилой Воробьевой – наш посол в этой стране женщина, и очень хороший посол.

— Да, а вы сами у нас?

— Ну, а сам я бывал в городе в начале 90-х, работал на гонконгскую компанию, издававшую банковские отчеты и прочие рекламные буклеты для нашего зарождавшегося бизнеса. Клиенты были в основном дальневосточные. Впечатления тогдашние… Не очень хочется даже говорить, но в Москве было ненамного лучше. Ну, а потом я приезжал еще, на конференцию. Уже было веселее. И в прошлом году моя дочка Анастасия работала у вас на АТЭС. «Пасла» на Русском индонезийскую делегацию. Города почти не видела. Но приехала счастливая. Она работает в МИДе, и это была ее первая серьезная командировка. Потом уже послали в Лаос, на визит Медведева, поняв, что с ней можно иметь дело. Еще куда-нибудь пошлют.

— Близость Владивостока с Азией – это шанс или угроза?

— Отличный вопрос. Вот неожиданно я понял, почему мой новый роман – очень владивостокский. То есть он вообще, как мне кажется, для нации полезен, но именно за Уралом эти разговоры насчет китайской и прочей угрозы до сих пор еще звучат. Так вот, в моем новом романе описывается вполне реальная ситуация, которую я раскопал: японцы ну никак даже не пытаются думать о «захвате Филиппин», а филиппинцы, благодаря своим американским колониальным хозяевам, уверены в обратном. И никакие факты или логика их разубедить не могут. Зачем это было нужно американцам – отдельный разговор, но умные люди в США хорошо понимали, что это болтовня для дураков.

И что если в одной стране много народа, а в другой – мало, то это еще не означает, что кто-то кого-то будет захватывать. Результат – печальный, для США и Филиппин. Японцы, поняв, что дружбы с этими ребятами не дождаться, и вправду оказались почти вынуждены начать войну (по логике той эпохи) и таки захватили Филиппины. То есть США тоже понесли немалые потери, но не сравнить с тем, что достались филиппинцам. Смысл этой истории в том, что Второй мировой на Тихом океане могло и не быть, по крайней мере в случае с ее филиппинской частью эту войну они просто сами себе «наболтали». Так что, отвечая на ваш вопрос – близость с кем-то всегда есть шанс, если только вы по глупости этот шанс не превращаете в угрозу.

— Как вы считаете, термин «желтая опасность» актуален? Почему нет термина «белая опасность»?

— Потому что белая опасность – то есть эпоха колониализма, длившаяся пятьсот лет – заканчивается. Сейчас умирает, последней, ее идеология, идеология морального превосходства белого человека. Мы ее видели в виде нерушимого убеждения западников, что их демократия образец для всего человечества. Кроме того, мы живем в век, когда люди все меньше склонны жить в границах той страны, где родились. Все переселяются везде. Русские расселяются по всей Азии – и что, китайцы должны их бояться? Опасность от множества мелких, в масштабе города или квартала, столкновений цивилизаций растет, особенно это касается Европы с ее мусульманами. Но ничего специфического именно в «желтой» опасности нет, скорее наоборот.

— Как вы думаете, почему китайцы, скажем так, любят наш город, что в нем, на их взгляд, уникального, чего нет в других местах?

— Извините, может, я плохо знаю ситуацию, но я какой-то особой любви не вижу. Я бывал во многих городах, где есть китайские кварталы – с 19 века или 20-го, или совсем свежие. Вот там любовь. Просто наш Дальний Восток маленький, там даже тысячу китайцев видно. А что такое тысяча для Китая? Мне известно обратное – что наши просторы китайцы считают не очень пригодными для работы. У них же огромный выбор мест для переселения или инвестирования, по сути, весь мир. И наша проблема как раз в том, как их к нам привлечь, чтобы этот самый шанс на развитие от нас не улетел. Не говоря о том, что вообще-то сейчас, когда Китай разбогател, они наоборот переселяются обратно, даже из Америки.

