КАЙДЗЭНА НЕДОСТАТОЧНО

_MG_0687

  • Традиционные ремесла

Мы познакомились на выставке традиционных искусств в японской префектуре Фукуи. Такие выставки Министерство промышленности проводит ежегодно в разных префектурах. В большой группе байеров она сильно выделялась. Во-первых, потому что женщин среди них было очень мало, а во-вторых, стилем в одежде и поведении. Несмотря на дождливые дни, она была элегантно одета в стиле Жаклин Кеннеди. И даже суровые японские мужчины, скупые на проявление заботы по отношению к дамам, дрогнули – подавали ей руку, когда она выходила из нашего автобуса, пропускали вперед, прислушивались к тому, что она говорит.

Надо сказать, что компания байеров особенно из токийских компаний была очень живописна. Стиль одежды выдавал в них свободных художников и людей с блестящим вкусом. Работа с байерами – обязательный пункт программы таких выставок. Организаторы такого большого мероприятия – будь то представители Министерства или сами префектуры – заинтересованы в том, чтобы их продукцию покупали далеко за пределами своей территории. Таким образом, байеров знакомят с мастерами всех традиционных ремесел и искусств, которыми славится префектура. В случае с Фукуи – это лакированные изделия, потрясающие работы краснодеревщиков, декоративная традиционная бумага, керамика. Мы писали об этой выставке, прошедшей в 2016 г.

Представьте, моя новая знакомая не только не потерялась в этой удивительно разнообразной компании, но и была одним из центров притяжения внимания. После окончания выставки местные власти организовали прощальный ужин для байеров, во время которого Вашего покорного слугу переодели в костюм эпохи Хэйан[1] – 12-слойное кимоно и парик с ниспадающими до пола волосами. В таком виде я хотя бы на несколько минут могла посоперничать с оригиналами из числа байеров. Благодаря этой милой шутке они обратили на меня внимание, и после окончания банкета, на котором, к слову, местные производители сакэ заслуженно играли первую скрипку, г-жа Юаса подошла ко мне познакомиться. Мы договорились при случае встретиться в Токио.

Случай настал в январе 2018 года, увидеться на ежегодной выставке в Токио в 2017 г. у нас, к сожалению, не получилось, хотя я уже тогда запланировала взять у нее интервью, чтобы познакомить с нашими читателями, среди которых, надеюсь, есть и дизайнеры. К слову, выставка в Токио не смогла затмить впечатления, полученные в Фукуи от выставленных экспонатов. Не хватило, на мой взгляд непосредственности и искренней душевности провинции, которую привносят мастера, участвующие в самой выставке. В Токио было мало мастеров, но было много интеллектуалов, профессиональных дизайнеров, безжалостно убравших «все лишнее» для композиционной прозрачности и, видимо, следуя духу «ики», чем славится культура Эдо[2]. Об «ики» мы поговорим в другой раз, это так же сложно передаваемо словами, как и понятия «моно-но аварэ», «югэн» или «ваби» и «саби». Если попытаться одним словом все же определить ускользающее значение, то «ики» — это благородная простота и точность тщательно сделанной работы, это благородное отношение к жизни и умение иметь свой и оценить чужой стиль.

Первое, что я спросила, оказавшись в гостях у г-жи ЮАСА, исполнительного директора компании «Тринити», каким образом она оказалась на выставке традиционных искусств, хотя сама представляет современный дизайн.

Юаса Хоюми: Наша компания вместе с итальянскими дизайнерами успешно продвигает проекты, связанные с традиционными искусством префектуры Фукуи. «Тринити» является официальным партнером Академии Домус в Милане. К тому же префектура Фукуи занимает особое место и отличается от других регионов интересными вещами, благодаря Фукуи мы не пропускаем теперь выставок традиционного искусства и ремесел. Думаю, что уникальность Японии кроется в ее культуре. Несколько лет назад японское правительство поставило себе цель быть высокотехнологичным государством, но прошло время, ситуация в мире изменилась, и стало ясно, что только на одних технологиях далеко не уйти. Сейчас невозможно представить себе международный бизнес, во-первых, без своих уникальных продуктов и сервисов, а, во-вторых, без уважения к иностранным партнерам. В этой глобальной тенденции традиционные искусства играют важную роль идентификатора уникальности той или иной страны, в Японии они хранят дух истории и многовековой культуры, кроме этого, на основе традиционных ремесел рождаются новые технологии. К тому же традиционные искусства можно рассматривать как материальное доказательство активной творческой жизни Японии.

