МАСШТАБ ЛИЧНОСТИ

В 2017 году исполняется 20 лет Клубу при Японском центре. Он был создан первыми выпускниками курсов японского языка и назывался долгое время Клуб любителей японской культуры. Через некоторое время слово «любителей» стало мешать нам корректно презентовать себя миру, поскольку со временем сообщество людей, объединенное этим названием, совсем нельзя было назвать любителями.

В течение года мы каждый месяц делимся с нашими читателями воспоминаниями о том, какие контакты и проекты начались в Клубе. Позвольте представить нашего следующего собеседника – ГОРБЫЛЁВ Алексей Михайлович[1], к.и.н., преподаватель Института стран Азии и Африки МГУ, доцент кафедры истории и культуры Японии, исследователь боевых искусств.

Горбылёв Портретное фото

· Уважаемый Алексей Михайлович, благодарим Вас за помощь в 2005 году при подготовке выставки, посвященной Василию Ощепкову. Вы тогда обнаружились чудесным образом и бескорыстно нам помогли вовремя и в таком объеме, в каком мы и предполагать не могли. Выставка получилась камерной, но очень важной. Мы ее проводили специально во время визита делегации из Токайского университета в рамках Форума «Роль боевых искусств в образовании». Почему Вы не побоялись пойти нам навстречу, мы ведь совсем не были знакомы?

— А почему, собственно, я должен был бояться идти вам навстречу? Вы были заняты благородным делом, увековечивая память Василия Сергеевича Ощепкова, истинного патриота России, создателя системы самбо, включающей в себя популярнейшую борьбу, которая любима не только в нашей стране, но и претендует на место в Олимпийской программе, и эффективную систему подготовки к рукопашному бою в различных его проявлениях, человека, значительный отрезок жизни которого был связан именно с Владивостоком. Я много лет занимаюсь изучением биографии и деятельности Василия Сергеевича и глубоко убежден, что мы до сих пор не в полной мере оценили масштаб его личности, его титаническую работу, не воздали ему по заслугам. Поэтому со своей стороны я готов, в меру своих сил, поддерживать любые проекты, связанные с изучением личности Ощепкова, прославлением его имени. Уверен, что знакомство с его биографией позволит каждому лучше узнать историю нашей страны, пропитаться духом патриотизма и служения Родине, разобраться в себе и найти свой путь в жизни.

· Как Вы считаете, с выходом в свет Вашей книге о В. С. Ощепкове поставлена ли точка в возвращении доброго имени этому незаурядному человеку?

— Безусловно нет. Доброе имя – это социальный факт, признание общества. А наше общество, к сожалению, в значительной степени живет мифами, не имея сил отделаться от них. Здесь колоссальное значение имеют чисто иррациональные психологические моменты, «вера», перед которыми бессильны любые факты, убеждения и доводы. История самбо мифологизировалась десятилетиями и продолжает мифологизироваться сегодня. До сих пор и в стране, и в мире есть полно сил, заинтересованных в культивировании старых мифов. Чтобы преодолеть инерцию общественного сознания, инерцию сознания многих самбистов, потребуются еще годы и годы усилий, и не одного человека, а многих десятков людей, каждый из которых на своем месте будет доносить историческую правду, объяснять, убеждать, аргументировать, до тех пор, пока общество в целом и самбистское сообщество не примут историю самбо такой, какой она была, и не определят всем видным деятелям спортивной борьбы и самозащиты периода становления самбо действительно надлежащее место.

· Кто Василий Ощепков больше для Вас лично: дзюдоист или востоковед?

— К сожалению, мы пока не имеем возможности дать сколько-нибудь объективную оценку деятельности В.С. Ощепкова как японоведа. Эта его деятельность как в дореволюционный, так и в постреволюционный период была связана с работой в органах контрразведки и разведки. Личное дело резидента Главного разведывательного управления РККА в Японии до сих пор засекречено. Поэтому мы просто не располагаем документами, которые бы позволили нам судить о том, насколько глубоко знал, насколько хорошо чувствовал Японию Ощепков. Но одно можно сказать наверняка. Это был не теоретик, а практический работник, который изучал Японию, прежде всего, как потенциального противника России и СССР, исследовал японские боевые искусства не для того, чтобы познакомить соотечественников с интересным аспектом культуры другого народа, а для того, чтобы вооружить советскую армию, советский народ самым сильным, по его мнению, и на тот момент, оружием рукопашного боя.

