ЛЕГЧЕ ОБУЧИТЬ ЯПОНСКОМУ ПРОГРАММИСТА, ЧЕМ ПРОГРАММИРОВАНИЮ — ЯПОНИСТА

sakura_014_1

Уважаемые читатели, представляем вашему вниманию интервью с нашим стажером 2006 года по теме «Маркетинг» Вадимом Александровичем ЦВЕТНИКОВЫМ, менеджером по маркетингу и связям с общественностью «ООО Ронда Лтд». В 2011 г., когда Японский центр отмечал 15-летие, Вадим Александрович участвовал в нашем блиц-опросе, а к 20-летию мы решили поговорить неспешно.

DSC_0581

— Вадим Александрович, вспоминаете ли стажировку Японского центра?

— Мое знакомство с Японским центром произошло гораздо раньше, чем состоялась стажировка. Все началось с конкурса программ студентов, аспирантов и молодых ученых «Программист», который проводился на территории Японского центра в течение нескольких лет силами ИАПУ ДВО РАН и факультета математики и компьютерных наук тогдашнего ДВГУ. В разные годы я бывал и участником, и членом оргкомитета этого конкурса. На ваши курсы японского языка я никогда не ходил, но некоторое время посещал дополнительные свободные занятия, которые организовала Ямасита-сэнсэй[1], сотрудник вашего центра и очень опытный преподаватель. До сих пор с теплотой вспоминаю ее занятия. После работы по вечерам я отдыхал душой у вас на этих курсах.

— У Ямасита-сэнсэй были курсы для продвинутых, где Вы изучили японский до этого уровня?

— Учить его я начал странным образом. До 19 лет я вообще не имел никакого интереса к языкам. Но как-то раз, когда я учился на втором курсе матфака, я случайно увидел на доске объявлений нашей кафедры заметку о том, что Гиппо-клуб ищет семью для приема гостя из Японии на хоум-стэй. Я заинтересовался, и наша семья приняла на неделю японку у нас дома. По условиям этой организации, через полгода я мог поехать на хоум-стэй в Японию. Опыт общения с гостьей показал, что английский не подойдет для коммуникации. Поэтому я засел за японский, учился по 8 часов в день и за полгода освоил его вполне прилично. Так все и началось. В студенчестве я подрабатывал гидом-переводчиком, как и многие восточники. Моя основная работа в Ронде долгое время никак не была связана с Японией. Исторически наша компания работала и продолжает работает главным образом с США. Но меня очень интересовала Япония, и я был рад, когда в начале 2000-х наше руководство приняло решение развивать японское направление. Несколько лет я ездил в Японию, налаживал партнерские связи. В данный момент мы ведем совместную работу с несколькими японскими компаниями.

braindo

— За полгода освоить японский это…слов нет

— Был юношеский задор. Сейчас бы я так не смог. Тем более, что в то время учебных материалов (особенно аудио-материалов) было крайне мало. Изучать фонетику приходилось по картинкам в учебнике. И когда я, перед первым в своей жизни вылетом в Японию, в аэропорту Владивостока впервые услышал и понял живую японскую речь, моей радости не было предела.

— Имея устоявшиеся контакты с США, зачем нужна была Япония, ведь процесс переговоров с японской стороной занимает много терпения и времени?

— Я сразу почувствовал, что это мое. Нравится язык, грамматика сложная, но как-то легла на душу. Люблю читать японских классиков в оригинале, перечитал почти всех. Считаю, что невозможно понять другую страну, не зная ее языка и литературы. Думаю, с Японией у меня всегда была особая связь, это семейная история: мой двоюродный дед был военным переводчиком с японского во время Второй мировой войны. Как-то раз он даже допрашивал пленного японского офицера, лично знакомого с Гитлером. Очень жалею, что мы «разминулись» с дедом по времени. Он умер, когда я был подростком. Помню, как он пытался рассказывать о войне и о Японии, но тогда мне были неинтересны его воспоминания. Тем не менее, что-то все-таки запомнилось. Остались в наследство также англо-японские словари столетней давности, с обилием устаревшей лексики, написанные старыми дореформенными иероглифами. Наверное, все это сыграло свою роль и стрельнуло в 19 лет. Кстати, я несколько раз пытался учить китайский – никак не смог втянуться.

