КЕРАМИКА В ОЛИМПИЙСКОМ РЕЗЕРВЕ

Titul

Олимпийский Токио плюс

Вы уже запланировали, на какие матчи Олимпиады 2020 в Токио пойдете? Времени составить захватывающий план путешествия в Японию остается не очень много. Гостиницы расходятся заранее, особенно те из них, что находятся в удобных местах, не говоря уже о рёканах[1]. Олимпиада в Токио – шанс не только принять участие в грандиозном международном празднике спорта, но и повод посетить настоящую Японию, которая находится в некотором удалении от столицы. Если вы решитесь выбрать для себя программу «Олимпийский Токио +», мы предлагаем вам необычный маршрут по префектуре Симанэ. Для жителей Владивостока и Хабаровска название этой префектуры прочно ассоциируется с древовидными пионами, коими славится префектура издавна. Но Мишлен (Michelin guide) считает, что там много и других мест, на которые невозможно не обратить внимание: Святилище Идзумо[2], острова Оки и Художественный музей-сад Адачи. Симанэ – единственная префектура, в которой Мишлен отметил сразу три места в качестве must see. Мы с Мишленом очень даже согласны, но и это далеко не все сокровища, которыми богата Симанэ.

Мы предлагаем маршрут по гончарным мастерским. Общее число гончарных мастерских по всей префектуре – 74! Это говорит не только о безупречном художественном вкусе и творческой фантазии местных жителей, но и об изобилии сырья для гончарства, о качестве глины и разнообразии минералов. Зачем, спросите вы, любителям спорта горшки и чайнички? Затем, что и о сувенирах, которые не поднимется рука выкинуть по прошествии времени за ненадобностью, тоже надо подумать заранее. Каким бы ярким ни было событие, в котором вы примите участие, в памяти видите его только вы, а как поделиться с друзьями фонтаном впечатлений от необычной Японии? Надо что-то предъявить материально ощутимое и радующее глаз. Для тех, кто хочет использовать этот визит в Японию для приобретения интерьерных изысков – самое время подумать о декоративных возможностях гончарного искусства, если вы хотите каждый день по утрам вспоминать о своем путешествии в Японию, значит, вас ждет кофейный или чайный сервиз на семью, а с друзьями можно выпить сакэ из миниатюрных керамических чарочек и … так до бесконечности. Подумайте только, сколько в керамике «запаковано» смыслов: японская земля (глина), японские руки мастеров, вдохновленных своей природой, не говоря уже о составе глазури, потому что над ней каждый мастер колдует как настоящий алхимик, добиваясь ни на что не похожих оттенков. Более японского и функционального сувенира на память трудно вообразить. Это даже не сувенир, а часть традиционной Японии, которая станет частью вашего интерьера и быта.

Народное творчество, что может быть интереснее?

Народное творчество японских гончаров сравнительно недавно – в начале прошлого века – стало частью японской эстетики. Благодаря сподвижникам движения за народное искусство «мингэй» (дословно «народное искусство») на работы японских мастеров из народа обратили достойное внимание. За что искусствоведы и художники так высоко оценили работы простых людей? Потому что они предельно искренни и сочетают функциональность с яркой индивидуальностью автора.