— Что вам по душе в китайском характере, что можете сказать про 36 китайских стратегем, используете ли их в жизни? В сюжетах своих книг?

— Стратагемы и все прочее, конечно, использую, сам того не замечая. Иногда мне другие люди говорят, что я очень азиатский человек. Например, человек западной цивилизации любит конфликт и победу в нем, человек Востока считает заслугой компромисс. Хотя насчет китайского характера иллюзий не имею, с моим опытом. Вот пример из своей недавней поездки на Ланкави, Малайзия: когда с корабля на пляж высаживается сто китайцев – южных, курносых, квакающих – то мало не покажется, никаких кораллов не надо. Но вообще-то хороших народов не бывает, мы и сами такие, что самим страшно. В китайцах мне нравится их историческое уважение к знаниям и образованию (а к деньгам – лишь во вторую очередь), это часто проявляется на практике. Дикое трудолюбие и выдержка. И тот простой факт, что там в Юго-Восточной Азии, где есть китайцы, все нормально – растущий бизнес, отличный сервис и все прочее. И даже чистота, хотя тут надо делать всякие оговорки.

— Откуда взялся псевдоним Мастер Чэнь, и, почему вы решили писать под псевдонимом, это дает свободу или это как маска, которая дает перевоплощение, что помогает при написании?

— Отвечаю на этот вопрос раз этак в трехсотый, и стараюсь каждый раз хоть немножко по-разному, из самоуважения. Так вот, Дмитрий Косырев к тому моменту, когда начал писать романы, был слишком известен как журналист-международник. Возникала чисто техническая путаница в интернете. Выбор же именно китайского псевдонима для меня был абсолютно нормальным, я даже не думал об этом больше трех секунд. И только потом понял, как же это здорово получилось. Единственный китаец в русской литературе. Ни с кем не спутаешь. А кое-кого это еще вдобавок раздражает, как все новое. Особенно слово «мастер». Наши-то китайские люди отлично понимают, что смысл псевдонима «Чэнь ши» — примерно как «писатель Сидоров», нечто и, правда, очень анонимное. А вот маска? У меня были ситуации, когда меня просили вести колонку в газете. И приходилось долго выяснять, чья колонка им нужна – Дмитрия Косырева или Мастера Чэня. Потому что это очень разные персонажи. Да, подпись «Чэнь» как-то мобилизует, стимулирует делать нечто другое, лучшее, чем то, что у меня лет этак 30 выходило под фамилией Косырев. Хотя и оно случалось неплохим.

— Как вы вообще стали китаистом и, почему выбрали эту трудную дорогу, почему детей своих туда же отправили?

coliseum — Насчет детей – я не виноват, это они сами. Я думал, будут дизайнерами, архитекторами… Но привыкли к Азии. А вот я становился китаистом в начале 70-х, когда с Китаем отношения были чуть не военные, и я бегал в военкомат проситься на войну. А мой умный дед дал мне тогда два томика поэзии – Ли Бо и Ду Фу. И я понял, что тут надо разбираться.

— Какие места в Китае вы любите больше всего? Что советуете посмотреть кроме «рая на земле» — Сучжоу?

— Если вы хорошо знаете китайскую историю, то Сиань. И еще провинцию Юньнань. Где вы за неделю можете оказаться на Тибетском плато, увидеть нетронутый городок 18-го столетия, и еще многое, многое. Как бы несколько самых разных Китаев на небольшой территории. Да, а кроме Сучжоу есть еще Ханчжоу, на озере Си. Там вы узнаете пейзажи, которые видели в тысячах вариантов, на вазах, в свитках… Понимаете, когда можно потрогать рукой то, о чем вы прочли в книгах, то эффект магический.

— И кстати о книгах — что дает вам силу воображения, которую мы видим в ваших книгах, где описано все с такой жуткой (в хорошем смысле) детализацией, что становится не по себе?