_MG_0753

  • Подбор персонала

Великолепный уютный уголок в престижном центре Токио она выбрала для своего офиса, потому что «здесь тихо, и можно спокойно работать». Команда переехала туда сравнительно недавно, заработав свое имя и репутацию после 21 года работы – ровесники Японского центра во Владивостоке. Офис находится совсем недалеко от резиденции крон-принца и от таких необычных, на мой взгляд, учреждений, аналог которых не помещал бы и нам – Здание префектур Японии. Здесь на нескольких этажах располагаются офисы всех 47 префектур, куда вы можете зайти, чтобы уточнить, какие новые или традиционно популярные туристические достопримечательности стоит посетить, чем славится та или иная префектура[3]. Чуть поодаль стоит здание Ассоциации муниципальных образований Японии. Вместе решать свои проблемы и транслировать успешный опыт городам гораздо легче и эффективнее.

Юаса-сан встретила меня в простом, но неизменно элегантном виде с элементами «бунтарства» — на ней были ювелирные украшения, выполненные в непарном и ассиметричном стиле, добавлявшие будничному костюму необычный вид. Она познакомила меня со всеми своими сотрудниками. Даже беглого взгляда было достаточно, чтобы понять, все они честолюбивые дизайнеры, люди с открытым восприятием мира, готовые ко всему новому. Где ей удалось найти более десятка таких молодых, талантливых и дерзких? И самое главное, как ей удается достигать рабочей атмосферы в таком звездном коллективе?

Разговор наш неожиданно для меня превратился из интервью в дискуссию по поводу дизайн-мышления. Вернуться в русло интервью, задуманное мною, не получилось, но родился новый продукт. Более того, отдаю должное управленческим способностям Юаса-сан – незаметно и решительно она повела разговор так, как было интересно не только ей, но и так, чтобы в итоге родилась тема для дальнейшего возможного сотрудничества.

Компания компактная, здесь каждый выполняет свою уникальную роль. Явно прослеживается структура, в которой исследование занимает важную роль, такую же, как оригинальные дизайнерские разработки в сотрудничестве с различными учреждениями – от автопрома до муниципалитетов и университетов. Компания «Тринити» давно работает с отделом Possible Quality (!) «Ниссан» над такими задачами, например, насколько звук закрывающейся двери приятен потребителю…

На мой вопрос, как они пришли к дизайн-мышлению, Юаса-сан рассказала о том, что японским современным дизайнерам пришлось несколько лет доказывать свою необходимость социуму и только последние лет семь их значение для развития общества стали принимать всерьез. «Инновационный подход — Design Thinking — пришел из Америки несколько лет назад. Дизайн-мышление поменяло отношение к способностям дизайнеров, и стало возможным подключится к коллаборации с различными партнерами благодаря тем преимуществам, что даёт дизайн-мышление».

DSC_0449

  • Кайдзэна уже недостаточно

Вопрос: В России знают о кайдзэне, не является ли дизайн-мышление частью этого подхода?

Юаса Хоюми: Да, кайдзэн широко используется, но его недостаток в том, что если японцы что-то решили однажды, то им трудно отказаться от принятого решения, — такая особенность национального характера. Но дизайнеры легко идут на то, чтобы поменять что угодно в принятом решении, если видят лучший вариант. Очень важно, есть или нет такая гибкость. Важность в том, что все участвуют в обсуждении, и мнение всех учитывается, все вместе приходят к тому, менять или нет. Это, так сказать, кайдзэн, идущий от души. Раньше к дизайну относились как к чему-то параллельно идущему и автономному. Без чего хотели бы обойтись. Сейчас метод дизайн-мышления говорит о том, что дизайнеры должны быть включены в работу узких специалистов. Нужна коллаборация. Как разрабатывается новый продукт? В этом процессе участвуют несколько департаментов, коммуникация между которыми занимает время, но сейчас надо быстро выводить новое на рынок, и ошибиться нельзя — нет времени на исправление ошибки. Когда все отделы собираются вместе и обсуждают идею нового продукта, над ними висит этот груз ответственности.