Префектуральное управление Симанэ при разработке маршрута по гончарным мастерским опиралось не только на собственные вкусы и пристрастия, но и на каталог гончаров префектуры, выпущенный издательством One Line (ISBN 4-948756-29-6). Среди наиболее известных и в префектуре и за ее пределами можно назвать: Ракудзан-гама 楽山窯, Содэси-гама 袖師窯, Юмачи-гама 湯町窯, Сюссай-гама 出西窯, Бансёдзан-гама 萬祥山窯, Морияма-гама 森山窯, Цубаки-гама 椿窯, Сэкисю Симада-гама 石州嶋田窯. «Кама» в конце каждого названия значит «печь», нам повезло увидеть и новые и старые традиционные печи, которые строили на склоне сопки, отсюда их название – ноборигама (печь по склону). Ими пользуются всё реже: дорого загружать дровами (красная сосна!) большой объем печи, чтобы достичь нужных высоких температур, да и, если мастерская вблизи населенного пункта, окрестные жители жалуются на дым и боятся лесного пожара, который может вспыхнуть от раскаленной печи. Кроме материальных ресурсов печь пожирает время и силы мастера, в одиночку с этим пламенем не справиться, нужно немало помощников, проверять, не смыкая глаз, температуру. Именно на глаз опытные мастера точно определяют по цвету пламени, какая температура в печи. Использование газовых и керосиновых печей намного облегчает жизнь мастерам, некоторые ничуть не сожалеют о потере неожиданных эффектов обжига, которые может дать только дровяная ноборигама. Постоянная температура газовых печей предоставляет новые возможности для творческого художественного поиска и результатов обжига.

Азарт Симада-сан

Неразговорчивый Симада-сан один из редких специалистов, которые делают хандо – сосуды для воды большого объема. Как уверяла нас местная молодежь, эти сосуды больше нигде не используют, раньше их вкапывали рядом с полем, там хранили воду для полива. Но мы во всех мастерских видели эти сосуды, в них повсеместно мастера хранят раствор глазури. Как сделать большой сосуд, часть процесса нам показал Симада-сан. В этом случае используется техника синодзукури – ленточная формовка, существует еще техника тамадзукури, ее можно было бы применить, если бы сосуд был меньше раза в четыре, — это создание формы из цельного куска глины (тама – дословно значит шар). По мастерской нас водила г-жа Сиракава, член группы «Бренды района Ивами»[3], своего рода пиар-менеджер. К брендам Ивами относится не только керамика, но и традиционная бумага сэкисю. Сиракава-сан вещала за молчуна мастера, и на наш вопрос, а так ли хороша ноборигама, ведь она забирает столько сил у мастера – полтора-двое суток без сна – может ли мастер обойтись без этих жертв при наличии газовых печей? Может, — сказала она, глядя на курящего в сторонке Симада-сан, но обжиг в ноборигама – это азарт. Никогда не знаешь, что получишь, потому что пламя в печи бушует по своему, каждый раз оно зависит от погоды, сезона, от качества дров и т.д. Это очень интересно, что же получится в конце концов. Мастер задумывает одно, а получает совсем нечто новое. Это как рождение ребенка, кто родится на этот раз, никогда не знаешь, ожидание чуда или полного фиаско будоражит воображение мастера не меньше, чем игрока в казино.

  

Яркое солнце Фукума-сан

Как только мы зашли в магазин и мастерскую Фукума-сан, нам показалось, что с полок на нас смотрят теплые солнца – желто-коричневые тарелочки, а чуть выше – большие солнца – декоративные блюда мастера. Чуть поодаль за угол полки были скромно запрятаны свидетельства, о том, что Фукума-сан присвоен знак признанного народного мастера. От разговоров про температуру обжига и технику окраски глины – как выяснилось, это фирменный секрет мастера – мы как-то неожиданно перешли к личности Соэцу ЯНАГИ (1889-1961), искусствоведа, основателя движения «мингэй ундо» (движение за популяризацию народного творчества), открывшего миру это чудо – работы мастеров из народа. А затем Фукума-сан вспомнил встречу с англичанином искусствоведом Бернаром ЛИЧЕМ, кто наряду с Янаги-сан продвигал работы талантливых народных мастеров. Встреча с этими двумя экспертами стала для Фукума-сан определившей его жизненный путь. Янаги-сан в 30-е годы поддержал большим заказом, на деньги от которого они смогли открыть свою мастерскую, а советами г-на Лича пользуются по сию пору. Именно Лич рассказал им о том, что если мастера хотят выжить в меняющихся условиях, им надо делать чайные и кофейные кружки для европейцев. На Западе мало используют кружки без ручек, они не функциональны. Лич также рассказал, какой должна быть ручка у кружки, чтобы было удобно держать и пить. Портреты обоих деятелей – и Лича и Янаги – украшали внутреннюю часть мастерской благодарного за оказанную когда-то поддержку Фукума-сан. В магазин постоянно кто-то заходил, место, явно популярное, мы решили узнать, что предпочитают современные японцы из его ассортимента. Раньше, по словам мастера, он работал в основном на заказы от разных магазинов, ресторанов, теперь же настало время, когда мастер непосредственно сам ищет своих покупателей, стало быть, приходится быть более открытым миру и прислушиваться к клиентам. Сейчас в японском доме хозяйка приобретает для своего дома интересные керамические вещи: или необычной формы или интересного цвета, одним словом, вещи, над дизайном которых мастер хорошенько подумал.