— Во время первого посещения Японии, она показалась Вам супер ИТ-страной?

— Это был 1994-й год. Тогда я ее с этой стороны не рассматривал. Просто жил в семье, меня везде водили, все показывали, но с бизнес-стороной я никак не соприкасался. Потом, когда я узнал Японию с точки зрения своей профессии – информационных технологий – мне стало очень интересно.

— Для того чтобы заниматься бизнесом с Японией очень полезно иметь представление об устройстве языка, культуре и бизнес-культуре этой страны. Такие знания облегчат взаимодействие с японскими партнерами?

— Да, это необходимо. И я знаю многие компании, которые потерпели неудачу в Японии именно по этой причине. Нам, русским, сравнительно просто сотрудничать с Америкой и Европой в силу близости менталитетов – если товар хороший, и цена всех устраивает, то стороны бьют по рукам и заключают сделку. В Японии все не так – к тебе будут присматриваться годами, особенно если ты «гайдзин» (иностранец). Также, архаичная феодальная бюрократия, традиции «нэмаваси»[2] и внутренние обсуждения[3] — все это крайне напрягает российских предпринимателей. Наши соотечественники жалуются на медленное принятие решений японской стороной, бесконечные и безрезультатные переговоры, невнятность и неопределенность японской позиции. Также, русские не понимают, что если японцы говорят «мудзукасий»[4], это означает твердое «нет», но самого слова «нет» вы от японцев, скорее всего, никогда не услышите.

стажировка_2

— Как Вы считаете, почему у востоковедов нет авторитета как у экспертов в бизнес-среде. Нередко случаются ситуации, когда бизнес идет за советом, выслушивает и делает наоборот.

— Мне кажется, здесь срабатывает такой стереотип, что востоковеды – это чистые гуманитарии, обитатели «башни из слоновой кости»[5], оторванные от жизни, занимающиеся чем-то академичным и абстрактным. Дескать, откуда им знать, как идут дела в бизнесе? Возможно, представители бизнеса верят, что лучше востоковедов понимают, как себя вести со своими японскими коллегами. Допускаю, что какие-то рекомендации кажутся им нелепыми, хотя на самом деле именно в них и заключается «сермяжная» правда жизни.

— У нас в библиотеке есть брошюра, выпущенная JETRO[6] о бизнес-манерах. Вы, кстати, с этой организацией не работаете?

— Давно с ними не сталкивался, последний наш контакт был в 2005 г., когда по приглашению JETRO мы ездили на выставку в Японию. Кстати, выставка была довольно полезная – там мы познакомились с партнерами, с которыми в последствии долго сотрудничали. К сожалению, после той замечательной выставки, никаких контактов с JETRO не было.

— Насколько выставки действенны, на Ваш взгляд?

— Выставки в Японии отличаются от, например, американских. Американские более полезны из-за близости наших менталитетов, о чем я говорит ранее. На выставках в США можно реально найти деловых партнеров и завязать полезные знакомства. В Японии выставка, особенно для крупных компаний – это скорее статусное обязательное мероприятие, на которые отправляют менеджеров, зачастую далеких от продаж и принятия решений. Эти менеджеры стоят три дня на стенде, раздают буклеты и делают вид, что собирают визитки, потому что им так приказали. Их нельзя рассматривать как потенциальную «точку входа» в компанию. Исключением была та самая выставка, организованная JETRO. Дело в том, что ее провели в необычном для Японии формате: все компании на выставке были иностранные, то есть те, кто был заинтересован в работе с Японией. А посетителями выставки были японцы, изначально заинтересованные в сотрудничестве с иностранцами. Поэтому, на тот момент это было попадание 10 из 10. А все последующие японские IT-выставки не приносили такого результата.