· Насколько адекватно сравнение В. Ощепкова с ниндзя?

— Я думаю, что подобные сравнения ничего не дадут ни для понимания личности Ощепкова, ни для понимания феномена ниндзя. Мир ниндзя – это мир секретности, тайны, безвестности. Прежде чем сравнивать Ощепкова с ниндзя, неплохо бы сначала определить, какой смысл мы вкладываем в это слово, исследовать феномен ниндзя. На мой взгляд, ниндзя – исторический феномен. Ниндзя остались в далеком прошлом. А от Ощепкова нас отделяют всего-то два поколения. 10 октября будет ровно 80 лет со дня его трагической гибели. И те дискуссии по поводу авторства самбо, которые по сей день продолжаются в самбистском сообществе, свидетельствуют, что жизнь и деятельность Ощепкова актуальны и сегодня, тогда как японские ниндзя, говоря серьезно, уже давно являются предметом только академической науки.

IMG-20160807-WA0007

· Как родился Ваш проект «Хидэн», и как Вы его воспринимаете? Как просветительский проект или как методическое пособие для занимающихся боевыми искусствами (будо)?

— Сборник «Хидэн. Боевые искусства и рукопашный бой» — этой мой личный проект. Я реализую его с 2008 года на собственные средства, не обращаясь за помощью к каким-либо организациям. К настоящему времени вышли уже 11 выпусков, идет работа на 12-м.

«Хидэн» — это форма самореализации и возможность честно и откровенно говорить на те темы, которые интересны мне, не оглядываясь на чьи-либо еще мнения, «пожелания» и «советы», зачастую не имеющие ничего общего с наукой, прежде всего, с исторической наукой, но зато сильно попахивающие пропагандой с ее стремлением сообщать только специально приготовленную – выгодную «правду», полуправду, умалчивать невписывающееся в удобную модель.

«Хидэн» — это ни в коей мере не методическое пособие по боевым искусствам, это скорее исторически-просветительский проект и поле общения с единомышленниками, которым интересен главным образом период с середины 19 по середину 20 веков, когда шло становление таких популярнейших видов боевых искусств, как дзюдо, каратэдо, айкидо, самбо и другие, когда боевые искусства Востока перешагнули границы и стали становиться частью общемировой культуры.

DSC_0022

· Вы не ограничены только рамками одной дисциплины будо, что Вами движет, когда Вы тратите время и силы для изучения не только японских, но и китайских традиций?

— Мною движет, прежде всего, интерес, увлеченность, а также встречи с выдающимися мастерами, которые способны притягивать к себе людей разных культур, вести их за собой, обогащать духовно и содействовать их физическому развитию.

Японские и китайские боевые искусства развивались столетиями в активном диалоге друг с другом. Но если факт влияния китайских боевых искусств на японские и – шире – китайской культуры на японскую достаточно хорошо известен, хотя и серьезно не изучен, то влияние японских будо на китайские ушу в конце 19 – первой половине 20 вв. и вовсе остается неизвестным. Однако ушу Новейшего времени взяли от японских будо, равно как и от европейских гимнастических систем, куда больше, чем это принято думать. Изучая и японские, и китайские боевые искусства, я имею возможность наблюдать этот диалог, заодно размышляя о том, чем всё это может быть интересно и полезно нам.

· Если бы Вы читали лекции по боевым искусствам во Владивостоке, что это была бы за серия и какого содержания?

— Мне бы хотелось рассказать подробнее об истории дзюдо и его основателе Кано Дзигоро. Этот чрезвычайно интересный человек, настоящий интеллектуал и мыслитель, видел и падение сёгуната Токугава, и становление «новой» Японии, и «демократию» Тайсё, и начало эпохи Сёва, он был свидетелем восторга по поводу победы Японии в Японо-китайской войне 1894-1895 гг., взрыва общественного негодования по поводу оглашения результатов победного для Японии Портсмутского мира, катастрофы Первой мировой и сползания во Вторую мировую. Очень интересна эволюция идеологии Кано Дзигоро – от национализма в духе лозунга «Богатая страна, сильная армия» к интернационализму с призывом ко всеобщему поиску компромисса. Ну и, конечно, я с удовольствием рассказал бы о Василии Сергеевиче Ощепкове. Убежден, что во Владивостоке этот разговор был вполне к месту.

