Младшая сестра

lastscanFhoto (text Marina) Никита Ямасита

Перебирая в памяти и перелистывая страницы прожитой жизни, я часто вспоминаю один эпизод далекого детства, связанный с высказыванием моей младшей сестры, повторяю «младшей», потому что это определение будет нет-нет, да и встречаться в этом тексте. Но об этом позже.

Это высказывание или мнение, которое высказала однажды сестра за семейным ужином, разрушила все намеченные мной планы и, однозначно, предрешила дальнейшую судьбу, на которую я, конечно, не сетую, и считаю своим долгом благодарить ее за эти слова. Было это в год смерти Сталина, когда, наконец, китайские власти вынесли постановление о репатриации японских граждан, которые оставались жить в Харбине после окончания Второй мировой войны.

К этому времени я успел закончить семь классов Советской школы №3, и когда получил аттестат с отличием об окончании семилетки, у меня зародилась мечта продолжать учебу в том же духе и закончить десять классов с золотой медалью. Была у меня еще одна заветная мечта. С семилетнего возраста я некоторое время занимался на пианино у соседки, — студентки консерватории. Особого старания не проявлял, да и соседи вскоре уехали, а я забросил это обучение, но с переходом в четвертый класс, следуя совету матери, поступил на вечерние курсы по классу рояля Харбинской музыкальной школы №1.

В свой класс меня взяла известная в Харбине пианистка и замечательный педагог Лидия Яковлевна Тутова, которая воспитала целую плеяду прекрасных пианистов в Харбине, а в последствии в Красноярске, куда она уехала в 1956 году. Знакомство с Л.Я. прошло под ярким впечатлением о красивой, очень обаятельной женщине в элегантном наряде, а ее руки показались мне такими же нежными, как и она сама. Не успев, как следует, приступить к занятиям у новой учительницы, у меня уже зародилось сильное желание тренировать и тренировать свои руки, чтобы освоить технику безукоризненного исполнения разучиваемых произведений. Мое усердие принесло свои плоды, — и за один учебный год я освоил трехлетнюю программу. Лидия Яковлевна была очень довольна результатами и меня перевели в четвертый класс. В глубине души я невольно ловил себя на мысли, что моим результатам способствовало еще одно желание нравиться моей учительнице, которая, кстати, часто говорила: «у тебя хорошие руки, поэтому скоро будем разучивать Листа, а потом продолжим учебу в России». Но, увы, моим мечтам и надеждам педагога не суждено было исполниться.

Настало время решать семейную проблему, связанную с репатриацией. Мне было уже 15 лет, и мое возвращение на родину отца, без знания японского языка и понимания хотя бы одного иероглифа, моим родителями и мне самому казалось нереальным. Отец и мать были склонны ехать в Японию с дочерью Мариной, а сына, т.е. меня, оставить с русской бабушкой в Харбине, чтобы впоследствии я смог перебраться в Советский Союз для продолжения учебы. Решалась судьба семьи, или, правильнее было бы сказать, ее распада, и вдруг неожиданно сестра говорит: «а я считаю, что дети, при любых обстоятельствах должны быть вместе с родителями». Это высказывание Марины поставило точку на окончательное решение.

С тех пор прошло почти полвека. Мечту об игре на рояле пришлось забыть сразу по приезду в Японию на родину отца. Я же после учебы и окончания консерватории, чем только не занимался… Работал переводчиком на выставках и конференциях, диктором на радио в передачах на русском языке, артистом вокального квартета, много лет разъезжавшего с гастролями по городам СССР, и вот уже теперь являюсь главой небольшой фирмы.

В отличие от меня Марина с ее добрым и мягким характером, гармонически сочетающимся с непоколебимым мировоззрением и собственной философией, которым она была наделена, согласитесь, еще с детства, была неизменно предана своему призванию. Вскоре после окончания высшего учебного заведения (СОФИЯ), ее пригласили на должность преподавателя русского языка в университет, который впоследствии включил ее в коллегию профессоров. Сейчас она почетный профессор университета «Токай».

При случайных встречах со знакомыми, которые знают и мою сестру, интересуясь о ней, сговорившись, что ли между собой, спрашивают меня: «а как поживает ваша «старшая» сестра?». Ну, поскольку Марина-сан профессор, а ты, мол, непонятно кто, видимо провоцирует их к такому определению брата, дескать, такая сестра не должна быть «младшей». Мне уже надоело каждый раз поправлять таких знакомых, мол, «не старшая, а младшая». А вот в разговоре с Мариной обо мне ее знакомые называют меня «младшим» братом. Да бог с ними!

Совсем недавно Марина открыла мне одну тайну, с которой ее познакомила, однажды покойная мама. Оказывается перед нашим отъездом из Харбина, Лидия Яковлевна имела намерение усыновить меня, чтобы дать возможность продолжить освоение техники игры на рояле в надежде сделать меня пианистом. Она уговаривала об этом маму, которая, конечно, не могла удовлетворить такую просьбу, но от меня этот эпизод утаила. Мама, конечно же, поступила правильно, утаив его, иначе такое предложение вызвало бы во мне сильное колебание в целесообразности отъезда и желание остаться в Харбине, наперекор мнению Маринки. Вспоминая последние дни, проведенные в Харбине, часто перебираю в голове самые различные варианты и возможные события в предполагаемой жизни, если бы остался там.

Несколько лет назад мне приходит почта из Лос-Анджелеса с альбомом «памяти Педагога». В альбоме, изданном в 1999 году, в знак 40-й Годовщины со дня кончины Лидии Яковлевны, были помещены ее фотографии, программы концертов с выступлением Л.Я., материалы, ее записи в годы работы в Харбинской музыкальной школе и др.. Над изданием альбома работали бывшие воспитанники Л.Я, разбросанные по всему миру. Царство небесное Вам, любимая Лидия Яковлевна!

Отклики на “Младшая сестра”: 4

  1. Марина Овчинникова

    Никита-сан, вы лучший!

  2. Japan Center

    Мы очень хотели бы все же «выловить» Никиту-сан из его занятого графика командировок по России, у нас есть задумка провести с ним музыкальный вечер, на котором бы ему спели наши ребята «шаляпинцы», а он нам при наличии желания бы тоже исполнил что-нибудь из своего репертуара знаменитого квартета

  3. Виктор Агибалов

    Здравствуйте, Никита! Я Ваш земляк — харбинец и Ваш ровесник. Скажите, пожалуйста, почему Вы исчезли из «Одноклассников»? Мне очень хотелось бы пообщаться с Вами, вспомнить наше детство и юность. Мой отец тоже японец, но я , к сожалению, его не помню. Прочитав о том, что Вы участвовали в квартете Роял Найтс, я Вас вспомнил. Я был поклонником Вашего квартета.

  4. Никита Ямасита

    Дорогие друзья, спасибо за добрые слова. Да, когда-нибудь хотелось бы вместе попеть и вспомнить приятные годы общения с прекрасной публикой в России. Наши концерты были для нас просто отдыхом!

Добавить комментарий