— Есть смысл обратиться к JETRO с просьбой повторить?

— Мне кажется, это было бы здорово.

— А, какой продукт вы сейчас производите?

— На правах рекламы, расскажу немного о компании, в которой работаю последние 17 лет. «ООО Ронда Лтд.» создана во Владивостоке в 1995. Исторически, долгие годы с момента образования нашим главным заказчиком была компания Motorola Inc. Мы начинали с разработки ее пейджеров, потом перешли к разработке сотовых телефонов. Сейчас мы специализируемся в разработке встроенного программного обеспечения, компьютерном зрении, «облачных» решениях и в имиджинге. Основной бизнес нашей компании с 2007 и по сегодняшний день – это Имиджинг (Imaging). В этой области мы активно сотрудничали с Zoran/CSR, а сейчас являемся официальным партнером компании Ambarella Inc., мирового лидера по производству систем-на-чипе (System-on-Chip), решений для Ultra HD компрессии и High Definition обработки видеоизображений. Чипы для обработки видео, производимые компанией Амбарелла, активно используют все мировые производители видеокамер, фотоаппаратов, авторегистраторов, спорт/экшн-камер, систем безопасности и т.д. Мы, в рамках партнерства с Амбарелой и на базе ее «железа», разрабатываем математические методы и внедряем алгоритмы по улучшению качества изображений, решения для связи и передачи данных через BlueTooth, LTE, Wi-Fi, NFC pairing и многое другие. Помимо этого, наша компания имеет два собственных продукта – две системы компьютерного зрение для автоматического подсчета людей, детекции лиц, определения пола и возраста по лицу. Также, в настоящее время мы работаем над новым высокотехнологичным продуктом для производителей видеокамер – инструментальным программно-аппаратным комплексом по разработке видеокамер произвольного типа, с поддержкой ультравысокого разрешения (4K camera SDK project).

— Как «Ронда» решает кадровый вопрос?

— Мы уделяем максимальное значение кадровому вопросу. Долгие годы мы сотрудничаем с местными университетами и ДВО РАН, несколько наших сотрудников преподают в ДВФУ и ВГУЭС. Мы регулярно спонсируем IT-мероприятия, начиная от упомянутого ранее конкурса «Программист», заканчивая международным конкурсом спортивного программирования ACM (чей региональный полу- и четверть-финал проходит во Владивостоке), также мы участвуем в качестве спонсоров/тренеров/судей в конкурсах робототехники для школьников. Мы стараемся заранее присматривать наиболее талантливых студентов еще во время их учебы в университете и привлекать к работе в нашей компании. Нам всегда требуются программисты, главным образом на C/C++ и Java (в том числе под Android). Всем достойным кандидатам мы готовы предложить высокотехнологичную и интересную работу с достойной заработной платой. Всё наши производственные мощности расположены здесь, во владивостокском офисе. Пожалуй, мы до сих пор являемся самой крупной ИТ-компанией на Дальнем Востоке, специализирующаяся в разработке программного обеспечения. Численность персонала на настоящий момент – около 150 человек.

Наши инженеры регулярно ездят в зарубежные командировки. Поскольку компания ориентирована на зарубежных заказчиков, у нас постоянно действуют курсы английского языка для сотрудников. Одно время, для нужд японского направления и в рамках подготовки к командировкам в Японию, мы обучали инженеров также и японскому языку. Вначале мы пытались брать восточников и учить их программированию, но из этой затеи ничего не получилось, т.к. мозг у «лириков» работает совсем иначе, чем у «физиков». А вот наоборот – взять программиста и обучить его японскому – оказалось вполне возможно.

— Сейчас у компании есть проекты с японцами?