   

Синее море Татано-сан

Природа, окружающая с детства, вдохновляет мастеров — это аксиома, но когда их произведения представляют собой четкий и явный образ, который точно транслирует ощущения, это вызывает восторг. Мастерская Татано-сан находится на берегу большого озера Синдзико недалеко от Мацуэ. Декоративные блюда этой достаточно большой артели – 20 человек работают в этой известной мастерской – это озёра, синева глазури совершенно потрясающая, глубокая и необычная, меняется от попадающего на нее света. Наиболее известные глазури этой мастерской – синяя, черная, белая. Продукция этого коллектива известна по всей Японии, работа кипит, через день после нашего визита планировался обжиг в новой, но традиционной ноборигама. В занятом своими делами муравейнике нам попался мастер, который работал с глазурью, выпускник факультета английского языка Токийского университета иностранных языков (!). Нам он объяснил, что попытка расстаться с корнями не увенчалась успехом, не смог он променять творчество ручного труда на малой родине на работу переводчика. Работы артели «Сюссай-гама» продаются с успехом в Англии, Австралии. Нас интересовало, как они проводят маркетинговые исследования, оказалось всё очень просто – спрос рождает предложение, мастера готовы идти навстречу любым пожеланиям клиентов, но последние должны понимать, что этот процесс займет время.

   

Бронзовая патина Хино-сан

Раньше стиль, в котором творит Хино-сан, назывался Курихара-яки, гончарных мастерских в его квартале было и остается немало, однако семья Хино выделялась своим особенным стилем и владением различными технологиями, за это народ дал их мастерской прозвище «Бансёдзан», что можно перевести как «Гора счастья». Удивительно активный человек со светло карими глазами цвета молочного шоколада. В его мастерской и магазине стояли такие разные по цветовой гамме и технологии создания вещи, что создалось впечатление, будто он работает не один. Однако это были все его работы. В магазине же нам предстояло удивиться еще раз – мы увидели декоративные вазы с эффектом бронзовой патины – такая сложная глазурь. На их создание мастера вдохновила редкая археологическая находка в Симанэ в 1984 г., влияние которой до сих пор распространяется на специалистов. Тогда были обнаружены в одном месте (!) 358 древних медных мечей, а в следующем году при раскопках нашли 16 копий и 6 колоколов из меди. В 1998 г. все найденные предметы получили статус Национального сокровища. Несколько лет назад был построен музей, основными экспонатами в котором являются найденные мечи и колокола. Надо ли говорить, что эта находка поставила Симанэ в центр внимания на долгие годы. Бронза со временем покрылась невероятно красивой зеленоватой патиной. Несложно понять, что благородная патина такого невероятного археологического клада не могла пройти незамеченной мастерами.

