КАРАЦУ – ГОРОД ГОНЧАРОВ

yaki1 Во время пребывания в г. Фукуока (Япония, о-в Кюсю) в июне 2012 г. в связи с участием в работе V Международного конгресса Общества археологии Восточной Азии (SEAA) мне удалось выкроить полдня на короткую поездку в соседний город Карацу (префектура Сага). Побывать там я хотела давно – история Карацу самым тесным образом связана с историей японской керамики, в частности посуды для чайной церемонии. На протяжении уже нескольких веков чайные чашки стиля Карацу считаются одними из самых престижных в Японии чашек для чая. Старая поговорка гласит: «Лучшие чашки для чая – раку, после них – хаги и карацу».

20080203_30225 А начало расцвету гончарства в Карацу было положено более 400 лет назад, во второй половине 16 в., в период Момояма. В то время происходили массовые переселения корейских гончаров на о. Кюсю и юг о. Хонсю. Часто эти миграции были насильственными и инициировались воинственными японскими феодалами, совершавшими набеги на прибрежные районы Кореи. Случались и добровольные переселения корейских ремесленников на острова Страны восходящего солнца. Карацу издавна играл ключевую роль в морских контактах между Японией и полуостровом Корея. Расстояние от удобной для захода судов бухты Карацу до берегов Кореи составляет около 200 км. На этом пути тянется цепь небольших островов, что в прошлые времена очень упрощало путешествие по морю. Поэтому не удивительно, что именно в Карацу обосновалась одна из наиболее крупных в Японии колоний корейских гончаров. О влиянии корейского гончарства на формирование традиций японской керамики и чайной посуды мне уже приходилось писать на страницах сайта Клуба любителей японской культуры. Здесь лишь подчеркну, что популярный в Корее в XV – XVI в. стиль «пунчонг» с его изящной простотой и легкой небрежностью как нельзя лучше соответствовал эстетическим идеалам естественности и гармонии с природой, которые в период Момояма стали доминировать в японском обществе.

Дорога из центра Фукуоки до Карацу, расположенному южнее, занимает чуть больше часа на поезде JR. Большая часть пути проходит по живописному морскому побережью. Здесь находятся зоны отдыха, пляжи, отели. Но в начале июня купальный сезон еще не начался, и на песчаных отмелях было пустынно. Подъезжая к Карацу, уже издалека можно видеть его «визитную карточку» — средневековый замок, стоящий над морем на высоком утесе. Железнодорожный вокзал в Карацу маленький и уютный, но при этом насыщен разной информацией, необходимой туристу. Карты города, рекламные проспекты, брошюры, открытки – всего в изобилии. И, конечно, в центре внимания главная «фишка» — знаменитая керамика Карацу. Цветные плакаты с ее изображениями невозможно не заметить. Рядом со станцией находится большое двухэтажное здание торгово-выставочного комплекса керамики Карацу. Сюда я решила зайти на обратном пути, перед отъездом в Фукуоку. А для начала внимательно изучила купленную в киоске карту — Карацу небольшой и компактный городок, но интересного в нем много.

Начинать знакомство с Карацу лучше всего с замка. Во-первых, здесь в специальной экспозиции можно увидеть настоящую старинную керамику стиля Карацу. Во-вторых, замок сам по себе является интересным историко-культурным объектом. Дорога к нему идет по набережной неширокой реки, впадающей в бухту. Расстояние от станции до замка меньше 2 км — прекрасная прогулка в ясный солнечный день. По пути находится одна из городских достопримечательностей — бывшее здание банка Карацу, построенное в 1912 г. в европейском стиле. Это была дань моде того времени — западная архитектура получила большую популярность в Японии в эпоху Мэйдзи, являясь своего рода символом приобщения страны к достижениям мировой цивилизации. Здание сооружено из кирпича, имеет нарядно декорированный фронтон, арочные оконные проемы и купола в стиле барокко на крыше.

Замок Карацу построил в 1608 г. Терасава Симаноками Хиротака, бывший вассал Тоётоми Хидэёси. Впоследствии замок принадлежал самурайским кланам Окубо, Мацудайра, Дои, Огасавара. С наступлением эпохи Мэйдзи замок Карацу, как и многие другие японские замки, сильно пострадал от разрушений. В 1966 г. замок был восстановлен в его настоящем виде и получил статус историко- культурного памятника. Замок, стоящий на вершине утеса в устье реки, окружен живописным парком, в котором есть несколько очень старых деревьев. С площадки около замка открывается великолепный обзор окрестностей: на западе и на юге – сине-зеленые воды бухты Карацу с рассыпанными по ней островками, желтый песок побережья, а на востоке и на севере – панорама самого города и устья реки.

