LA SERENISSIMA – ВЕНЧАНИЕ С МОРЕМ

LA SERENISSIMA[1]

«Ты, наконец, увидишь апельсиновый закат над Бизантом,
каменным городом среди морских заливов и проливов…
Пахнуть будет морем, жареной рыбой, луком, хлебом и шафраном.
А дальше… может быть, увидишь странный город на сваях – Вениче…»

Мастер Чэнь[2]

Проходим регистрацию в аэропорту Венеции «Марко Поло», над нами нависает рекламный слоган нового прямого рейса Токио-Венеция: «Я люблю Японию»… Вспомнилось, как наша группа японистов-страноведов слушала на лекции по истории Японии отрывок из «Книги Марко Поло» о Японии. За окном тогда виднелся позднеосенний пейзаж, в аудитории было очень холодно, представить себе тогда, что такое Венеция, и, почему венецианец Марко Поло, мягко говоря, так далеко зашел в своих путешествиях, было невозможно.

Благодаря Марко Поло с XIII в. Японию заочно и горячо полюбили искатели приключений и драгметаллов со всего мира. Венеция – один из тех современных древних городов, которые must see юные коллеги-востоковеды, чтобы убедиться: изучение Японии не ограничивается границами Японии, а современная глобализация – серая тень мощных кросскультурных связей древнего мира. Самая ранняя версия «Книги Марко Поло»[3] относится к 1298 году (!). Как тут не снять шляпу перед предприимчивостью и отвагой венецианских купцов, — в поиске новых рынков они были готовы пересекать континент. Шёлковый путь создали отчаянные головы как с Востока, так и с Запада.

«Когда Хубилай-хан, завоевав Китай, создал Монгольскую империю, туда устремились европейские купцы, ремесленники, священники и ученые… Марко Поло был советником, которому хан доверял. Венеция, переживавшая в ту пору свой расцвет, имела в Китае торговую колонию»[4]. В своей книге Марко Поло восхищается и выделяет также Ханчжоу[5], несмотря на то, что ему в своем длительном путешествии удалось увидеть немало других городов. Интересно, почему его так тронул этот город[6]? Возможно, потому что своими мостами и каналами он похож на Венецию, но об этом, к сожалению, в книге не говорится. Ведь Марко Поло прожил при дворе хана несколько лет, не зная, вернется ли он когда-нибудь в свой родной город. Не мудрено было затосковать[7].

Ханчжоу

ЖУЩИХОВСКАЯ И.С., доктор исторических наук, ведущий научный сотрудник Института истории, археологии и этнографии народов Дальнего Востока ДВО РАН: «Ханчжоу и Сучжоу – два известнейших города Южного Китая (имеется в виду исторический Юг, т.е. районы нижнего течения р. Янцзы). Пик расцвета этих городов пришелся на эпоху правления династии Сун (960 – 1279 г.).

После 1127 г. Ханчжоу, называвшийся тогда Линъань, был столицей китайской империи. История Сучжоу восходит еще к I тысячелетию до нашей эры, когда эти земли принадлежали княжеству, или царству, У. Позднее, с образованием Поднебесной империи, город развивался как крупнейший торговый и ремесленный центр.

Сучжоу

Сегодня Ханчжоу и Сучжоу интересны, прежде всего, тем, что в них сохранились многие черты прошлого. Так, центральная часть современного Сучжоу – это, по сути, старый город с традиционной прямоугольной планировкой, жилыми домами, возраст которых 400 – 500 лет, знаменитыми на весь мир китайскими садами (некоторые из них включены в список культурного наследия ЮНЕСКО), каналами и каменными мостами.

Каналы и перекинутые через них мосты и сегодня выглядят такими же, какими они были почти тысячу лет назад, когда город интенсивно строился.

Историко-культурная «жемчужина» Ханчжоу – озеро Сиху (Западное Озеро), на берегах которого когда-то стояли дворцы, храмы, располагались жилые и торговые кварталы. Следы этой «былой роскоши» можно увидеть, обойдя Сиху по его периметру (около 15 км).

Озеро находится в обрамлении красивых невысоких гор, на склонах которых стоят древние пагоды. Туристы, приезжающие в Ханчжоу в теплый сезон года, могут не только полюбоваться живописным ландшафтом озера и его достопримечательностями, но и увидеть уникальное хореографическое представление на водной глади – «Впечатления Западного озера», поставленное самым известным современным китайским кинорежиссером и мастером масштабных шоу Чжан Имоу (он был постановщиком шоу на Олимпиаде в Пекине в 2008 г.)».

Если обилие золота в Японии,[8] описанное Марко Поло, оказалось на деле фантазией, то вот серебро высокой пробы было в больших объемах. Однако пика своей добычи оно достигло в XVI веке, а легенды, оставленные Марко Поло в XIII в. о Японии привели к берегам Японии португальцев. В 2007 г. Ивами-гиндзан (серебряные рудники Ивами) в префектуре Симанэ[9] были внесены во Всемирный список культурного наследия ЮНЕСКО с формулировкой: «Во время Эпохи Великих Географических открытий – XVI в. –XVII в. – огромный объем серебра, добытого на серебряных копях Ивами, оказал значительное влияние на экономический и культурный обмен между Японией и торгующими с ней странами Восточной Азии и Европы».

Всё – в дом!