   

Талантливый ученик великого мастера Морияма-сан

Морияма-сан мы застали врасплох, он был занят обучением своего ученика. Разговорившись, мы выяснили, что сам он несколько лет подряд был учеником КАВАИ Кандзиро 河井寛次郎 (1890-1966), выдающегося художника-керамиста, уроженца Симанэ[4]. Морияма-сан принес работы своего знаменитого сэнсэя, в это было трудно поверить, что перед нами оригинальные произведения знаменитого Каваи. Работы самого Морияма-сан пережили с честью соседство с произведениями великого сэнсэя, не потерялись на их фоне. На наш вопрос, как мастера решают вопрос с конкурентной борьбой между собой, потому что плотность мастерских высока, мастер удивился, о чем это мы. Ведь мы все разные, — ответил Морияма-сан. С этим трудно спорить, все мастера, которых мы увидели, обладали яркой неповторимой индивидуальностью, собственным почерком и узнаваемыми чертами. Когда мы выходили из мастерской, к сэнсэю шли, судя по всему, постоянные клиенты, мы разговорились, оказалось, все знают, что Морияма-сан ученик Каваи, — и это лучшая рекомендация. Влияние керамистов-художников Каваи и ХАМАДА Сёдзи (1894-1978) испытывают в той или иной мере все художники народного стиля «мингэй», не говоря уже о всех, кто интересуется японской эстетикой ваби-саби.

     

Клан любителей камелии Арао-сан

Семья Арао после переезда в Симанэ из Киото много лет назад, начав работать в этом районе, изобилующем гончарами, придумала свой знак, чтобы отличаться от других. Этим знаком стал цветок камелии. Со временем семья распалась на две мастерские, обе носят название цветка камелии, но цветки отличаются немного по форме друг от друга. В первой «Камелии» нас встретил г-н Арао Коити, знаток местных глин, не смотря на свой возраст, он до сих пор сам готовит глину для работы — не покупает уже готовую, как это делают большинство. Подготовка глины – долгий и трудоемкий процесс. После того, как вы выкопали ее в горах, принесли домой, ее надо промыть, очистить от мусора и т.д. Одни из самых дорогих работ в мастерской – полосатые вазы, сделанные из двух сортов глин разного цвета. Данная технология требует богатого опыта и глубоких знаний свойств глины. К тому же здесь мастер добился удивительного цвета глазури – от малинового до фиолетового, такой цветовой гаммы мы не встречали больше нигде. Во второй «Камелии» нас встретил представитель молодого поколения этой семьи. Находятся мастерские совсем рядом друг с другом, но отличаются заметно. И это сделано осознанно, чтобы и люди различали и по цвету и по форме изделия одной «Камелии» от другой.

     

Чайный домик Нагаока-сан

Семья Нагаока в префектуре вот уже более 300 лет занимается гончарством на очень высоком уровне. Ракудзан-гама – так называется гончарный стиль этой семьи – стал кандидатом на внесение в список культурного наследия префектуры. За длительную историю существования мастерской ракудзан не менял своей специализации – изделия утвари для чайной церемонии. Особенность глины, используемой для ракудзан-яки, в наличии взвешенных и ясно ощущаемых ладонью на ощупь частиц[5]. Технология изготовления поразила нас своей замысловатой схемой: после промывки глины из нее просеивают взвесь, которую складируют отдельно, очищенная глина отстаивается до года, затем в глину возвращают те самые частицы, которые были изначально отделены, а также добавляют глину, которую используют для одного из очень известных стилей керамики — Хаги-яки. Как вы понимаете, делать посуду для чайной церемонии и не разбираться в ней — невозможно, поэтому на территории усадьбы Нагаока-сан располагаются чайный домик и при нем классический японский садик, здесь туристы могут не только любоваться архитектурой домика, но проводить или заказывать чайные церемонии по договоренности с хозяином.

