ИДЕАЛ КАЛОКАГАТИИ

В течение трех месяцев в Приморской государственной картинной галерее гостил Арес – «неистовый сын Зевса» — из коллекции античной скульптуры Государственного Эрмитажа. Несмотря на большой интерес и к античности, и к Эрмитажу, я не спешила на выставку, да простят меня коллеги из Галереи. Виной всему давний опыт посещения залов античной скульптуры столичных музеев без «нити Ариадны». Несмотря на всё мастерство скульпторов и величие изваянных персон, мне очень не хватало глаз на этих лицах. Оказывается, было время, когда глаза инкрустировали или рисовали на скульптурах. Значит, не хватало не только мне. По прошествии многих лет я, конечно, понимаю, что качественный выход в музей возможен только вместе с воображением. Но вдруг его не хватит и в этот раз?

Образцы инкрустации глаз деревянных скульптур горным хрусталем мне довелось увидеть в г. Нара – древней столице Японии – много позже знакомства с античной скульптурой. Период Нара считается временем расцвета этого искусства, несмотря на свою быстротечность – всего 80 лет. К 1300-летию города в 2010 г. был построен павильон для шедевров скульптуры, где первая витрина посвящена глазам – из чего и как они сделаны. Местные жители шепотом советовали не встречаться взглядом с демонами – увлекут. Глазастые демоны и бодхисаттвы действительно производили сильнейшее впечатление. И увлекли. Думаю, мне хотелось того же эффекта и от античных бледных мраморных лиц.

Однако, когда была объявлена программа Третьих Дней Эрмитажа во Владивостоке с экскурсией и лекцией профессора Российской Академии Художеств, хранителя коллекции античной скульптуры Государственного Эрмитажа Л.И. Давыдовой, я не смогла ее пропустить, зная высочайший уровень специалистов Эрмитажа. Людмила Ивановна красивым русским языком рассказала о голове Ареса (он же Ахилл Шувалова, он же Арес Боргезе, а для меня он теперь Арес Давыдовой) так, словно знала этого юношу с детства. Как будто он вырос на ее глазах. Он – бог вероломной войны, что поделать, мальчик родился с характером. С каждым словом Людмилы Ивановны Арес оживал и возвращал себе утерянную целостность идеальных пропорций. Инкрустация глаз была бы излишней.

43266166_180520909502888_1418158446921908224_n

От Людмилы Ивановны мы услышали термин «идеал калокагатии», что значит, красивое и добродетельное (эстетика и этика) вместе в гармонии. Таким эпитетом награждали благородных мужей идеальных пропорций. Почему бы не применить его, например, к самому Государственному Эрмитажу, если это возможно.

«Эрмитаж – один из ведущих художественных музеев мира, который гармонично сочетает уважение к прошлому и динамичное развитие в современном культурном городском, национальном и мировом ландшафте. В богатстве эрмитажных традиций отражается его опыт, — объясняет Руснак С.С., заместитель директора Приморской государственной картинной галереи по развитию. — Эрмитаж для нас — это не только 3,5 – миллионная коллекция из которой мы выбираем один экспонат для демонстрации на выставке одного шедевра из собрания Эрмитажа, но это и ведущая школа научной реставрации (17 лабораторий научной реставрации) и каждый год одна из лабораторий проводит у нас мастер-класс по реставрации; это уникальная научная библиотека, ежегодно пополняющаяся изданиями Эрмитажа – и мы представляем новые поступления, переданные нам в дар из Эрмитажа.

Эрмитаж — это школа отечественного искусствоведения, музей с богатым опытом работы с волонтерами, школьниками и студентами, отразившийся в создании Молодежного образовательного центра, Международного Клуба друзей; Эрмитаж интересно работает с современным искусством и проектами дополняющими музейные экспозиции возможностями технологий VR (виртуальной реальности).

Формируя программу Дней Эрмитажа, мы представляем разные грани Эрмитажа, и вступаем в профессиональное и личное общение – открываем Эрмитаж для себя, а для специалистов, которые к нам приезжают стремимся открыть Владивосток, Приморье.