На чем основано было процветание Венеции? В современном мире ингредиенты успеха всё те же, и они активно обсуждались на саммите АТЭС-2012 во Владивостоке: финансовые институты, логистика, таможня, торговля, военный и торговый флот. Напрашивается вопрос, почему города и целые государства теряют его, и можно ли этот процесс искусственно остановить усилиями воли людей. Как оставаться необходимым современному миру? Эта задача всегда была важнейшей для Венеции, а у нее за плечами 1500 лет. Она и сейчас справляется… благодаря нашей с вами помощи :-), ибо, что за Венеция без туриста?

О том, как важно оказаться в нужном месте в нужное время – современное название этого искусства называется логистика, — венецианцы знали, как никто другой. Свое богатство они построили в немалой степени, будучи перевалочным пунктом между Востоком и Западом. Чтобы проиллюстрировать важность местоположения (что в древности, что в наши дни), давайте вспомним один ужасный зигзаг судьбы: «9 сентября 1499 года, как раз в то время, когда к Риальто добрались ужасные новости от Сапиенцы, Васко да Гама причалил в Лиссабоне, окончив свое путешествие в Индию вокруг мыса Доброй Надежды… Да Гама первым из европейцев добрался до Индии морским путем. Тем самым нанес сокрушительный удар венецианской торговле. Средиземноморский торговый путь на Восток утратил свое значение[10]…». В конечном итоге португальцы первыми и достигли берегов Японии, таково значение транспортных путей: или ты смотришь вперед и вкладываешь усилия и средства в «инновации», или ты остаешься позади. Правда, упрекнуть венецианцев в инертности невозможно, наоборот, они долгое время были прогрессивнее многих в Европе.

Большой герб Токугава в музее Арсенале – подарок городу в знак уважения к великому прошлому этой выдающейся судоверфи Европы. Каждый из четырех этажей наполнен и даже переполнен экспонатами, а на последнем выставлена коллекция азиатских различных «плавсредств» французского исследователя Этьена Сиго (Etienne Sigaut), переданная музею в 1964 г. в знак уважения к Марко Поло, «чьи путешествия открыли для Западного мира пути в легендарную империю Катай». Макеты галер, «Бучинторо» — судна, с которого дож бросал кольцо в море во время ритуала обручения с морем, амуниция моряков разных времен и само расположение музея говорит больше любых учебников истории. «Арсенале поражал еще и при Петре I, воспринимавшем Венецию как объект для изучения и подражания не менее важный, чем Амстердам»[11]. В Венеции не было воинского сословия, но на каждой военной галере было дополнительное место для товара, а на каждой торговой – для вооружения. Для японской традиции дело невиданное – самурай к деньгам относился с легким презрением, в экономике ничего не понимал. Не то в Венеции – купец и за себя и за свой товар постоять умел в бою, а уж как умели считать венецианцы исключительно в свою пользу – особенности местной бухгалтерии «на Риальто».

«Ну, что нового на Риальто?»[12] — цитируем вслед за А. Ипполитовым, автором книги о Венеции, эту фразу шекспировского персонажа, чтобы заострить внимание читателя на важности Риальто[13], в то время — центре мира. Проходим на катере у Риальто мимо лозунга: «Стоп мафия, Венеция – священна». О какой мафии идет речь, вернее, о которой из них, выяснить, к сожалению, не удалось – с разговорником языковой барьер не возьмешь[14]. Однако ощущение, что Венеция – это отлаженный и хорошо смазанный туристический механизм из разряда «ничего личного, только бизнес» — чувствуется везде.

Rialto

Наверное, можно сказать, что желание жить и сделать свой город уникальным делает Венецию живой. Национальную идею Венеции долгое время можно было охарактеризовать выражением: «всё в дом!», что временами приобретало характер ненасытности. Каждый венецианский купец должен был привезти Республике из дальних стран какую-нибудь интересную вещь из предметов искусства. Отсюда в городе так много диковинок в виде скульптур, декоративных архитектурных элементов. Создается впечатление, что один из стилей интериодизайна — «кабинет редкостей» — родился или был выпестован Венецией. Здесь не боятся смешивать, переосмысливать, по-новому использовать, но обязательно, чтобы было затейливо, необычно, стильно[15].

АСМИРКО Владимир, режиссер, фотограф: «Чувство узнавания испытывают многие, впервые приближающиеся водами Лагуны к Венеции. К этому пространству, возникающему на горизонте из моря, тумана и солнца, есть разные ключи.

Одни чувствуют Венецию Вивальди, другие откликаются на Венецию Тициана, Веронезе и Тьеполо, сердца православных радостно припадают к византийским истокам. Но есть нечто универсальное, что, веками формируясь на островах Венецианской лагуны, рекрутирует в свои ряды все новых и новых поклонников, влюбляя в себя и уже никогда не отпуская. Это эклектика.

Видимо, мы так легко разрешаем покорить себя по одной простой причине: человек, со всем своим броуновским движением мыслей, чувств-с и рефлексий, и есть ходячий носитель собственной «эклектики». Читай, хаоса или, если гуманней, мыслей, не проявленных в гармонии. Вот об эту гармонию всё и спотыкается. Одну эклектику мы тут же, не колеблясь, называем страшной безвкусицей, отсутствием стиля и чувства меры, а другой – растроганно рукоплещем. В чем же феномен очарования венецианской эклектики? Кстати, есть давно устоявшийся термин — венецианская готика, почему бы не утвердить и этот – венецианская эклектика?