   

Наследник горы Оно-сан

Оно-сан оказался самым молодым главой из старых гончарных мастерских Симанэ – мастерская «Содеси-гама» существует с 1877 г. Семья Оно добывала глину из определенной горы, которую начали застраивать жилым комплексом, поэтому пришлось запастись глиной лет на 50, а то и больше вперед. Гора снабжала определенной глиной семью всё время их существования, они отлично знают ее свойства, и при какой температуре каким образом она себя ведет, поэтому заготовка запасов – стратегически важная задача для мастерской. Такие запасы мы видели практически во всех мастерских. На синей скатерти в мастерской мы рассматривали различные работы Оно-сан, и, чем больше мы вглядывались в тот или иной предмет, тем глубже и интереснее смотрелась глазурь. Глаз привыкал различать оттенки. Поэтому советуем не торопиться в магазинах, разглядывать тщательно, брать в руки и уделять внимание каждому предмету отдельно, поскольку обычно разные вещи стоят рядом и подчас давят своими формой и цветом друг на друга. Нас интересовало, как молодой хозяин мастерской формирует свой ассортимент, что и в каких объемах производится. Оно-сан ставит во главу угла функциональность, лет 20 назад декоративные вазы для икебана расходились гораздо лучше, например. Возможно, потому что у мастерской были дружеские отношения с мастерами икебана, а, возможно, потому что большинство населения сейчас не имеет много свободного места, особенно это касается молодых семей, переехавших из родительских просторных домов в многоквартирные комплексы. Отсутствие «лишней» свободной площади хорошо знакомо и нам.

   

Ассортимент

Глядя на невероятное разнообразие ассортимента изделий в мастерских гончаров Симанэ, от которого разбегались глаза, не давал покоя вопрос, что понравится русскому путешественнику, решившему увезти с собой частицу своих воспоминаний о встрече с Японией. Все мастера признают, да это и есть особенность стиля «мингэй», что их работы – это, прежде всего, функциональные вещи, необходимые в быту. Возможно, чтобы понять вкусы приморцев имеет смысл открыть некий презентационный отдел керамики из Симанэ или antenna shop во Владивостоке. О перспективах торговли керамикой мы говорили с главой L.I.B. Corporation www.lib-corp.co.jp г-ном ТАКАХАСИ. Эта компания давно работает с Россией, имеет представительство во Владивостоке и устоявшиеся B-to-B отношения на западе России. К слову, не так давно L.I.B. Corporation выполнила интересный заказ для одного московского ресторана, отправив партию традиционной японской керамики, ни одна чашечка не повредилась при транспортировке. Упаковка – традиционно сильная сторона японской логистики.

Директор музея народного творчества в Токио Наото ФУКАСАВА в предисловии к каталогу выставки керамики (идет до 21 июня 2015 г.), пишет, что «мин» 民в слове «мингэй» 民芸значит, что это работа не рафинированного художника, а народного мастера. «Красота в функциональности» родилась просто из необходимости делать вещи для ежедневного использования, а не потому что людям хотелось создавать аристократические объекты искусства». И если говорить о функциональности, то для нашего быта могут быть интересны разнообразных форм тарелочки: от миниатюрных круглых и овальных – для фруктов и овощей — до специальных продолговатых овальных и прямоугольных тарелок для рыбы. Конечно, хороши чайные и кофейные пары с ручками по европейскому образцу, да и многое другое, но когда мы высказывали опасение, что в русском доме далеко не все можно приспособить, несмотря на разнообразие ассортимента и цветовой гаммы, мастера говорили, что они готовы выслушать пожелания клиента и сделать для него вещи под заказ. Тем не менее, мне более всего по душе пришлись декоративные блюда и вазы. Дома они напоминают о поездке в Японию, создают необычную атмосферу, ведь они гости из другой эстетической культуры, при разном освещении смотрятся по-разному как настоящие произведения искусства, несмотря на то, что это продукт народного творчества. К тому же после общения с мастерами создалось впечатление, что главный их капитал – чувство вкуса и меры. От упадка даже известных мастерских не застрахован никто, поскольку все зависит от художественного вкуса главы мастерской на данный момент.