Эрмитаж – это люди, глубокие профессионалы своего дело, готовые щедро делиться опытом, знаниями и открывать для себя Владивосток. А в общении, которым наполнены эти семь дней рождаются новые замыслы к будущим проектам.»

Благотворительный Фонд Владимира Потанина, один из партнеров проекта Дней Эрмитажа, давно пестует программу «Меняющийся музей в меняющемся мире». В последние годы эта формулировка все больше актуализируется. В Фонде, кстати, создали новый конкурс «Музей 4.0.» – это «новая инициатива Фонда, нацеленная на повышение открытости российских музеев к внедрению инновационных практик, в том числе из других сфер.» Но что можно поменять в музее, и что значит, «повысить открытость»? Музейное дело, как принято считать, это о том, как сохранить и донести до последующих поколений без изъянов свои коллекции. Что может быть новым в музейном деле? Судя по интервью с искусствоведами из Государственного Эрмитажа А.С. Шевелевой и Е.Д. Бычковой, это новые формы общения со зрителем. До недавнего времени доминировала позиция просветительско-менторская со стороны музеев, которая хороша до определенного возраста зрителя. Но когда зритель вырос и приобрел опыт, с ним есть о чем поговорить на равных.

В этот раз коллеги делились опытом Молодежного образовательного центра, как проводить встречи с посетителями в формате медиации. Благодарю за комментарий лауреата премии «Искусный глагол» В. Павлову, бизнес-консультанта и коуча, журналиста, по поводу связи между медиативной техникой и коучингом, так широко используемым сейчас для персонального и профессионального роста:

 «Медиация всегда имеет человека, ведущего процесс — медиатора, и стороны, участвующий в процессе.  Коучинг может быть и групповой, но, чаще, это индивидуальная работа коуча с клиентом. Коучинг всегда направлен на достижение определенного результата, изменений.  Классическая медиация — на достижения договоренностей. Начиналась медиация как один из видов согласительных процедур, когда необходимо было содействие во внесудебном урегулировании споров. Независимый посредник в переговорах — медиатор, не был заинтересованной стороной конфликта, может не обладать экспертными знаниями в регулируемой области, но владеет технологиями ведения дискуссии и принятия решений. Позже эту технологию стали применять и к организации дискуссий, не связанных с конфликтами и без обязательной цели достичь договоренности по какому-то вопросу, при организации дискуссий.  Когда важно сделать интересным и активным сам процесс дискуссии, а результат вторичен. Когда процесс — общий, а результаты у каждого участника могут быть свои. Общее у коучинга и медиации в том, что коуч и медиатор не влияют на дискуссию, а только помогают людям самостоятельно принять решение и выйти на результат.»

Так вот как это теперь называется в пространстве публичных дискуссий, число которых растет в нашем городе. Не остался в стороне и наш центр, мы, правда, не зная, что это называется медиацией, начали работу книжного клуба именно в таком формате. Где самым ценным является то, что выдает слушатель или зритель, а не медиатор, и не обязательно прямо на месте во время дискуссии, но и та мысль, которая «догоняет» уже после. Эффект медиации не измеряется одной дискуссией, поскольку каждая последующая встреча становится все более интересной для всех сторон. Такова цель существования и нашего книжного клуба при Японском центре – хотелось бы, чтобы каждая встреча вскрывала максимально возможное количество мнений, углов зрения, опыта.

Как сказали коллеги в интервью, медиация – это некий управляемый и направленный интеллектуальный взрыв. Но разве обычная лекция перестала быть актуальной? Думаю, тут дело в новых связях, которые возникают между эмоцией и памятью. В изучении иностранных языков такой способ (мнемоника) широко используется для запоминания новых слов, или в случае с японским языком, азбук и иероглифов. Необходимо придумать ассоциацию, которая приведет сразу к запоминаемому слову. Медиатор же занимается созданием более сложных ассоциативных связей, которые помогают человеку заданную тему дискуссии «присвоить» себе.