Вопрос: Но для того, чтобы узкие специалисты и дизайнеры нашли общий язык тоже необходимо время, и возможно ли это вообще?

Юаса Хоюми: Дизайн-мышление использует скэтчи и зарисовки на любом любительском уровне, чтобы визуализировать идею каждого и рассмотреть ее, не критикуя художественную ценность образа. Форма должна быть зафиксирована и видима всем участникам процесса. В это время пока можно добавлять и исправлять, если пришла новая мысль. Сначала необходимо придумать некую форму, а затем заниматься рефлексией над её функционалом. Процесс от задумки до реализации занимает много времени, но данный метод помогает ускорить процесс создания, что дает преимущество в выходе на рынок.

Вопрос: Как научиться дизайн-мышлению или достаточно просто пригласить дизайнера-модератора?

Юаса Хоюми: Мы проводим тренинги и мастер классы в разных местах, для разной подготовленности аудитории от 1 часа до 1 года. Мы начинаем с самого начала объяснять, что такое дизайн, и зачем он нужен. На наших мастер-классах встречаются сотрудники компаний и дизайнеры, и, используя дизайнерский подход, а не только подход узких специалистов, могут решить любые производственные задачи вместе. Мы проводили наш тренинг, например, для NEC. Мы видим, что даже большие корпорации сталкиваются с проблемой, когда лучшие исследователи занимаются исключительно своей работой, и ничего вокруг не видят. Порой деньги уходят на оплату исследований ради исследований — ученые грешат тем, что не думают о конечном потребителе. Топ-менеджмент рано или поздно станет спрашивать о результатах капитализации исследовательской работы, чего раньше не было — экономика позволяла. Со временем возможности выделять средств так же много на исследования, как раньше, сократились. Теперь невозможно заниматься исследованиями, не учитывая требований рынка. Но новые требования топов не понятны исследователям, привыкшим работать по старинке, поэтому нередко зовут нас научить думать о потребителе и не только о потребителе, но и о субподрядчиках, и партнерах. Самое главное, что после тренинга люди действительно меняют угол зрения.

Вопрос: Насколько полезно дизайн-мышление для обычных сотрудников?

Юаса Хоюми: Наш тренинг используется для развития способностей персонала. Метод, позволяющий не находить готовые ответы, но который задает импульс для работы мозга, вы придете к правильному решению, вынашивая проблему в голове некоторое время после полученного стимула. В Японии от дизайн-мышления ожидают моментального результата в надежде получить ответ на любую проблему здесь и сейчас. Но это было бы неправильно ожидать, что этот метод всех сделает счастливым. В Японии тренды сменяются очень быстро, и, если что-то не дает быстрых результатов, от этого тут же отказываются. Судя по тому, что это один из популярных методов не только в Японии, но и в мире, данный метод хорош. Разработка сценариев будущего, развитие творческого потенциала в Японии сейчас это только набирает силу. В Японии поменялось положение в промышленности — сейчас нет времени на спокойную работу только в рамках одной специализации: конкурентная среда требует лучшей реакции, подступает эра искусственного интеллекта. Меняется и структура сервиса – в нем увеличивается участие интернета, в т.ч. интернета вещей. Производителям сейчас важно понимать, как можно точнее, чего хочет потребитель, чтобы это было реализовано на рынке.

Вопрос: Не достаточно ли просто анализа анкетирования потребителей?

Юаса Хоюми: Когда вы изучаете результаты анкетирования клиентов, смотрите не на то, что они написали, а подумайте, ПОЧЕМУ они это написали. Важно найти в ходе таких дискуссий по методу дизайн-мышления скрытое качество товара, которое надо вытащить наружу и сделать основным конкурентным преимуществом. Например, вот крышка от бутылки давайте поговорим о ней, удобна ли она потребителю, из какого пластика сделана и т.п. Ищите что-то в ней, чем она может выделиться из ряда других крышек. Что важно для наших клиентов, выяснить это и есть задача дизайн-мышления.

Вопрос: Что тогда делать маркетологам?