Если вы, попав в Токио, всё же не смогли найти время на посещение Симанэ, выход есть. В Токио в рамках проекта D&Department Project существуют представительства всех префектур в разных частях города. Дом Симанэ находится в центре Токио на Нихонбаси. Там вы можете найти все товары, которыми славится префектура. Всего не перечислить. Надо отметить, что Япония готовится к увеличению туристов к Олимпиаде[6], в том числе думает над ассортиментом сувенирной продукции, которая соответствовала бы духу времени, оставаясь при этом традиционной. В Aoyama Square вы сможете найти специально отобранные традиционные сувениры со всей Японии. Здесь же регулярно проводят демонстрации ведущие мастера народного творчества. В 2012 г. известный дизайнер из Осака КИТА Тосиюки поднял вопрос о возвращении позиций японского дизайна в мире как уникального и особенно привлекательного в том числе и своей связью с традиционными ремеслами, откуда он черпает свое вдохновение. Проведение Олимпиады в Токио стимулирует переосмысление молодыми дизайнерами традиционных форм. Обратите внимание на новый тренд «Японский универмаг» здесь так же заметно влияние традиций гончарного ремесла.

Географическая близость Владивостока с Японией, давняя дружба с префектурами побережья Японского моря, теме не менее, не приводит к тому, что приморцы могу назвать себя знатоками большого разнообразия гончарного ремесла Японии. Запад давно открыл для себя очарование работ в стиле «мингэй», более того, именно гончарное искусство Японии дает наиболее полное представление об эстетике ваби-саби, о японском национальном характере.

Автор благодарит Вакацуки Синдзи, Фукума Синко, Онда Кадзуки, Наталью Борходоеву за подготовку маршрута.

Ольга Сумарокова

Фото автора


[1] Рёкан 旅館 гостиница в традиционном японском стиле, обычно стоит на горячих источниках, ради которых, люди и останавливаются в рёкане. Некоторые горячие источники обладают лечебным эффектом.

[2] Святилище Идзумо (7 в.н.э.) переживает масштабный ремонт крыш. Это событие весьма уникальное и дорогое, крышу настилают слой за слоем из коры криптомерии, но и с корой не все так просто – необходимо выбрать кору здоровых деревьев, отборную. На крышу для Идзумо тайся ее собирали по всей Японии. Толщина такого «наборного» слоя на главном здании храмового комплекса составляет около 1 метра. Крышу перестилают один раз в 60 лет. Обратите внимание на новый символ Симанэ – кошечка (нэко – по-японски) с крышей синтоистского храма на голове. Символ зовут Симанэкко, среди соревнований символов префектур Симанэкко заняла достойное место в первой десятке.

[3] Префектура Симанэ делится на три района: острова Оки, Ивами, Идзумо

[4] О Каваи Кандзиро и керамике «мингэй» см. статью Е. Симоновой-Гудзенко, Серия Государственного музея искусства народов Востока «Япония в Музее Востока», М.: ГМВ, 2007, стр.66-71. Издание осуществлено при спонсорской поддержке Mitsubishi Electric Europe

[5] На ладонях держат чашку для чайной церемонии, по правилам её необходимо повернуть, в этот момент ладонь особенно остро ощущает качество глины чашки, за гладкую поверхность с ощутимыми вкраплениями чаши ракудзан-яки в большом количестве покупали школы садо (искусство чайной церемонии) из Киото

[6] К 2020 году Япония планирует увеличить поток иностранных туристов до 20 млн. в год.