Мне кажется, Венеция – это место, где произошла реинкарнация множества шедевров, в результате тех или иных обстоятельств оказавшихся в собственности венецианцев. Пришпиленные – вместе с соборами, дворцами, площадями и мостами – тысячами деревянных свай к островам Венецианской лагуны, артефакты мировой цивилизации не только получили дополнительные смыслы среди истёртых временем палаццо, но и сами стали частью огромной винтажной декорации под названием Венеция».

В Венеции в свое время располагалась не одна «бухгалтерия», обслуживающая торговлю Шёлкового пути, сам город стал мировым финансовым центром, к тому же «для торговцев … Венеция с XIV в. стала «образовательным центром». Нигде купеческий сын не мог получить более полного представления об «искусстве торговли», как называл его самый первый учебник по арифметике, напечатанный в Италии и включавший в себя бухгалтерский учёт, методы вычислений и «иностранную практику», чем в Венеции»[16]. Как известно, в средние века венецианцев с удовольствием звали на должности, если выразится на современном языке бизнеса, менеджеров, менеджеров проектов, — настолько ценился их организаторский талант и умение систематизировать бизнес-процессы. Венецианцы с таким удовольствием принимали подобные приглашения, что пришлось ограничить законодательно «отток мозгов».

«Гений места»

Достаточно давно Венеция перепрофилировалась на прием туристов: позади века в статусе «Королевы Адриатики», республиканской свободы, финансовых успехов и политического влияния, позади и XVIII-й век чувственных удовольствий. Ежегодно более 15 млн. туристов посещают этот город. Жить с таким количеством туристов ежедневно бок о бок очень нелегко, но, думается, это лучше, чем забвение.

Удивительным образом выставка ПГОМ им. В.К. Арсеньева «Вызов забвению» перекликалась с главной выставкой Венецианской Биеннале «Элементы архитектуры». Но если в нашем случае элементы интерьера служат для того, чтобы подчеркнуть невозможную тяжесть одиночества каждого из элементов без тепла дома, то в Венеции куратор Рем Колхас преднамеренно разложил архитектуру на отдельные элементы, упростив тем самым, на мой взгляд, само понятие архитектуры, призванной создавать пространства для жизни и желательно для как можно более комфортной жизни, а для этого необходим ансамбль элементов. Особенно не понятно было внимание к излишне подробным объяснениям по стенам павильона «Туалет», временами напоминавшим медицинский атлас.

 

Идея Венецианской Биеннале этого года – ретроспективный взгляд на архитектуру каждой страны, начиная с 1914 года и заканчивая 2014-м. В следующем году Венецианская Биеннале отметит 120-летие, поэтому идея ретроспективного взгляда вполне логична. Венецию очень волнует, как вписать старинную и старую архитектуру в современные пространства без ущерба для обоих? Что следует хранить, а чем можно пожертвовать? «Венецианская идея мне очень симпатична, к тому же благодаря Биеннале появляется возможность попасть в пространства, обычно для посетителей закрытые».[17] Действительно, часть выставок рассеяна по городу и находится в разных старинных дворцах. Все эти выставки были объединены одной идеей – поиска «гения места».

Биеннале в Венеции разделена на несколько творческих сфер и разведена по датам, самая длительная в этом году – архитектурная Биеннале. Традиционно павильоны располагаются в Жардини – здесь с 1956 г. вы можете увидеть японский павильон, по соседству – русский павильон – но с ростом числа участников задействован и соседний Арсенале. В этом году в самом дальнем углу был расположен павильон Китая вместе с Итальянским. Китайские кураторы не без юмора отнеслись к поставленной задаче и создали внутри павильона инсталляцию «Апокалипсис маджонга», вероятно, намекая на решительную невозможность такого поворота для любимого способа времяпрепровождения или на крайнюю степень кипящих страстей за   столом для маджонга.

В качестве основной идеи российского павильона – ярмарка идей. Но то ли идей было очень много, и от них рябило в глазах, то ли сказалась нехватка архитектурного образования у автора этих строк, внятного впечатления от нашего павильона не получилось. Показалось, что многие смыслы остались за бортом из-за сложностей перевода – далеко не всё, как вы знаете, можно перевести без потери качества мысли. Тем не менее, в жюри Биеннале оказались люди сведущие, и российский павильон был отмечен специальным призом.

Соседи-японцы в своем павильоне, в этом году принимавший гостей под лозунгом «In the Real World», схематично рассказали о самых главных событиях в градостроении Японии с 1914 г. Они считают, что Осака ЭКСПО-1970 стала толчком интереса к современной архитектуре, — после этого события в Японию были приглашены многие иностранные архитекторы и дизайнеры, что дало импульс развитию этих отраслей. Однако кризис 1998 г. стал вехой, после которой на архитектурные изыски стало тратиться гораздо меньше средств, чем ранее. В павильоне можно было приобрести план-схему того или иного успешно реализованного проекта, в том числе план японского павильона на Венецианской Биеннале, сделанный архитектором Такамаса Ёсидзака в 1956 г.

Очень разные по духу были выставочные пространства в Жардини — Арсенале и самой Венеции, гостеприимно предоставившей место выставкам в своих шикарных дворцах вдоль Гранд Канале. Гений места Венеции как бы перемалывал все попытки дизайнеров серьёзно поставить вопросы современной архитектуры ребром. Невозможно было сосредоточиться на планах, схемах, фото, цитатах, когда из открытого окна проникают солнечные зайчики с поверхности Большого Канала, невольно поворачиваешь лицо навстречу открытому окну и выходишь на балкон дворца, любуешься Венецией. Гений места, – его не обманешь.