На этажах замка развернуты экспозиции по его истории, самурайскому вооружению и по старинной керамике Карацу. В витринах – подлинные изделия первых поколений здешних гончаров. Это чайные чашки, стаканчики, чаши, миски, горшочки, тарелки, вазы, изготовленные на гончарном круге из пластичной желтоватой глины. Отличительная их особенность, которая сразу притягивает взгляд – благородная цветовая гамма: серые и зеленовато-серые, оливковые, палевые глазури в сочетании с темно-коричневым цветом рисунка.

Для рисунков использовался железистый подглазурный пигмент, который наносился на подсохшие стенки кисточкой, техникой легкого, чуть небрежного штриха. Затем изделие покрывалось полупрозрачной глазурью и обжигалось. Сюжеты декора незатейливы и изящны – веточки сосны, стебли травы, бамбук и тростник на ветру, листья, плывущие рыбки, креветки, летящие птицы, простые геометрические фигуры, и т.п. Керамика с рисунками представляет ведущую линию стиля гончарства Карацу – «Ко-Карацу». Сравнивая эту посуду с гончарными изделиями корейских мастеров XV — XVI в., каждый увидит несомненное сходство в формах изделий, цветовых решениях, мотивах декора. Но при этом стиль Карацу демонстрирует мастерство, доведенное до совершенства, тонкий художественный вкус, продуманность в каждой детали. Гончары черпали вдохновение у окружающей природы, и, наверное, оттого их изделия и сегодня выглядят свежо и современно.

В экспозиции представлены не только сами керамические изделия, но и очень любопытные копии старинных японских цветных гравюр, показывающих весь процесс изготовления посуды – от сбора глины до обжига. На одной из картинок изображена ноборигама – склоновая ступенчатая обжигательная печь. Такие печи повсеместно использовались в средневековом японском гончарстве, начиная с XVI в., а появились они здесь под влиянием гончарных технологий Китая и Кореи. В окрестностях Карацу сохранились остатки большого числа старых печей, среди которых – в местечке Китахата — и самая ранняя в Японии ноборигама. Конструкция традиционной печи представляет собой ступенчатый тоннель, состоящий из отдельных обжигательных камер прямоугольной формы. В нижней части тоннеля находится топка, в верхней – дымовая труба. Печь рассчитана на обжиг больших партий посуды. Загрузка изделий, прошедших сушку, производится через топочный вход и специальные боковые проемы, которые во время обжига плотно закрываются. Устройство ноборигамы позволяет развивать высокие температуры (до 1200°С) и поддерживать их в течение длительного времени. Весь процесс обжига от загрузки до выгрузки готовой продукции после остывания может занимать до нескольких дней.

Каждый более или менее крупный гончарный клан имел свои печи, название которым давалось по месту расположения, фамилии владельца, либо фамилии ведущих мастеров. До середины XIX в. владельцами печей часто являлись феодалы, на земле которых жили и работали гончары. Названия закреплялись за печами на долгое время, и становились своего рода «лейблом» произведенной продукции. Старейшая в Карацу ноборигама получила имя Кисидаке по названию холма, на склоне которого она расположена.

rg2-25-m Своего расцвета гончарное производство в Карацу достигло в период Эдо, в XVII – XVIII в. Особенно ценилась и была востребована по всей Японии чайная посуда местных мастеров. Появились вариации стиля Карацу, различающиеся в технологических и художественных нюансах. Наряду с изделиями, украшенными рисунками, производилась и гладкостенная посуда, покрытая глазурью разных оттенков. Сегодня традиции прошлого бережно сохраняются: в городе и его окрестностях работает множество гончарных мастерских, каждая из которых имеет свой творческий почерк. Как и раньше, керамика обжигается в печах типа ноборигама — в Карацу их насчитывается несколько десятков. Одна из наиболее известных — ноборигама Кёзан, керамика которой славится с давних времен. Продукция гончаров в огромном разнообразии выставляется и продается в художественных галереях и салонах, сувенирных магазинах, торговых центрах, выставочных залах, которых в Карацу великое множество. Цены зависят, в первую очередь, от известности мастера и его работ в Японии и за рубежом. В Карацу есть профессионалы высочайшего уровня, являющиеся национальным достоянием страны. Так, семья Наказато представляет старейшую гончарную династию Карацу, начало которой относится к 1663 г. Профессиональное имя гончаров Наказато – Тароуэмон. Сегодня главой династии является Тароуэмон XIV (Наказато Тадахиро), чье творчество в Японии широко известно. У семьи Наказато есть свой музей и выставочный зал.

