ЭТО ИЗМЕНИЛО МОЕ МИРОВОЗЗРЕНИЕ

sakura_014_1

Уважаемые друзья, предлагаем вашему вниманию интервью с МАКЕЕВОЙ Мариной Юрьевной, генеральным директором ООО «Центр развития инвестиций» www.idc.vl.ru, стажером по теме «Менеджмент предприятия», которая состоялась в мае-июне 1998 г. Думаю, не будет преувеличением сказать, что многие из вас заочно знают Марину Юрьевну, — редкая деловая пресса обходится без экспертных комментариев г-жи Макеевой.

— Стажировка состоялась в кризисный 1998-й?

— Да, уже тогда весной в Токио мы видели по англоязычным газетам, что что-то происходит в финансовой сфере, росли ставки рефинансирования и т.п. Но мы ощущали себя как бы на другой планете, у нас была учеба, другие заботы, мы были заняты новыми знакомствами, общением с новыми людьми. Окунувшись в университетскую атмосферу – оператор стажировки был известный университет Васэда — забыли про то, что происходит дома. Но это не значит, что не хотелось обратно. Я очень часто вспоминаю лекцию, когда нам рассказывали о взаимодействии культур. Достаточно философская лекция была о том, что нам европейцам крайне сложно принять восточную культуру. Лектор говорил нам, чтобы мы не пытались понять чужой опыт в чистом виде, а попытались создать симбиоз культур внутри себя. И только после того, как вы создадите гармонию внутри себя, это поможет понять чужую культуру. С тех пор, часто сталкиваясь в своей деятельности с различными культурами, я вспоминаю этот совет.

— Какие предприятия остались в памяти?

— Помню очень хорошо посещение «Хино» — известный производитель грузовиков. Удивила стерильность, хотя, казалось бы, грузовики – не медоборудование. Но на нас надели белые халаты, перчатки и шапочки. И наша группа важно проплывала по цеху как стая белых лебедей 🙂

— А из культурной программы?

— Гиндза впечатлила, думаю, она мало кого оставит равнодушным.

— Хотелось бы еще раз побывать, или вы там все посмотрели за месяц стажировки?

— Честно говоря, после 1998 года я ни разу не была в Японии: ни по работе не пришлось, ни выехать отдохнуть не получилось. Хотелось бы побольше узнать исторических мест. У нас были экскурсии, помню, нам рассказывали о старинном тракте – дороге Токайдо, мы даже посетили несколько станций. Мы и сами очень много брали туров по самому Токио.

— Не страшно было самим путешествовать?

— У нас получилась замечательная группа из трех человек из Владивостока. Мы были самой телефонизированной группой из всего большого коллектива стажеров – 2 сотовых телефона на три человека, это делало нас очень мобильными. Мы много что успели посмотреть из доступного. Мы спокойно покупали билеты на электрички, помню, в Одавара любовались Фудзи в хорошую погоду. Там же был замок рода Одавара – местного князя. Мы были в Йокогама, в ту пору там было место Sky Garden – самое высотное здание, если не ошибаюсь, 395 этажей. Ты там находишься на высоте птичьего полета. Панорама восхищала. Только последние выходные у нас были заняты, мы готовили презентацию по результатам стажировки. У нас было время изучить страну – без малого месяц.

— За месяц можно многое понять, нынешняя продолжительность стажировки – всего неделя — заставляет стажеров готовиться загодя…

— У меня до сих пор сохранились фотографии, глядя на них, я вспоминаю, какие там были бюджетные возможности познакомиться с тем же Токио – речной трамвайчик через все мосты Токио, например, доступное и удивительное путешествие под 22 мостами Токио. Храм Грома на Асакуса мы тоже не могли не посетить.

— А после стажировки вы продолжали поддерживать между собой отношения?

— Стажировка тогда практически положила основу нашей долгой дружбе с одним из нашей тройки. Мы до сих пор поддерживаем профессиональное партнерство. У нас много работы, которую мы делаем совместно с Петром Анатольевичем Синдюковым. Мы оказались полезными друг другу.

— Ваша компания создана в 1997 г., через год получилось поехать на стажировку как раз по менеджменту, это тот случай, когда «ложка подоспела к обеду»?

— Да, на заре становления компании. Мы тогда в Токио много говорили о системе пожизненного найма. Зачастую я держу в подкорке эту систему. Он удивителен тем, что в какой-то период в организации – в костяке – теряется грань между начальником и подчиненным. Когда люди со мной работают по 18 лет, я прекрасно понимаю, что мы вместе проводим столько времени на работе, что это уже отношения больше чем рабочие. И в какой-то момент ты осознаешь, что они понимают тебя больше, чем, скажем, твоя семья, в которой ты проводишь объективно меньше времени.