«Венецианец»

«Лас-Вегас всё время Венецией бредит…»,[18]да и как ему не бредить? Ведь Вегас подхватил выпавшую из слабеющих рук венецианцев, утомленных карточными играми и любовными утехами, идею города чувственных удовольствий. Вспомните известный девиз Вегаса: «Всё, что произошло в Вегасе, останется в Вегасе». Это современный вербальный вариант идеи маски, — венецианцы приходили в казино в маске, чтобы их не узнал никто, в особенности кредиторы. «Венецианец» — так называется одно из известных казино Вегаса, двойника которого вы можете найти в Макао – зеркальном азиатском отражении Вегаса.

Окончательно Вегас оформил свой delirium[19] Венецией после того, как было создано водное (!) шоу «О» режиссером Цирка дю Солей Франко Драгон (Franco Dragone), итальянцем по происхождению, театральным режиссером по образованию и специалистом по итальянскому театру масок – Commedia del Arte. Название шоу значит в переводе с французского «вода». Венеция не то, чтобы вдохновила его на создание такого шоу, а просто вырвалась из него.

Для создания точного визуального эффекта художник по костюмам отправилась в Венецию изучать свойства воды, следуя, видимо, логике Питера Брука: «Костюм не рождается в голове художника: он возникает из обстоятельств».[20] Доминик Лемьё (Dominique Lemieux), художник по костюмам, вспоминает, что «водный мир «О» превратился в оазис, обитаемый разными фантастическими существами. Работу над «О», — говорит она, можно сравнить с тем, как если б мы зашли в мистический лес и углубились бы в него»[21]

httpwww.cirquedusoleil.comenshowsomediaofficial-video.aspx Commedia Del Arte (4) Commedia Del Arte

В шоу вы увидите много масок из Коммедиа дель артэ, что не удивительно: этот театр масок – сокровищница итальянского фольклора, здесь вы сможете найти не только психологические типажи, но и дыхание истории. В данном случае я говорю, например, о персонаже под именем «Доктор». Это маска с длинным носом, а в руке этого персонажа – непременно палка, чтобы проверять, помер или нет человек, не дотрагиваясь до него руками. Длинный нос предотвращал от прямого вдыхания смертоносных испарений. Чума для средневековой Европы была катастрофой, в Венецию ее приносили крысы с торговых кораблей, возвращавшиеся с товаром из Ближнего Востока. Такая вот ирония судьбы в очередной раз: корабли, приносившие богатства, стали разносчиком страшной болезни, которая не раз посещала Венецию. В 1348 г. от чумы город потерял две трети населения.

«Великие эпидемии должны были оставить сильные воспоминания в коллективной памяти»,[22]— думается, это отразилось и в мировоззрении людей. «В начальный период Ренессанса галлюцинирующая реальность смерти сильно поляризовала коллективное сознание, — замечает Тененти. — Одни – мистики, проповедники, — погрузившись в созерцание гниения, физического уничтожения тела, сделали отсюда выводы, враждебные всему земному и преходящему, и остались духовно глухи к требованиям нарождавшейся тогда новоевропейской культуры и светской системы ощущений. Другие, подобно Петрарке и другим поэтам и философам Возрождения, оплакивая неизбежную органическую кончину человека, пришли к утверждению жизнелюбия и к провозглашению основополагающей ценности земного существования».[23] А в этом как раз и весь театр масок – жить, несмотря ни на что, вернее, глядя на предложенные обстоятельства и, по возможности, найти место для юмора[24].

Заберет своё

Лев Лосев, исследователь творчества И. Бродского, могила которого, как вы знаете, находится в Венеции, говорит об «эсхатологическом проклятии», которое как бы нависло над Венецией. Город, построенный в месте, «совсем непригодном для человеческого обитания, усилием воли и экономического, политического, военного и художественного гения людей…» рискует, над ним нависла «угроза природы когда-нибудь вернуться и забрать своё». Иными словами, лагуна, которая защищала Венецию в древности от нападения варваров, когда-нибудь зальет и сам город. В 1996 г., когда были написаны Львом Лосевым эти строки, о глобальном потеплении не говорили и не думали, а теперь ситуация изменилась, так, что угроза, кажется, нависла над всеми нами, и «Венеция» стало именем нарицательным. С некоторых пор Венециями называют всё, что уходит под воду. Но не будем раньше времени делать из Венеции Атлантиду: «… особость Венеции, всегда опережавшей Европу во всём, даже и в закате, ибо Венеция в 1797 году на сто лет опередила Шпенглеров Der Untergang des Abendlandes, «Закат Европы». Так что Венеция, дорогой читатель, никакой не город прошлого – Венеция город будущего, и в Венецию надо ехать будущее изучать, а не рыдать над прошлым…»[25]

Миф о том, что Венеция вот-вот уйдет под воду, мол, «спешите видеть», это еще одна гениальная туристическая приманка маркетологов-венецианцев. Его можно будет скоро поставить в один ряд по популярности с мифом о Казанове и о некоей специальной атмосфере любовного томления, разлитого в воздухе Венеции. Благодаря ему огромная часть туристов – это молодожены как традиционной, так и нетрадиционной ориентации, пары, решившие путешествием в Венецию начать все с чистого листа или те, кто решил в подобающей обстановке сделать предложение возлюбленной. Дух Казановы всё еще витает над Венецией, но суровые экологические проблемы щекотят нервы эффективнее.