— А вот это и дает: детали, которые можно потрогать рукой. Записать их и потом употребить в книге. Ведь вообще-то воображение у меня куда слабее, чем такой вот материализм. Возможно, это мое открытие: чем больше реальных, до мелочей, деталей, тем более фантастическим оказывается общий эффект. Читатель думает, что я описываю феерический мир, а на самом деле он документально точен. Да, кстати, это и к людям относится, у меня очень мало придуманных второстепенных персонажей – всех их с их историями я беру из мемуаров, из пожелтевших подшивок газет, многие потом стали знаменитостями. Читатель чувствует, что тут что-то есть, а что – ему не видно, и это тоже производит очень сильный эффект.

— Как вы относитесь к археологическим идеям о существовании согдийской колонии здесь, в Приморье?

— Понимаю, это вы о моей трилогии о согдийском шпионе 8-го века. Теоретически – могло быть. Владивосток был тогда землей северных варваров, но это их китайцы так называли, а на самом деле эти варвары их побеждали и вообще отлично себя чувствовали. Согдийцы были удивительным народом, прирожденными путешественниками, а их наследники узбеки и таджики… впрочем, это долгий разговор. Но то, что согдийцы – как это описано в моей первой (и самой слабой) книге «Любимая мартышка дома Тан» — доходили до Гуанчжоу, это просто факт. Я таких вещей не придумываю. Да и вообще, зачем что-то придумывать, надо изучать то, что было, никакая фантазия такого не создаст.

Похожие записи:

  • Из дорожного мешка
    сентября, 13, 2012 | Востоковедение Литература |
    Из дорожного мешка, или Некоторый опыт, почерпнутый из участия в международных научных конференциях, а также об изучении японской культуры в других странах
    А. М. Сулейменова
    В этом году мне удалось стать участницей трех конференций – 19-й конференции Австралийского Общества Азиатских Исследований (ASAA), проводимой Университетом Западного Сиднея (г. Сидней, район Парраматта, 11-13 июля), конференции “Travel Ideas: Engaging with
  • Япония – лидер симпатий
    мая, 17, 2010 | Наш город |
    Опрос был проведен ДКЦ на территории города Владивостока 16 мая 2010 года. Выборка совмещенная. Способ получения информации – интервьюирование на улице. Выборочная совокупность составила 360 человек.
    Вопрос исследования: «Скажите, к какой из нижеперечисленных стран Северо-Восточной Азии вы относитесь с большей симпатией??» (закрытый вопрос, один вариант ответа).
    Мнения респондентов распределились следующим образом:

    Среди

  • НАЦИОНАЛЬНЫЕ ОСОБЕННОСТИ ЦВЕТО-ПРОСТРАНСТВА или ПОПЫТКИ ПРИЩУРИТЬСЯ
    октября, 11, 2010 | Икебана |
    Японскому богу Страны Вечной Жизни Омоиканэ
    – Сопрягающего Мысли, посвящается…
    Наиболее интересной для меня является, по роду профессиональной деятельности, цвето-пространственная составляющая национальной картины мира. Нацеленность исследования на культуру Японии случилась, не зависимо от меня – она сама постучалась в двери кафедры интерьера ДВГТУ в лице Ольги Евгеньевны Сумароковой, представляющую Японский центр во Владивостоке.
    Внимание к соседу (Японии) было
  • Моё Трёхречье
    июля, 2, 2010 | Русская Атлантида |
    Детство-это великая и могучая страна, которая всю жизнь поддерживает нас, вселяет в нас уверенность и силу, окрыляет. Именно там наши истоки. Там мы получали первые жизненные уроки. Уроки на всю жизнь.
    Я родилась в Трёхречье, в посёлке Драгоценка в 1956 году. В то время, когда очень много русских уже уехали в СССР осваивать целину.
    Мне суждено было
  • ИГРЫ РАЗУМА – ЭТО АЗАРТНО
    апреля, 19, 2013 | Интервью |
    В гостях у Японского центра благодаря гранту японского фонда «One Asia Foundation» и координатору спецкурса ДВФУ «Формирование сообщества Восточной Азии» к.э.н. Т.Д. ХУЗИЯТОВУ побывала Е. Э. ВОЙТИШЕК, доктор ист. наук, зав. кафедрой и отделением востоковедения гуманитарного факультета Новосибирского государственного университета. Елена Эдмундовна занимается изучением традиций интеллектуальных игр в духовной культуре стран Восточной Азии (Китай,