20160924_171628

· Сможет ли Владивосток стать центром изучения или популяризации дзюдо в связи с тем, что в программу ВЭФ (Восточный экономический форум) ввели ежегодный турнир для юношества под патронажем известного дзюдоиста Ямасита Ясухиро?

— Спортивные соревнования и изучение дзюдо – это очень разные вещи. В СССР и России дзюдо стало популярно уже в 1960-е годы, советские и российские спортсмены добивались выдающихся спортивных результатов, что невозможно без наличия квалифицированных тренеров. Но вот теоретические работы Кано Дзигоро начали переводиться только в 2000-е годы, и, по моему ощущению, они до сих пор интересны лишь очень узкому кругу любителей истории боевых искусств, но никак не практикам. Что же касается популяризации, то, думаю, турнир должен сыграть большую роль. И это тоже неплохо.

· Над чем работаете сейчас? Что Вас занимает в настоящий момент и в ближайшем будущем?

— В настоящее время я завершаю работу над монографией по истории самбо. Она подведет итог почти двум десятилетиям сбора и анализа материалов. Именно это сейчас занимает меня больше всего. Тем более, что это будет итог не только моей личной работы, но и работы целой группы ветеранов и исследователей истории самбо, которые, в свою очередь, потратили десятилетия на сбор, сохранение, анализ этих материалов. Я говорю об этом потому, что в процессе моих поисков несколько ветеранов самбо либо познакомили меня, либо же передали мне свои архивы. В частности, огромный архив материалов мне передала Валентина Андреевна Ларионова, дочь одного из ленинградских пионеров самбо (с середины 1930-х гг.) Андрея Михайловича Ларионова. Когда я думаю, что эти бесценные фотографии, документы, рукописи пережили блокаду, я ощущаю колоссальную ответственность за то, чтобы отраженные факты наконец-то стали общим достоянием всех любителей самбо, спортивной борьбы и самозащиты.


[1] Горбылев А.М. в 1995 г. окончил с отличием международное отделение факультета журналистики МГУ им. М. В. Ломоносова с дипломом по специальности «журналист-международник со знанием японского и английского языков». В 1998 г. окончил аспирантуру Института стран Азии и Африки при МГУ, в 1999 г. защитил диссертацию на соискание ученой степени кандидата исторических наук на тему «Культ гор в средневековой Японии (на материале памятника XIII столетия «Сёдзан энги»)». С 1998 г. по настоящее время – преподаватель Института стран Азии и Африки МГУ. В настоящее время – доцент кафедры истории и культуры Японии. Читает курсы по истории Японии XV – первой половины ХХ вв. на историческом, филологическом и экономическом отделениях ИСАА и на историческом факультете МГУ, а также курсы истории религий Японии, истории общественной мысли Японии и спецкурсы по истории воинских искусств Японии, истории науки в традиционной Японии и др.боевыми искусствами занимается с 1984 г. (дзюдо, каратэ, Джиткундо). В разное время тренировался у В. С. Сергеева, Р. П. Степина, И. В. Фадеева, В. И. Фадеева, М. А. Поваляева.

С 2011 г. занимается китайским боевым искусством Ма-ши Тунбэй уи («Воинское искусство «Полного постижения и всесторонней подготовленности» семьи Ма»). Изучает его под руководством Н.В. Королева и китайских мастеров Ма Юэ (6-й патриарх стиля), Чжан Хунмоу, Чжан Фэйпэн, Чжан Ханьлян. С 2013 г. под руководством наставника Лю Тежуна занимается китайскими боевыми искусствами Ли-пай тайцзицюань и Жуи Тунбэй в передаче великого мастера Ма Цюаньфу. С июня 2017 г. официальный ученик наставника Лю Тежуна. С августа 2015 г. по настоящее время руководитель Московского отделения японской организации кобудо в передаче мастера Сиокава Хосё. Под руководством сокэ Окадзаки Хирото изучает Рюкю кобудо, Мугай-рю иай хёдо, Синто мусо-рю дзёдо. Обладатель мастерских степеней по Рюкю кобудо и Мугай-рю иай хёдо.

Создатель, учредитель и редактор журнала «Боевые искусства Японии. Додзё» (1997-2005), который на протяжении ряда лет являлся ведущим журналом, посвященным истории и методике боевых искусств Японии. Создатель, учредитель и редактор сборника «Хидэн. Боевые искусства и рукопашный бой» (выходит с 2008 г. по настоящее время, опубликовано 11 выпусков). Создатель, учредитель и заместитель главного редактора журнала «Япония. Путь кисти и меча» (2002 – 2004). В 1998 – 1999 гг. – заместитель главного редактора журнала «Кэмпо» (Беларусь) – в то время самого популярного издания о восточных единоборствах в СНГ.