Футуристические настроения многих архитекторов приводят к созданию плавучих островов-городов[26]. Новости об этом возникают то тут, то там, из последнего: «По заказу китайской строительной компании дизайн-бюро АТ дизайн разработало проект плавучего мегаполиса, составленного из сборных гексагональных модулей. Энергоэффективный остров Floating City с подводной и надводной частями будет включать жилые аппартаменты, отели, парки, вертикальные хозяйства, рыбные питомники, а также мусороперерабатывающий завод»[27]. Стажеры Японского центра 2010 г. по теме «Экология» одним из ярких впечатлений от стажировки в Японии назвали презентацию проектов плавучих городов будущего.

Будущему безусловно пригодится опыт Венеции: насколько город может жить на таком ограниченном пространстве в соседстве с водой, какие проблемы «всплывают» на поверхность, и как их можно безболезненно решать. Ограниченное пространство, окруженное водой, порождает особенный тип мышления. Напрашивается аналогия с островным сознанием Японии, возможно, поэтому в Венеции так много японских туристов.

АРАКАВА Джури, менеджер Японского центра во Владивостоке: «Для японцев вода – это что-то особенное. Японию окружает море; благодаря горам и лесам Япония богата чистой и качественной водой; но к тому же вода имеет страшную силу цунами и тайфунов.

Традиционно японцы считали берега рек святыми местами, поэтому люди там собрались, проводили ритуалы, со временем эти места стали считаться наиболее подходящими для праздников и развлечений. В Венеции видна гармония в использовании морского побережья и речного пространства. Игра света и цветовых оттенков моря, воды и неба и меняющийся пейзаж – всё это очень близко эстетическим чувствам японцев.

Также Венеция известна своей театральностью и образом жизни, далеким от повседневной рутины – у нее особенная праздничная атмосфера, полная символизма как будто бы мы на представлении оперы или на карнавале.

Когда в Японии строили замок Эдо (нынешний императорский дворец в Токио), его окружили рвом с водой. Ров и реки вокруг рва, плюс бухта Эдо использовались для водного транспорта, и город Эдо процветал как логистический центр. Там развивались экономика, торговля, информационные коммуникации и театры, что соединили Эдо со всеми регионами Японии. Построили многочисленные мосты, которые до сих пор привлекают людей своими формами и красотой.

Этим история Эдо (Токио) напоминает Венецию, которая тоже была мощным государством с процветающими торговлей и экономикой. Японским бизнесменам любопытно, как Венеция, у которой похожие условия существования с Японией (мало ресурсов и мало земли), развивалась и как сохраняла независимость, используя дипломатию. Об этом писала японская писательница Сионо Нанами (塩野七生)очень интересную книгу «Легенды морского города» (海の都の物語).

Но сегодня реки в центре Токио почти не видны, так как покрыты цементом, и уже не играют роль транспортных артерий. Так случилось, что в эпоху Мэйдзи (1868-1912) правительство сделало побережье не общим местом, а государственным. Со временем водный транспорт был заменен железными и автодорогами. В отличие от Венеции токийский водный пейзаж разъединен скоростными шоссе, и, к сожалению, уже почти никто не вспоминает о времени, когда там ходили лодки с товарами.

Еще привлекает японцев имидж Венеции как города постепенно уходящего под воду, надо успеть посмотреть и почувствовать хоть один раз в жизни. Венеция — красивый и мифологизированный город с большими лабиринтами. Транспорт в Венеции – только ваши ноги или лодка, и размер этого города для японцев — «как раз», и, когда двигаешься не в машине, а пешком, то чувствуешь очарование города и видишь его во всех деталях. Площадки между мостами, куда стекаются потоки людей, объединяют туристов из разных стран.

В Венеции хорошо виден талант Италии сохранять старую архитектуру и свою историю, вооружаясь современными технологиями, сохранять баланс разных художественных форм и временных стилей в атмосфере единого целого».

Эпилог

Турист всегда хочет что-нибудь увезти с собой на память. Из Венеции хочется увезти всю Венецию. Но как это сделать? Как выделить в ней то единственное, что более другого трогает сердце скажем, япониста, приехавшего сюда, как в конечный – начальный пункт Шёлкового пути? Обратимся за советом к специалисту по Венеции: «Шёлк и пряности – это нефть Старого времени…»[28], говорит А. Ипполитов. Итак, шёлк оставляем до Ханчжоу, а вот пряности… «Венецианский купец» — это не только название пьесы Шекспира, но и торговая марка, производящая духи по старинным рецептам из ингредиентов, завозимых по Шелковому Пути с Востока в Венецию.

Возле театра Ла Фениче есть фирменный магазин, где работает очень наблюдательная сеньора, она подбирает для Вас духи. Пока у вас не загорятся глаза от предложенного ею запаха, она не остановится в поиске вашего аромата. Это, видимо, для нее удивительная игра, когда она угадывает ваш типаж, ваш психологический настрой, ваши мечты, откуда бы вы ни были родом. Когда вы встречаете свой запах, мир вокруг становится родным и знакомым, и выпустить из рук флакончик уже нет никакой возможности. А еще вам кажется, что у вас в руках настоящее сердце Венеции – ароматические масла Востока и парфюмерные технологии Запада переливаются в красивом флаконе из муранского стекла, и вы его заберете навсегда с собой… и да, только в залог оставьте, пожалуйста, своё, наполненное надеждой на встречу в ближайшем будущем, а то ненароком вдруг уйдет под воду…

Сумарокова О.Е.