Отклики на “МОЙ ЧИТАТЕЛЬ – ОЧЕНЬ УМНЫЙ”: 15

  1. Татьяна Крапивина

    Да вот я тоже давно поняла, что не нужно бояться китайской угрозы — нет ее — а сотрудничать с Китаем.

  2. Татьяна Крапивина said:
    Да вот я тоже давно поняла, что не нужно бояться китайской угрозы — нет ее — а сотрудничать с Китаем.
    at 10:01 on Январь, 17, 2013
    [Comment imported from blog]

  3. Татьяна Крапивина said:
    Да вот я тоже давно поняла, что не нужно бояться китайской угрозы — нет ее — а сотрудничать с Китаем.
    at 10:01 on Январь, 17, 2013
    [Comment imported from blog]

  4. Елена Г

    Интересный взгляд — в корне отличающийся от бытующего в политике и мнениях людей : ) А я не знаю- надо разбираться..В действительности больше пугают безумные отношения с мусульманским миром и глобальное переселение узбеков..К азиатам мы привыкли как то, проживая вместе всю свою жизнь..Но мы конечно помним и другое, и не так благодушно настроены, как автор, хотя с другой стороны- Китай в некотором роде уже весь мир захватил- своими товарами и закусочными, и белые люди теперь, особенно молодежь, мечтают туда переселится..

  5. Елена Г said:
    Интересный взгляд — в корне отличающийся от бытующего в политике и мнениях людей : ) А я не знаю- надо разбираться..В действительности больше пугают безумные отношения с мусульманским миром и глобальное переселение узбеков..К азиатам мы привыкли как то, проживая вместе всю свою жизнь..Но мы конечно помним и другое, и не так благодушно настроены, как автор, хотя с другой стороны- Китай в некотором роде уже весь мир захватил- своими товарами и закусочными, и белые люди теперь, особенно молодежь, мечтают туда переселится..
    at 13:01 on Январь, 17, 2013
    [Comment imported from blog]

  6. Елена Г said:
    Интересный взгляд — в корне отличающийся от бытующего в политике и мнениях людей : ) А я не знаю- надо разбираться..В действительности больше пугают безумные отношения с мусульманским миром и глобальное переселение узбеков..К азиатам мы привыкли как то, проживая вместе всю свою жизнь..Но мы конечно помним и другое, и не так благодушно настроены, как автор, хотя с другой стороны- Китай в некотором роде уже весь мир захватил- своими товарами и закусочными, и белые люди теперь, особенно молодежь, мечтают туда переселится..
    at 13:01 on Январь, 17, 2013
    [Comment imported from blog]

  7. Сергей

    Уважаемый автор имеет свою точку зрения на «жёлтую угрозу» — наверняка обоснованную и всё-же субъективную. Я бы назвал это «углом зрения», созданным рамками его профессии, средой обитания и чисто индивидуальным мироощущением. Но есть и другие углы зрения. Если Вы при памяти, то не забыли времени культурной революции, даманских событий и всё, что это сопровождало, довольно резко последовавшими за временем «горячей дружбы» между нашими народами. А разве в Китае кто-то повинился за эти события? Ничего подобного! И остров Даманский, политый кровью наших бойцов, и многие-многие более крупные острова сданы Китаю по всей дальневосточной границе. И тихая экспансия продолжает идти: острова повсеместно присоединяются к территории Китая, путём искусственного перекрытия отделяющих их проток.
    Что касается желания китайцев занять «исконные российские земли», то тут тоже могут быть разные углы зрения. Если пойти по пути опроса простого населения, то, думаю, не найдётся и сотой доли процента таковых желающих. Как и везде люди трудно меняют свой уклад и едут к «чёрту на кулички» в гиблые места. Но есть и отдельные «пассионарии» и есть государственная политика, а точнее стратегия, которая открытыми и скрытыми средствами «зовёт народ», формирует ситуации и т.д. Есть и более изощрённые способы: заманивать «калачами» на свою территории и без того негустое население ДВ, а пустое место просто само требует, чтобы его заняли: если не свои то чужие. Вот такой расклад.