Похожие записи:

  • BEYOND EAST AND WEST
    августа, 24, 2015 | Литература Туристические ресурсы, Путешествия |
    Мне иногда кажется, что секрет популярности Японии и искреннего к ней интереса до сих пор подпитываются ушедшими уже от нас людьми. Это исследователи, этнографы, журналисты, писавшие об этой стране с искренней симпатией. Их тексты вдохновляют последующие поколения, у которых гораздо больше возможности изучить эту страну. Но Япония сильно поменялась по сравнению с тем, что могли
  • ОНИСИ (鬼師) — СОЗДАТЕЛЬ ЧЕРТЕЙ
    января, 16, 2012 | Декоративно-прикладное искусство Интервью |
    Мы в гостях у САНАДА Кейдзо, мастера-керамиста из г. Гоцу (префектура Симанэ), его специализация весьма специфическая, он все знает о черепице и о горгульях (в Японии – это маски чертей). В гости к нему нас привел интерес к удивительной культуре керамического дела в Японии. Керамика занимает в жизни японца особое место, вернее, можно сказать, что
  • В ГОСТИ К ГОНЧАРАМ МАСИКО
    ноября, 26, 2012 | Декоративно-прикладное искусство Туристические ресурсы, Путешествия |
    Осенью 2003 г., во время научной стажировки в Национальном музее японской истории в г. Сакура мне посчастливилось побывать в соседней префектуре Точиги, где находятся знаменитый культовый комплекс периода Эдо Никко и город гончаров Масико. Никко с его чудесными горными пейзажами и роскошными, сверкающими позолотой храмами в окружении вековых криптомерий является признанной хрестоматийной достопримечательностью Японии. О
  • БИДЗЭН: ДРЕВНИЕ ТРАДИЦИИ ЯПОНСКОГО ГОНЧАРСТВА
    июля, 2, 2015 | Декоративно-прикладное искусство |
    Моя давняя мечта побывать в древних центрах японского гончарства – Бидзэне и Сигараки – осуществилась в прошедшем июне. Сначала по приглашению и при содействии Управления Префектуры Симанэ познакомились с современными гончарными промыслами в городах Гоцу и Мацуэ. А затем я продолжила путешествие в префектуры Окаяма и Сига, где находятся известные на весь мир старейшие районы
  • МЯГКАЯ СИЛА ТРАДИЦИИ
    мая, 4, 2016 | Декоративно-прикладное искусство Туристические ресурсы, Путешествия |
    На Миланском салоне мы заметили, что большой популярностью пользовались наши кофейные чашки. Над их дизайном мы усиленно работали, старались найти такой вариант, чтобы в итоге не повысилась стоимость. Лаковое производство вообще дорогое удовольствие. Если мы делаем европейскую чашку с обычной ручкой, то это приводит к удорожанию изделия в полтора раза, поэтому мы придумали эти лаконичные

Отклики на “КЕРАМИКА В ОЛИМПИЙСКОМ РЕЗЕРВЕ”: 4

  1. Коноплёва Людмила

    Оля-сан, прежде всего-спасибо!
    Честно говоря, приступая читать этот материал, подумала: наверное статья будет слишком научной и сложной для моего понимания гончарного искусства. Но чем больше я читала, тем больше мне становилось интереснее. И снова ты удивляешь своим широким кругозором и глубиной раскрытия задуманной темы. Столько успеть посетить мест, связанных с керамикой, столько провести встреч — и это за одну поездку! Настоящий успех.
    Теперь и мы будем знать, что префектура Симанэ славится не только древовидными пионами.
    И как много там мастеров гончарного дела.
    Очень интересная и нужная информация.

  2. Романова Екатерина

    Замечательный рассказ! В префектуре Симанэ недавно довелось побывать, конечно, в тех самых популярных местах — Святилище Идзумо, музей-сад Адачи, и знаменитые онсэны. Но рассматривая эти фотографии наслаждалась. Какие оттенки, какая безупречная глазурь (блеск на поверхности ее выдает) — настоящая роскошь! Ольга-сан, спасибо за интересный рассказ о разных стилях и особенностях мастеров, за нюансы. И я хочу немедленно вступить в Клан Любителей Камелии! от малинового до фиолетового — моя любимая гамма!

  3. Альфред Собакин

    Gut, sehr gut. Отличная работа!

Добавить комментарий