Юаса Хоюми: Присоединяться. Отличие от маркетинга этого метода в том, что вы, используя дизайн-мышление, можете заглянуть в будущее. Маркетинг отслеживает настоящую ситуацию. Инновации рождаются тогда, когда вы понимаете инсайт мнений ваших клиентов.

Вопрос: Можете ли назвать профессиональные отличительные черты японских дизайнеров?

Юаса Хоюми: Есть такое слово в японском языке «анмокучи» – умение читать между строк, понимать ситуацию без слов. Как это проявляется в дизайне, это умение сделать такой объект, который создает атмосферу и настроение, чтобы вы могли не только воспользоваться той или иной вещью, но и получить от нее эмоцию, например, едва заметный цветок сакуры на дне чашки — когда вы выпиваете содержимое и внезапно замечаете его, у вас меняется настроение в сторону восхищения, неужели и сюда добрался дизайнер, подумал о том, чтобы вас удивить даже тогда, когда вы всё выпьете, то есть закончите пользоваться вещью. Иными словами, японцы сильны во внимании к деталям, очень здорово умеют вмещать в продукт комфорт и внимание к потребителю, находят консенсус в формах, когда, казалось бы, это совсем невозможно.

Вопрос: В чем не сильны японские дизайнеры?

Юаса Хоюми: Недостаток японских дизайнеров, который, думаю, скоро мы преодолеем, не без помощи дизайн-мышления — мы не можем создавать вещи с нуля, создавать тех вещей, которых еще не было в природе. В японцах мало инновационной энергии, потому что основное устремление японцев сводится к тому, чтобы ВСЕМ было хорошо. Дизайн реагирует на запрос общества и учитывает отношения между людьми. Достижением Японии с давних времен можно назвать тот факт, что средний уровень грамотности был высокий, есть, безусловно, и гении, и посредственности, но японское общество стремиться к всеобщей гармонии, не выделяя и не отказываясь ни от кого.

Расстались мы с Юаса-сан в надежде на новую встречу, возможно, в России, на семинаре по дизайн-мышлению от компании «Тринити». Но пока не определены четкие перспективы этой встречи, мы решили использовать инструмент дизайн-мышления для решения проблем в туристической сфере на круглом столе под порядковым номером 3 из цикла круглых столов, проводимых Японским центром, посвященных кайдзэн и другим инструментам оптимизации бизнес-процессов. Одного из прогрессивно настроенных специалистов и стажера нашего центра по теме «Развитие городской инфраструктуры» КОРЖОВА Евгения Геннадьевича, к.т.н., завкафедрой графического дизайна ДВФУ, мы пригласили в качестве эксперта на этот круглый стол.

— Сможет ли нам помочь дизайн-мышление в решении городской проблемы при участии всех stakeholder (заинтересованных сторон)?

Коржов Е.Г.: Дизайн мышление – это, в первую очередь, инструмент решения проблем, а не обеспечения известных процессов. Дизайн мышление — проектно-ориентированный инструмент. Проект (=Проблема) — это то, чего ранее никто не делал и не решал. Но нет неразрешимых проблем, поэтому любая среда становится площадкой действия для ДМ и является ключом к решению. Последовательно используя основные принципы от сопереживания и глубокого погружения в суть проекта, до циклического тестирования, узнаются новые важные аспекты для пользователя, самого оператора или проектной команды. Таким образом участники и исполнители в ДМ узнают много нового и тем самым находятся в постоянном образовательном действии*. Очень важно понимать, что есть определенный Жизненный цикл у ДМ, в котором итерационность и рекурсия являются важнейшими свойствами решения и улучшения, аналогично некоторым принципам в Кайдзен или ТРИЗ. Процессы и операции можно оптимизировать по разным признакам, проект (проблема) после решения переходит в процесс и может быть оптимизирован.

Дизайн-мыслители всех отраслей, объединяйтесь!


[1] Эпоха Хэйан — период в истории Японии с 794 по 1185 год. Слово «Хэйан» в переводе означает мир, спокойствие. В конце X века Императорский дворец перестал быть местом политических действий, он стал центром процветания культуры. Его покои были украшены произведениями искусств лучших мастеров. Часто устраивались празднества, на которые приглашались самые лучшие поэты того времени, проводились музыкальные и поэтические турниры, различные игры.