— Проекты есть, но я не могу назвать конкретные компании, т.к. эта информация подпадает под договор о неразглашении. Объемы продаж с Японией конечно не столь велики, как с Америкой. Мы работаем с разными странами, такими как: США, Израиль, Япония, Канада и другими. Вообще же, за почти двадцать лет своего существования, нашей компании пришлось поработать почти со всеми крупнейшими странами, т.к. наш первый заказчик – компания Motorola – в свои лучшие годы имела филиалы и центры разработки по всему миру. Именно поэтому у нас остались профессиональные связи практически во всех странах.

braindo_2

— Прошла ли мода на русских программистов?

— Русские программисты всегда ценились очень высоко из-за традиционной сильной, еще советской, системы высшего образования. В частности у нас во Владивостоке местные университеты и ДВО РАН готовили очень достойные кадры. Когда мировую IT-индустрию захлестнула мода на аутсорсинг, нашей компании постоянно приходилось конкурировать по цене с Индией, Вьетнамом и Китаем, и далеко не всегда заказчики выбирали нас. Но, как показала практика, со временем выяснилось, что лучше заплатить дороже и нанять русских для качественной работы, чем десять раз переделывать за более дешевыми индусами.

Могу сказать, что русские программисты в Японии ценились тогда и ценятся сейчас. Особенно сейчас, когда, насколько мне известно, в Японии наблюдается острый кадровый голод. Японская молодежь все больше теряет амбиции, не желает учиться и осваивать сложные профессии, а довольствуется низкоквалифицированной работой. Еще одна причина – молодые люди боятся уезжать далеко от дома. Я сам присутствовал на собеседовании в одной японской компании и видел, как HR-менежер уговаривал молодых кандидатов переехать в Токио для работы. И один из собеседуемых прямо сказал, что не готов перезжать из Йокогама в Токио (расстояние – всего лишь 40 км), т.к. из-за этого придется оторваться от привычной жизни и родительского дома. И так повсеместно – японцы очень привязаны к своей малой родине.

— Как Вы думаете, как Касперскому удалось закрепиться на японском рынке?

— Думаю, они понимали принципы выхода на японский рынок, поэтому максимально вложили сил и денег в свою рекламу и продвижение. Любой иностранной компании, стремящейся на японский рынок, обязательно нужно иметь офис или постоянное представительство в Японии, и обязательно в Токио; бесполезно наезжать в Японию лишь время от времени. Японцам важно чувствовать, что ты находишься на расстоянии вытянутой руки, и тебя всегда можно найти на месте. Помню, что видел множество рекламных постеров Касперского в токийском метро еще в далеком 2007. В японском офисе Касперского, я уверен, работают и отвечают на звонки сотрудники-японцы, а не японоговорящие иностранцы, что также несомненно повышает степень доверия клиентов. У Касперского были время и деньги, чтобы закрепиться на японском рынке, но для небольшой ИТ компании это практически невозможно.

— Их пример вдохновляет?

— Вдохновляет, но, с другой стороны, если есть рынки, на которые проще выйти, люди пойдут по пути наименьшего сопротивления. Зачем надрываться в Японии, если легче наладить бизнес с США? Как я уже говорил, японский рынок привлекателен, но невероятно сложен для освоения. Поэтому, возможно, для Касперского это был скорее вопрос престижа, статуса – иметь офис в Токио. Касперский к тому моменту был уже достаточно известен в мире, и для них было бы странно не иметь японского филиала. Не знаю, насколько прибылен или убыточен их бизнес в Японии сейчас.

— Вы сами программируете? К какому лагерю себя относите: к гуманитариям или технарям?

— Не программирую, но слежу за современными технологиями. Сложно сказать, куда себя отнести. Когда я выбирал профессию, я не знал, куда пойти. На тот момент системное программирование на матфаке было самой крутой специальностью, поэтому я выбрал ее. Сейчас же думаю, что я скорее гуманитарий, лингвист. Но я не жалею, получил ИТ образование – благодаря нему я теперь работаю на пересечении двух столь непохожих проф.областей.