Parfumer Posle rabochego dnya The Merchant of Venice

 


[1] La Serenissima – Светлейшая – официальный титул Венецианской Республики

[2] Мастер Чэнь. Любимая мартышка дома Тан/Мастер Чэнь. – М.: Астрель, 2012. – 507 с. (Стр. 345). Интервью с Мастером Чэнем см. здесь

[3] «Книга, именуемая о разнообразии мира». Марко Поло не был первым и единственным путешественником в дальние страны. О предшественниках Марко Поло см. «Книга Марко Поло». Пер. со старофр. И.П. Минаева. Ред. и вступительная статья И.П. Магидовича. М.: Государственное издательство Географической литературы, 1955. 376 с.

[4] Меннингер К. История цифр. Числа, символы, слова/Пер. с англ. Е.В. Ломановой. – М.: ЗАО Центрполиграф, 2013. – 543 с. (С. 371)

[5] Гранд Канал и Шёлковый путь КНР вошли в список Всемирного наследия ЮНЕСКО. Это решение было принято 22 июня 2014 г. в столице Катара Дохе на 38-й сессии комитета Всемирного наследия при ЮНЕСКО. Великий китайский канал (Grand Canal) протяженностью 1794 км, связывающий Пекин и Ханчжоу, считается самым длинным искусственным водным путем в мире. Он проходит через 8 китайских провинций и 55 городов. Канал считался важной водной артерией, его построили 2400 лет назад, то есть на 1200 лет раньше, чем Суэцкий и Панамский каналы. Что касается Великого шёлкового пути, то заявку на внесение знаменитой караванной дороги в ЮНЕСКО подали совместно Китай, Казахстан и Киргизия. В древности Великий шёлковый путь использовали в основном для вывоза шёлка из Китая. Проложенный во 2 в. до н.э., он шел из Сианя через Ланьчжоу в Дуньхуан, а затем раздваивался. Северная часть пути проходила через Турфан, пересекала Памир и шла в казахские степи и Фергану. А южная часть пути пролегала мимо озера Лобнор по южному краю пустыни Такла-Макан через Яркенд, затем Памир и вела в Бактрию. Оттуда – в Индию, Парфию и на Ближний Восток вплоть до Средиземного моря.

[6] «…город в округе ста миль, и двенадцать тысяч каменных мостов в нем, а под сводами каждого моста или большей части мостов суда могут проходить, а под сводами иных суда поменьше. Не удивляйтесь, что мостов тут много; город, скажу вам, весь в воде, и кругом вода; нужно тут много мостов, чтобы всюду пройти…» Книга Марко Поло. Пер. со старофр. И.П. Минаева. Ред. и вступительная статья И.П. Магидовича. М.: Государственное издательство Географической литературы, 1955. 376 с. (С. 159-160)

[7] «Марко Поло умер в 1324 г. и был похоронен в церкви Святого Лоренцо. К несчастью, его саркофаг был утрачен, когда в 1592 г. церковь перестроили. В библиотеке Марчиана, однако, сохранилось его завещание. Сохранилось и кое-что от старого дома Поло, включая великолепную византийскую арку, под которой Марко, должно быть, проходил бесчетное число раз». Норвич Д. История Византии. История Венецианской республики: пер. с англ. – М.: АСТ: Астрель, 2011. – 957 с. (с.558) Если вы хотите заглянуть во двор, где жил Марко Поло, ищите на карте Corte Seconda del Milion (Второй двор Миллиона). Миллион – это его прозвище, которое к нему пристало, потому что он рассказывал о миллионных доходах хана. Для ориентации на местности – это двор сразу рядом с театром Малибран или церковью Сан Джованни Крисостомо. Кстати, там ещё рядом книжный магазин «Марко Поло».

[8] «Остров очень велик: жители белы, красивы и учтивы… Золота, скажу вам, у них великое обилие… Жемчугу тут обилие; он розовый и очень красив, круглый, крупный; дорог он так же, как и белый. Есть у них и другие драгоценные камни. Богатый остров и не перечесть его богатства». Книга Марко Поло. Пер. со старофр. И.П. Минаева. Ред. и вступительная статья И.П. Магидовича. М.: Государственное издательство Географической литературы, 1955. 376 с. (С. 170)

[9] Для тех, кто решится поехать и посмотреть на то, что осталось от огромного «муравейника» Ивами-гиндзан, благо – недалеко от Владивостока – сообщаю, что вам надо доехать до г. Ода в дружественной Приморскому краю префектуре Симанэ. Размах земляных работ в прошлом и инфраструктура (шахты, плавильни, таможня, порт и т.д.) впечатляет. После попадания в список ЮНЕСКО увеличился поток туристов. Средства, полученные на развитие туристической инфраструктуры, были потрачены на благоустройство дорог между шахтами, создание нескольких музеев и т.п. Ежегодно во Владивостоке проводятся дни префектуры Симанэ, вы можете уточнить интересующие вас вопросы об Ивами-гиндзан у любого представителя префектуры.