[2] Эдо – старое название Токио, современной столицы Японии, до 1868 года. Так называют старинную центральную часть города вблизи замка Эдо. В течение всего периода Эдо (16031867) город играл роль политико-административного центра Японии, хотя и не являлся столицей страны, роль которой в то время исполнял Киото. Город был резиденцией сёгуната Токугава, управлявшего Японией с 1603 по 1868 год. К XVII веку Эдо из маленького поселения превратился в один из самых крупных и густонаселённых городов мира, в XVIII веке его население превысило отметку в один миллион человек. См. книгу А.Ф. Прасола «От Эдо до Токио и обратно» http://www.jp-club.ru/ot-vladivostoka-do-yaponii-i-obratno/

[3] Мэйбуцу – вещи, предметы, события, которыми славится тот или иной регион. Зачастую на основе мэйбуцу строится вся маркетинговая стратегия продвижения той или иной префектуры по привлечению туристов. Внутренний туризм развит невероятно хорошо. Зачастую маркетинг делает свое дело лучше школьной зубрежки по географии, и японцы скорее скажут вам, что за мэйбуцу в разных регионах, чем, где именно они находятся.

Похожие записи:

  • ЭВОЛЮЦИЯ КОМПАНИИ – В РУКАХ КЛИЕНТОВ
    апреля, 1, 2015 | Ассоциация стажеров Интервью |

    Уважаемые читатели, предлагаем вашему вниманию интервью с Алексеем Борисовичем ЖЕРЕМЯНОМ, генеральным директором ООО «Перспектива», стажером программы «Управление предприятием», проходившей в декабре 1999. Компания «Перспектива» занимается дизайном и производством нестандартной мебели и торгового оборудования. Алексей Борисович застал еще стажировки продолжительностью в три недели, поэтому в тексте вы найдете упоминание о том, как они вечера тратили

  • GOOD DESIGN Тосиюки КИТА
    января, 28, 2010 | Интервью |
    Мы очень рады возможности познакомить наших читателей с одним из луших дизайнеров мира – КИТА Тосиюки 喜多俊之! Не скроем, нам бы очень хотелось, чтобы наши «стройки века» к Саммиту АТЭС 2012 не обошлись бы без участия признанных мировых мэтров архитектуры и дизайна. Чтобы наши талантливые студенты, архитекторы и дизайнеры имели возможность постоянно общаться, учиться
  • ОДЕЖДА ДЛЯ МИЛЛИОНОВ
    августа, 26, 2013 | Интервью Мода, дизайн Экономика |
    Секреты дизайна от Такидзава Наоки, главного дизайнера компании UNIQLO (газета «Нихон кэйдзай», электронное издание от 1.08.2013)
    Как сохранить индивидуальность, если вы носите одежду, которая производится в массовых количествах? Компания UNIQLO выдвинула проект «Life wear» – «Одежда для жизни», в котором планирует совместить технологии термо-белья, флис и т.д., а также предлагает новые идеи сочетаемости разных предметов
  • НЕОЖИДАННЫЙ ДЕБЮТ
    марта, 26, 2014 | Интервью |
    Азиатский дебют выставки МAISON & OBJET в Сингапуре
    Выставка интериодизайна MAISON & OBJET проводится с 1995 года, отличительной ее чертой является профессиональная связь с экспертами, мастерами, дизайнерами и бизнес-кругами. По итогам выставки и постоянной работы экспертов составляются тенденции на последующие сезоны, что придает ей статус значимого события для дизайнеров. Два раза в год — в
  • БЛИЗКИЕ ПО ДУХУ
    декабря, 29, 2010 | Интервью Экономика |
    5-14 декабря 2010 г., при организационной и финансовой поддержке JETRO, делегация бизнесменов и производителей текстильной продукции из Москвы и Владивостока посетила Японию. Из Владивостока в эту группу вошли: БЕЛЬТЮКОВ Антон Валерьевич, директор проектно-производственной компании «КБ» и модельер МАЗУР Василина представляющая одноимённую марку одежды MAZUR — партнер «КБ» по совместным проектам. Так как специализацией «КБ»

Добавить комментарий