Переводчик с японского и английского языков, автор большого количества статей, опубликованных в различных периодических изданиях, энциклопедиях и словарях, монографий: «Путь невидимых. Подлинная история нин-дзюцу» (1997), «Когти невидимок: подлинное оружие ниндзя» (1998), «Становление Сито-рю каратэ-до» (2003), «Ситокай Сито-рю каратэ-до» (2003), «Ниндзя. Первая полная энциклопедия» (2016).

С 2005 г. по настоящее время – первый заместитель исполнительного директора Федерации Кёкусин-кан каратэ-до России.

Похожие записи:

  • БОЕВЫЕ ИСКУССТВА – ЗА МИР!
    марта, 1, 2010 | Будо |
    27 марта 2010 г. (суббота) в 14.00 состоится лекция-дискуссия «Боевые искусства – за мир!» в Японском центре по адресу: Океанский проспект, 37, 3-й этаж. Лектор – ГВОЗДЕВ Роман Витальевич, научный сотрудник Института археологии, истории и этнографии народов ДВ, дзюдоист, участник нашего проекта «Дзюдо», целью которого является ренессанс дзюдо во Владивостоке на основе изучения роли
  • «Русский ниндзя» Василий Ощепков
    декабря, 22, 2010 | Будо |
    Борьбу дзюдо в России внедрял профессиональный контрразведчик
    Имя нашего земляка, дальневосточника Василия Ощепкова хорошо известно в спортивном мире – родоначальник дзюдо в России, один из основателей национальной борьбы самбо, один из самых активных организаторов физкультурно-массовой работы в СССР в довоенные годы… Но только в последнее время стало известно, что у поклонника восточных единоборств была еще «одна,
  • «Хидэн», 6-й и 7-й выпуски сборника
    апреля, 29, 2011 | Будо |
    СОДЕРЖАНИЕ НОМЕРОВ
    Выпуск VI (256 страниц)

    ИССЛЕДОВАНИЯ
    СИСТЕМА ДЗЮУДО ОЩЕПКОВА. Исследовательский проект
    Алексей Горбылёв. Система дзюудо Ощепкова. Введение в исследовательский проект
    Алексей Горбылёв. Краткий очерк становления системы дзюудо Ощепкова — самбо
    Наталья Демченко, Алексей Горбылёв. Ката в классических будо эпохи Мэйдзи (1868—1912)
    МАТЕРИАЛЫ
    БОЛЬШОЕ ОБОЗРЕНИЕ КАРАТЭДО. Продолжение. Перевод А. Горбылёва
    Собрание фотографий каратэдо. Продолжение
    Оцука Хиронори. Базовое ката из 7 приемов обезоруживания противника, вооруженного

  • ФЕСТИВАЛЬ ЯПОНСКИХ БОЕВЫХ ИСКУССТВ
    декабря, 20, 2009 | Будо |
    29 ИЮНЯ – 3 ИЮЛЯ
    ВЛАДИВОСТОК
    2005
    Форум: «Роль боевых искусств в образовании»
    Место проведения: Японский центр во Владивостоке, Семинарный зал
    Дата проведения: 29 июня 2005 г.
    Проведение данного форума предваряло торжественное открытие выставки «Дзюдо и Владивосток». Организаторы выставки – Японский центр и Музей истории ДВГУ — благодарят всех, кто помог в поиске информации и выставочного материала. Выставка проводилась в
  • ФЕСТИВАЛЬ БОЕВЫХ ЯПОНСКИХ ИСКУССТВ ВО ВЛАДИВОСТОКЕ ИЮНЬ-ИЮЛЬ 2005 Г.
    декабря, 9, 2005 | Будо |
    Одним из ярчайших событий 2005 года стал Фестиваль будо, подаренный нам Университетом Токай, Международным университетом боевых искусств. Настоящий праздник для нашего города, который никогда еще не посещали легенды дзюдо такого высокого уровня – друг президента Российской Федерации В.В. Путина Ямасита Ясухиро, который после встречи с президентом в ноябре в Токио, уже в декабре 2005 г.

Добавить комментарий