[10] …Никогда уже восточные купцы не будут перегружать свои шелка и пряности в Суэце или на Ормузе, чтобы товары, прибывшие в Персидский залив, перевезти через перешеек или горы Персии и Малой Азии, а затем снова погрузить на корабли в Александрии или Константинополе, Смирне или Антиохии. Никогда уже не доверят они свои товары медленным и ненадежным караванам верблюдов, каждый год бредущим через Центральную Азию в Китай. Теперь один корабль мог доставить товар от порта отправки до порта назначения. Хуже того, теперь купцам, торговавшим с Англией и Северной Европой, вообще не нужно было Средиземноморье. Международной расчетной палатой теперь стал Лиссабон…В одночасье Венеция превратилась в застойный пруд». Стр. 725 Норвич Д. История Византии. История Венецианской республики: пер. с англ. – М.: АСТ: Астрель, 2011. – 957

[11] Ипполитов А. Только Венеция. Образы Италии XXI/Аркадий Ипполитов. – М.: КоЛибри, Азбука-Аттикус, 2014. – 400 с., илл. С. 392

[12] Вильям Шекспир. Полное собрание сочинений: в 14 т. Т.5 /Пер. с англ.; примеч. А. Смирнова. – М.: ТЕРРА, 1997. – 688 с.: ил. Венецианский купец (с. 237)

[13] «Что нового на Риальто? – в «Венецианском купце» Шейлок задаёт этот вопрос в третьей сцене первого акта, и затем слово «Риальто» проходит через всю пьесу рефреном, ибо какой внецианский купец без Риальто?… «Что нового на Риальто» крутит Венецией, и что же под этим «Риальто» имеется в виду? Ну, конечно же, не мост Риальто: «что нового на Риальто» — это «что нового на Уолл-стрит», то есть «что нового на Нью-Йоркской фондовой бирже» и «что нового в мире». Стр. 166 Ипполитов А. Только Венеция. Образы Италии XXI/Аркадий Ипполитов. – М.: КоЛибри, Азбука-Аттикус, 2014. – 400 с., илл.

[14] В 2012 г. вышел документальный фильм «Венецианский синдром» о том, как сокращается коренное население Венеции и увеличиваются толпы туристов, как невозможно, тем не менее, местным купить недвижимость, а скупают ее жители Поднебесной.

[15] Во время пребывания в Венеции удалось посетить международную выставку мрамора MARMOMACC в Вероне, коим она известна по всему миру. Одновременно и в том же месте проходила и выставка интериодизайна Abitare il Tempo. Спасибо журналу Elle Decoration в России, каждый месяц они публикуют краткие анонсы предстоящих значимых выставок интериодизайна. На выставке в Вероне с 24 по 27 сентября 2014 г. участвовали четыре японских компании: Polytech Corporation, Sankyo Diamond Industrial Co.Ltd, Sanwa Kenma Ltd., Touei Kenzai Industrial Co.Ltd. От России — Ассоциация предприятий каменной отрасли и журнал «Камень и бизнес» Из Китая – не менее 250 компаний, а вообще участников выставки насчитывалось 1500 компаний из 58 стран. Выставленные куски мрамора поражали воображение цветовой гаммой и природным рисунком. На выставке везде была слышна русская речь: будь то павильон с камнями или мебельный салон. Большие глыбы зеленоватого камня, казалось, были сделаны из застывшей каким-то непостижимым образом зеленой воды венецианских каналов. А вода в каналах в иных местах напоминала мраморный пол, по которому невыносимо хотелось пробежаться до противоположного берега.

[16] Меннингер К. История цифр. Числа, символы, слова/Пер. с англ. Е.В. Ломановой. – М.: ЗАО Центрполиграф, 2013. – 543 с. (С. 496)

[17] Ипполитов А. Только Венеция. Образы Италии XXI/Аркадий Ипполитов. – М.: КоЛибри, Азбука-Аттикус, 2014. – 400 с., илл. (С. 253)

[18] Ипполитов А. Только Венеция. Образы Италии XXI/Аркадий Ипполитов. – М.: КоЛибри, Азбука-Аттикус, 2014. – 400 с., илл. (С. 240)

[19] Бредовое состояние

[20] Брук П. Пустое пространство. Секретов нет: Пер. с англ. – М.: Артист. Режиссер. Театр, 2003. – 376 с.: ил. (С 149)

[21] Cirque du Soleil. Twenty years under the Sun. Harry N.Abrams, Inc., Publishers, 2004. 352. (p. 212)

[22] Арьес Ф. Человек перед лицом смерти: Пер. с фр./Общ. ред. Оболенской С.В.; Предисл. Гуревича А. Я.. – М.: Издательская группа «Прогресс» — «Прогресс-Академия», 1992. – 528 с. (с. 134)

[23] Там же с. 137

[24] Рекомендую посетить Театр Сан Галло недалеко от Площади Сан Марко. Здесь в определенные часы актер театра рассказывает о театре масок, примеряет некоторые из них и даже произносит диалоги из старых постановок Коммедии дель Артэ. К тому же ежедневно в этом театре проходит театрализованное шоу, посвященное истории Венеции – профессионально сделанный ликбез для тех, кто обнаружил себя в Венеции без понятия о том, кем и как был создан этот город. Сюда лучше приезжать подготовленным, иначе придется, как мне, носить с собой книгу А. Ипполитова и читать, сидя на колодцах старых площадей, ступенях мостиков, чтобы не пропустить все самое интересное.

[25] Ипполитов А. Там же (стр. 221)

[26] См. Города будущего: топ-10 уникальных проектов

[27] Бортовой журнал «Аэрофлот» за сентябрь 2014 г.