— Стажировка случилась вовремя?

— Да, в тот момент я как раз активно занимался маркетингом в нашей компании, в том числе созданием рекламных материалов. В одной из японских компаний у нас была встреча с дизайнером, он прочитал нам лекцию по истории становления японской рекламы, продемонстрировал отличные иллюстрации. Интересной показалась эволюция японской наружной рекламы. То, как сначала японцы копировали американские рекламные постеры 50-х, 60-х гг., чуть ли не один в один, а потом выработали свой стиль, привнеся элементы традиционализма, превратившись в уникальную вещь, узнаваемую во всем мире.

стажировка

— Почему американские образы перестали срабатывать или в связи с чем японская реклама приобрела свое лицо?

— Потому что японцы поняли свою уникальность, поняли, что иностранцы падкие на гейш, самураев и прочую сакуру. Они поняли, что японскую экзотику можно превратить в стильный брэнд и удачно «продать». Вообще же, это традиционная черта японской культуры, идущая с глубокой древности – заимствование всего иностранного, как это было например с иероглифами и буддизмом, с последующим видоизменением и превращением в свое.

— В Токио сейчас наружная реклама это плазменные панели, экраны, бегущие строки, в основном. Особенно вечером сияние, мерцание реклам делают из Токио сумасшедший мегаполис.

— Для меня Токио – милый маленький город, его историческая часть настолько небольшая, что пройти ее пешком или проехать на велосипеде не составляет труда. Я там обошел в центре все, что можно. Мне очень нравится исторический музей Эдо-Токио Хакубуцукан, там можно ощутить атмосферу эдосского периода Токио.

12 интервью со стажерами в течение 2015 года, посвященные 20-летию Японского центра в 2016 году


[1] Ямасита Ацуми, сотрудник и преподаватель на курсах японского языка Японского центра с 2000 по 2005 гг., а затем с 2007 по 2009 г. Действительно Ямасита-сэнсэй обладает даром и талантом преподавать, объяснять сложные вещи так, чтобы их не только поняли, но и навсегда усвоили ученики. Теперь Ямасита-сан живет в Санкт-Петербурге и радует питерских любителей японского языка, мы надеемся, они понимают, какое сокровище мы, скрепя сердце, им отдалиJ

[2] 根回し дословно значит «обкопать корни», в переносном смысле это выражение значит подготовку, рассмотрение вопроса со всех сторон.

[3] Поступившее в японскую компанию предложение рассматривают все отделы и департаменты, пока пройдет очередь высказаться всех, может пройти много времени, иногда до полугода в зависимости от масштабов компании.

[4] 難しい значит «трудный»

[5] Tour d’ivoir – «Башня из слоновой кости» — метафора, означающая уход в мир творчества от проблем реальности https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%91%D0%B0%D1%88%D0%BD%D1%8F_%D0%B8%D0%B7_%D1%81%D0%BB%D0%BE%D0%BD%D0%BE%D0%B2%D0%BE%D0%B9_%D0%BA%D0%BE%D1%81%D1%82%D0%B8

[6] JETRO – Japan External Trade Organization https://en.wikipedia.org/wiki/Japan_External_Trade_Organization

Похожие записи:

  • МАРКЕТИНГ НА СЛУЖБЕ У НАУКИ
    марта, 3, 2015 | Ассоциация стажеров Интервью |

    Уважаемые друзья, предлагаем вашему вниманию интервью с нашим стажером 2009 года по теме «Маркетинг» Юрием Николаевичем КУЗНЕЦОВЫМ, заведующим отделом внедрения ФГБНУ «ТИНРО-Центр». Зачем науке маркетинг, ведь продуктам ТИНРО у нас и так все доверяют, и что интересного из представленного в Японии удалось увидеть стажерам в 2009-м году — об этом наш разговор с Юрием Николаевичем.