  8. Сергей said:
    Уважаемый автор имеет свою точку зрения на «жёлтую угрозу» — наверняка обоснованную и всё-же субъективную. Я бы назвал это «углом зрения», созданным рамками его профессии, средой обитания и чисто индивидуальным мироощущением. Но есть и другие углы зрения. Если Вы при памяти, то не забыли времени культурной революции, даманских событий и всё, что это сопровождало, довольно резко последовавшими за временем «горячей дружбы» между нашими народами. А разве в Китае кто-то повинился за эти события? Ничего подобного! И остров Даманский, политый кровью наших бойцов, и многие-многие более крупные острова сданы Китаю по всей дальневосточной границе. И тихая экспансия продолжает идти: острова повсеместно присоединяются к территории Китая, путём искусственного перекрытия отделяющих их проток.
    Что касается желания китайцев занять «исконные российские земли», то тут тоже могут быть разные углы зрения. Если пойти по пути опроса простого населения, то, думаю, не найдётся и сотой доли процента таковых желающих. Как и везде люди трудно меняют свой уклад и едут к «чёрту на кулички» в гиблые места. Но есть и отдельные «пассионарии» и есть государственная политика, а точнее стратегия, которая открытыми и скрытыми средствами «зовёт народ», формирует ситуации и т.д. Есть и более изощрённые способы: заманивать «калачами» на свою территории и без того негустое население ДВ, а пустое место просто само требует, чтобы его заняли: если не свои то чужие. Вот такой расклад.
    at 02:01 on Январь, 18, 2013
    [Comment imported from blog]

  9. Сергей said:
    Уважаемый автор имеет свою точку зрения на «жёлтую угрозу» — наверняка обоснованную и всё-же субъективную. Я бы назвал это «углом зрения», созданным рамками его профессии, средой обитания и чисто индивидуальным мироощущением. Но есть и другие углы зрения. Если Вы при памяти, то не забыли времени культурной революции, даманских событий и всё, что это сопровождало, довольно резко последовавшими за временем «горячей дружбы» между нашими народами. А разве в Китае кто-то повинился за эти события? Ничего подобного! И остров Даманский, политый кровью наших бойцов, и многие-многие более крупные острова сданы Китаю по всей дальневосточной границе. И тихая экспансия продолжает идти: острова повсеместно присоединяются к территории Китая, путём искусственного перекрытия отделяющих их проток.
    Что касается желания китайцев занять «исконные российские земли», то тут тоже могут быть разные углы зрения. Если пойти по пути опроса простого населения, то, думаю, не найдётся и сотой доли процента таковых желающих. Как и везде люди трудно меняют свой уклад и едут к «чёрту на кулички» в гиблые места. Но есть и отдельные «пассионарии» и есть государственная политика, а точнее стратегия, которая открытыми и скрытыми средствами «зовёт народ», формирует ситуации и т.д. Есть и более изощрённые способы: заманивать «калачами» на свою территории и без того негустое население ДВ, а пустое место просто само требует, чтобы его заняли: если не свои то чужие. Вот такой расклад.
    at 02:01 on Январь, 18, 2013
    [Comment imported from blog]

  10. Alik

    Большое спасибо за публикацию этого интервью.
    Дмитрий Косырев один из моих самых любимых писателей

  11. Alik

    господин Верт это Сомерсет Моэм ?

Добавить комментарий