[28] Ипполитов А. Только Венеция. Образы Италии XXI/Аркадий Ипполитов. – М.: КоЛибри, Азбука-Аттикус, 2014. – 400 с., илл. (стр. 96)

Verona Stone (2) Verona STone (3) Verona Stone (4) Verona STone (5) Verona Stone (6) Verona Stone Verona Vystavka (2) Verona Vystavka J (2) Verona Vystavka J (3) Verona Vystavka J (4) Verona Vystavka J Verona Vystavka Rus (2) Verona Vystavka Rus Verona Vystavka

Похожие записи:

  • Моё ханами в 2012 году
    мая, 3, 2012 | Туристические ресурсы, Путешествия |
    Поездка в Японию на пароме ESTERN DREAM стала для меня неожиданной. Знаете, как бывает, один телефонный звонок и ты начинаешь суетиться. Так и в моём случае. В этот раз поехать в самый сезон цветущей сакуры подбила меня однокурсница. Но в самый решающий момент она поехать отказалась, а соблазн такой редкой фотосессии был настолько велик,
  • «КАК ОБЪЯСНИТЬ ВАСИЛИЧУ?»
    июня, 14, 2016 | Экономика |
    В течение четырех дней в Японском центре во Владивостоке проходил семинар «Кайдзэн (бережливое производство) в сфере услуг», который читал уже хорошо знакомый нам лектор г-н ОКАБЭ, бизнес-консультант из World Business Associates Co.Ltd. Желающих было 60 человек, на семинар приглашены 53 – это максимальное количество посадочных мест. Мы понимаем, что большое количество участников не всегда комфортно,
  • Ода к радости
    февраля, 1, 2010 | Культурные события Туристические ресурсы, Путешествия |
    Путешествия в Японию для россиян, пожалуй, не просто выезд за границу для смены обстановки, но в немалой степени и пища для ума. У нас, к сожалению, успели сложиться стереотипы относительно путешествий в Японию: в Киото мы едем за дыханием истории, в Осака – как в столицу моды и дизайна, в Токио – за научно-техническим
  • ВЕНЕЦИАНСКИЙ ШИК FAZIOLI
    июля, 25, 2016 | Блиц-интервью Музыка |
    In Japanese:  FAZIOLI: イタリア手工業の巨匠美
    Однажды случайно открыв японский журнал JAZZ, я увидела хорошо знакомого и любимого владивостокской публикой джазового пианиста КИСИ Мицуаки. Все мы знаем, как всегда элегантно выглядит Киси-сан, ослепительно выделяясь на сцене и в жизни. Но на фото маэстро был изображен рядом со своим новым роялем, и определить, кто из них элегантнее было затруднительно.
  • ПРИВЕТ ТЕБЕ, ЯПОНИЯ!
    сентября, 10, 2014 | Туристические ресурсы, Путешествия |

    Я всю взрослую жизнь прожила с нею рядом. Хотелось хоть как-то поближе узнать ее, прикоснуться, вникнуть в ее непростую и очень утонченную суть. Но не получалось.
    А ведь там совсем все по-другому: женщины ходят меленькими шажочками, носят красивые кимоно и не умеют обходиться без вееров; там звучат особо мягкие по тембру голоса, негромкие и

Отклики на “LA SERENISSIMA – ВЕНЧАНИЕ С МОРЕМ”: 7

  1. арнольд собакин

    Ольга Евгеньевна, замечательный отчёт о поездке. Информативный и нескучный, наоборот, заставляющий потянуться к книжной полке и полистать подзабытые страницы…. Одно пожелание — публикуйтесь по частям, слишком много деталей, каждая из которых требует осмысления, а когда всё вместе, то они сливаются и забываются.

  2. Татьяна

    Cпасибо, очень интересно, сочно и познавательно! Не менее любопытны (кроме, безусловно, самой фактуры), ассоциации, мысли автора и своеобразные мостики — как в прошлое, так и между Венецией-Японией-Россией. Материала — на несколько самодостаточных публикаций.

  3. Марина Ступницкая

    Прежде всего хочу поблагодарить автора за путевые заметки и, благодаря им, оказаться в Венеции, и не только в Венеции, но и в китайской Венеции в городе Ханчжоу и Сучжоу, и в старинном Эдо.
    Как интересны исторические параллели, берущие начало в 13 веке, и переносящие нас в сегодняшний день. Можно предположить, что Марко Поло наш современник, и модернизация в архитектуре для него тоже травматична. Однако Венеция никогда не порывала с историй.
    Читая заметки, оказываешься на площади Сан Марко и посещаешь павильоны архитектурной Биеннале 2014, далекой от нас во Владивостоке, но от этого не менее интересной.
    Комментарии такие познавательные. Молодец Ольга и еще раз спасибо

  4. Ермолина Элеонора

    прочитала с удовольствием!
    ну, вот точно не каждый турист увидит в Венеции то, что увидела автор

  5. Нина Шульгина

    Необычайно интересно! Содержательно и просветительно!! Мне казалось, что я видела Венецию, но теперь поонимаю, что почти не видела. Спасибо!!

  6. Эльвира

    Спасибо, очень интересно! Почти научная статья — надо перечитать не раз)))).

  7. Ирина Дробышева

    Оля, спасибо за радость увидеть Венецию твоими глазами! В каждом слове столько энергетики и любви и к Венеции, и к «родной» Японии, следы которой тебе удается находить везде 🙂 Так захотелось снова там побывать…

Добавить комментарий