  • КРЕАТИВНОСТИ НУЖНО УЧИТЬСЯ
    июня, 1, 2015 | Ассоциация стажеров Интервью |
    Дорогие читатели, представляем вашему вниманию интервью с дважды стажером Японского центра — по темам «PR и реклама» 2004 г. и «Управление малыми и средними предприятиями» 2012 г. Вероникой Александровной КАЗАКОВОЙ. Наш разговор будет о стажировке по рекламе, такой темы у нашего центра больше не было. Ее организатором выступил тогда Hokkaido Intellect Tank (HIT), поэтому стажеры
  • ЭТО ИЗМЕНИЛО МОЕ МИРОВОЗЗРЕНИЕ
    августа, 19, 2015 | Ассоциация стажеров Интервью |
    Уважаемые друзья, предлагаем вашему вниманию интервью с МАКЕЕВОЙ Мариной Юрьевной, генеральным директором ООО «Центр развития инвестиций» www.idc.vl.ru, стажером по теме «Менеджмент предприятия», которая состоялась в мае-июне 1998 г. Думаю, не будет преувеличением сказать, что многие из вас заочно знают Марину Юрьевну, — редкая деловая пресса обходится без экспертных комментариев г-жи Макеевой.
    — Стажировка состоялась в
  • МОРСКАЯ…
    сентября, 2, 2015 | Ассоциация стажеров Интервью |
    ЗГУРОВСКИЙ Константин Александрович, к.б.н., руководитель программы по устойчивому рыболовству Всемирного фонда дикой природы www.wwf.ru (WWF), в компании — с 1999 г. В Японском центре Константин Александрович прошел обучение на многих семинарах, был слушателем курсов японского языка, стажировку по теме «Управление малым и средним бизнесом» прошел в 2000 г. Константин Александрович владеет пером, вы можете ознакомиться
  • БЕЖАТЬ ВДВОЕ БЫСТРЕЕ
    декабря, 23, 2015 | Ассоциация стажеров Интервью |
    Уважаемые читатели, представляем вашему вниманию интервью декабря со стажером Японского центра во Владивостоке 2001 г. по теме «Корпоративные финансы» (оператор стажировки — Mitsubishi Research Institute) КОНОТОПОМ Андреем Альбертовичем, руководителем контрольно-финансового департамента сети магазинов «Бубль — Гум». Завершить нашу серию интервью к 20-летию Японского центра в 2016 г. мы решили беседой с хорошо известным в городе

Отклики на “ЛЕГЧЕ ОБУЧИТЬ ЯПОНСКОМУ ПРОГРАММИСТА, ЧЕМ ПРОГРАММИРОВАНИЮ — ЯПОНИСТА”: 2

  1. Ирина

    Спасибо — с огромным удовольствием читаю интервью о стажировках. Несмотря на многочисленную интересную и качественную литературу (на русском ) и необъятное количество путевых заметок с картинками, взгляд человека, работающего с японцами, добавляет новый необычный штрих в понимание (точнее, в попытку понимания этой культуры. Было бы здорово, если бы Вадим поделился главами из своих книг именно в нашем издании. Или хоть ссылкой — являясь счастливой обладательницей печатного экземпляра, даю почитать близким друзьям, что-то пересказываю, если придется к слову. Еще раз спасибо!

  2. Елена Г

    Ещё больше укрепилась во мнении- что японский для гениев : ) Пол года ?! Акира шок ! Я ничего не понимаю в IT тепхнологиях, наверное поэтому японский для меня так сложен, но как без него прожить ?!
    Ещё один интересный взгляд на Японию, японцев и особенности металитета — домо ! Порадовало- что новое поколение программистов, не хуже, а даже лучше , особенно в сравнении с общим падением и проблемами образования в России..

Добавить комментарий