Эрмитаж в этот раз, думаю, для многих был неожиданен, когда в программе соседствовали античность и виртуальная реальность вместе с современной фотографией. Мы привыкли воспринимать Эрмитаж как оплот классицизма, ревнительного хранителя седой старины, но не в качестве пионера цифровизации. Возможно, это вызывает у кого-то раздражение, но на мой взгляд, именно один из ведущих музеев страны может позволить себе идти в ногу со временем. Кстати, так получилось, одновременно с Днями Эрмитажа на о. Русский проходил хакатон по виртуальной и добавленной реальности. Соревновались будущие, возможно, разработчики продуктов для посетителей музеев. Из Эрмитажа в этом году приезжал куратор проекта «Эрмитаж VR» Д. Буданов (интервью). Для себя я пока не определилась, благо или нет виртуальная и добавленная реальность в музеях: это поддерживающий костыль или стимулятор воображения.

Однозначно мне пришелся по душе стиль мастерской И.В.Лебедева, куратора секции «Творческая фотография» Молодежного центра Эрмитажа. В его подаче материала все направлено на то, чтобы разбудить, выявить среди участников визионеров. Имеется в виду не те, кто страдает мистическими видениями, а люди, склонные к анализу, прогнозированию и созданию целей, которые воодушевляют других. Разглядеть возможность на темном небосводе – такой же талант, как любой другой. Хотя мистический опыт откровений совершенно не чужд визионерам. Возможно, современные музеи должны превратиться в ту питательную среду, в которой можно и нужно воспитывать и давать раскрыться таким людям, за которыми будущее.

О. Сумарокова

Фото: С. Кирьянов

Похожие записи:

  • ИМПЕРИЯ ЭРМИТАЖ
    декабря, 20, 2016 | Культурные события Официально |
    Hermitage в переводе с французского, как известно, значит «уединенное место». Для нас, да и для всего мира это слово ассоциируется в первую очередь с Государственным Эрмитажем в Санкт-Петербурге. В 1764 г. Екатерина Великая положила начало коллекции этого «уединенного места». Назвать его сейчас таковым невозможно. Особенно в День Эрмитажа, который с 2016 г. стал официальным городским
  • УЛЫБКА ЭНКУ
    декабря, 20, 2010 | Декоративно-прикладное искусство |
    История японской скульптуры средневековья тесно связана с буддизмом. Ваятели изображали Будду и божеств буддийского пантеона строго в соответствии с канонами, регламентировавшими позу, выражение лица, прическу, головной убор. Работа в таких условиях способствовала совершенствованию техники, но лишала возможности творческого поиска. Но уже в 7 в. японские ваятели создавали не просто копии завезенных из Китая и
  • Записки о визите во Владивосток сотрудника Государственного Музея Западного Искусства (г. Токио) Соноко Монден
    октября, 13, 2010 | Декоративно-прикладное искусство |
    Госпожа Соноко Монден — эксперт по деревянной резной мебели — работает в единственном в Японии государственном музее европейского искусства Kokuritsu Seiyō Bijutsukan (国立西洋美術館,). Музей, спроектированный великим швейцарским архитектором Ле Корбюзье, расположен в центральном районе японской столицы и представляет собой комплекс, объединяющий как собственно музейные здания, так и прекрасный зоопарк.
    Предыстория её посещения Владивостока одновременно проста и
  • KOBE — FASHION CITY
    августа, 2, 2010 | Туристические ресурсы, Путешествия |
    Все же портовые города обладают неповторимым приятигивающим очарованием. Это место, где встречаются дороги, люди, культуры. Кобе с самого своего основания был важным центром иностранной торговли. В Кобе присутствует дух европейского города, и его жители выглядят совсем по-другому, нежели жители других больших городов Японии. Как в городе, так и за его пределами много достопримечательностей, связанных
  • МУЗЕЙ СУМО
    ноября, 19, 2008 | Будо Туристические ресурсы, Путешествия |
    Побывав в городе Хакодатэ, где на каждый квартал по музею, а то и по два, хочется, чтобы во Владивостоке ситуация также исправлялась в эту сторону. Кроме привычных нашему пониманию краеведческих музеев и историко-этнографичексих архивов, в Хакодатэ действуют государственные и частные музеи, посвященные, например, истории фотографии, музей художественной литературы, где, безусловно, центральной фигурой является Исикава Такубоку.

Добавить комментарий