Если вернуться к культурно-историческим достопримечательностям Карацу, то надо обязательно сказать об усадьбе семьи Такатори. Она расположена в восьмистах метрах к югу от замка, на морском побережье. Корэёси Такатори был угольным магнатом, одним из богатейших людей Японии конца XIX – начала XX в. Прекрасный знаток японской культуры, Такатори решил построить семейную резиденцию в лучших традициях национальной архитектуры, искусства интерьеров и ландшафтного дизайна. Это ему блестяще удалось – самые известные строители и художники того времени создали подлинный шедевр, который сохранился в своем оригинальном облике до наших дней. Наиболее интересные объекты усадьбы – жилой дом и примыкающий к нему сад. У ворот усадьбы меня встретила гид, любезная улыбчивая немолодая японка, прекрасно говорящая на английском, и предложила экскурсию по жилому дому. Двухэтажный дом, выглядящий довольно компактным снаружи, внутри оказался неожиданно просторным и вместительным. Рациональная планировка, «живое» и теплое дерево стен, полов и потолков, удивительной красоты настенные росписи, минимализм интерьеров и вместе с тем их эстетическое совершенство рождают совершенно необычную ауру и чувство душевного комфорта.

В конце экскурсии мне предложили (за отдельную плату) чайную мини-церемонию. Проводила ее на редкость красивая, высокая и стройная молодая женщина в светлом кимоно и с прической из длинных волос – в моем представлении так должны выглядеть японские аристократки из романов о самурайских временах. Она молча готовила и подавала мне чай и традиционные сладости, а гид комментировала ее действия и объясняла тонкости японского чаепития. И, конечно, в этой церемонии использовалась керамическая посуда Ко-Карацу. Чаем меня угощали в помещении с окнами, выходящими в сад, любоваться которым можно было бесконечно. Сад разбит таким образом, что фоном для него служат желтые песчаные дюны с растущими на них соснами и синеющее за ними море — классический образец сочетания естественного природного ландшафта с ландшафтом, созданным человеком. Этот сад в чем-то похож на знаменитый Сенган-эн в Кагосиме, фоном для которого также служит морское побережье.

Карацу-23

К большому моему сожалению, фотографировать интерьеры дома и сад запрещено, и у меня остались лишь снимки наружных видов усадьбы.

Во время прогулки по Карацу я встретила еще немало любопытного. Например, старинную деревянную башню с часами, устроенными по принципу нашей «кукушки» — только вместо поющей птички из раскрывающихся дверей каждый час появляется большой барабан и ростовая фигура барабанщика в национальном костюме и с палочками в руках. Руки приходят в движение, и звук ударов по барабану разносится далеко по тихим улицам города. 

Перед отъездом из Карацу я зашла в торгово-выставочный комплекс рядом со станцией, купить что-нибудь из традиционной керамики. Цены там оказались вполне демократичными, а выбор настолько большим, что трудно было остановиться на чем-то одном. Каждая вещь была хороша по-своему. Наконец, мне приглянулся стаканчик с рисунком стебля бамбука на фоне серой глазури. Очень похожий стакан с чуть вогнутыми стенками и характерным угловатым «ребром» над донышком я видела в экспозиции старинной керамики в замке — эта форма специфична для стиля Карацу.

Покидая Карацу, я подумала, что это город, в который хочется приехать еще. Его очарование – в сочетании чудесной природы, любовно сохраненной старины и вечной красоты, рожденной талантом японских гончаров.

Ирина Жущиховская, доктор исторических наук (Институт истории, археологии и этнографии народов Дальнего Востока, ДВО РАН)

Отклики на “КАРАЦУ – ГОРОД ГОНЧАРОВ”: 4

  1. Такамацу Наталья

    Дорогая Ирина Сергеевна!
    Огромное спасибо за замечательную прогулку по городу мастеров керамики Карацу.

  2. Такамацу Наталья said:
    Дорогая Ирина Сергеевна!
    Огромное спасибо за замечательную прогулку по городу мастеров керамики Карацу.
    at 05:10 on Октябрь, 16, 2012
    [Comment imported from blog]

  3. Такамацу Наталья said:
    Дорогая Ирина Сергеевна!
    Огромное спасибо за замечательную прогулку по городу мастеров керамики Карацу.
    at 05:10 on Октябрь, 16, 2012
    [Comment imported from blog]

  4. Наташа

    Здравствуйте !
    Большое спасибо, за предоставленную информацию . Была бы благодарна ,если Вы отпрвите на мою почту вашу новую статью !

Добавить комментарий