— Что в стажировке можно охарактеризовать одним слово «полезно»?

— Скажу словами своей дочери. Она закончила дизайнерскую школу Великобритании по специальности «Дизайн среды», это ее не первое образование, и работать строго по специальности она не планирует. На мой вопрос, зачем же ты потратила время и усилия на такое сложное образование, она сказала: «знаешь, это полностью изменило мое мировоззрение». И вот что однозначно было полезно, тут я использую слова моей дочери, что это очень сильно «изменило мое мировоззрение». Это позволило совершенно по-новому посмотреть на весь процесс управления, продвижения компании, на консолидацию внутри коллектива. Стажировка дала мне то, что не купишь за деньги.

— После приезда какие были ощущения?

— На мне как на директоре лежит основная функция – поиск заказов. Приехав после месяца стажировки, я обнаружила, что у меня на счетах ноль – заказов нет, денег нет. В общем-то, тоска, в ужасе думаю о том, как заплатить зарплату, налоги и т.п. Но именно в этот период я зашла в магазин и увидела большую хрустальную вазу и почему-то купила ее. Я до сих пор не знаю, зачем я ее купила тем более в тот момент. Но я ее тогда купила, наверное, как память о том интересном и сложном моменте моей жизни: у меня после стажировки было много понимания, как мне двигаться дальше, но у меня не было на это средств.

— Судя по тому, что Центр жив, понимание все же ценнее, чем временное отсутствие средств…

— Оценка – это такой тяжелый труд, он не будет, боюсь, никогда оценен по достоинству. Несмотря на то, что финансовый консалтинг интересует всех нас, — мы все думаем, как сохранить и приумножить свои сбережения, во что вложить, чтобы не потерять. Мы оцениваем, сколько стоил тот или иной объект десять лет назад и, сколько он будет стоить через десять лет. Мы оцениваем и интеллектуальную собственность. Два года назад я защитила кандидатскую диссертацию по оценке долей квот и т.п. и т.д

— А собственную интеллектуальную собственность Вы как-то защищаете? Ведь каждый отчет, заявка, экспертное заключение – это серьезный и ресурсно затратный труд.

— С этим тяжело, особенно, когда я вижу свои заключения в чужих документах случайно попадающихся мне. Оценка это же не то, что необходимо ежедневно. Да и вообще в этой сфере столько проблем, взять хотя бы кадастровую стоимость. У нас суды выносят решения, не имея специализированного образования в этой области. Будучи экспертом на суде, было дело, я полчаса объясняла, что такое коэффициент корреляции. Открываем стандарты, да, мы можем использовать методы матстатистики, но что это такое? Это целая программа, это целый курс института. Чтобы объяснить это, не хватит никакого времени судебного заседания.

— Связываться со сферой интеллектуальных услуг – мужество, как Вам это в голову пришло в 1987 г.?

— Страшно, конечно, да жить вообще страшно 🙂 и легче не будет. За 18 лет работы компании у нас стало больше сотрудников, приходят новые, но есть такие, которые работают с самого основания. И радует то, что у Центра развития инвестиций есть костяк – люди, которые работали со мной с самого начала. Даже если люди уходят, у нас остаются теплые дружеские отношения. Работы много, и тем ценнее те, кто на протяжении долгого времени остаются рядом.

— У вас, похоже, японская компания, где работают долго и не жалуются на ненормированный рабочий день?

— Ну, что значит, ненормированный… Требовать можно только от себя такой работы, а требовать такой же работы от наемных сотрудников, по меньшей мере, несправедливо. Они работают по найму, у них другие цели и задачи, у них другое понимание и видение. Самое ценное, когда твои намерения совпадают с намерениями тех людей, которые работают рядом с тобой. Вот эту грань никогда не следует переступать, потому что за ней следуют недопонимание, увольнение. Я всегда говорю, давайте будем взаимовежливыми: я не буду делать вот это и это, а от вас жду вот это и это.

— А на стажировке были ли сразу воспринятые методы, вот сейчас очень моден кайдзэн – система 5 S, где все основано на порядке, например.

— Я люблю, когда все вычищено и надраено до блеска, любой бизнес, когда бы он ни начинался, он начинается с элементарного порядка и чистоты на рабочем месте. У меня уборщицы в офисе работают десятилетиями, они знают, что я от них требую. У меня с той поры идет разделение на две кухни: для сотрудников и корпоративная. Мне не нужны запахи обедов во время встречи с клиентами в кабинете. Я не знаю, как это взаимосвязано, но когда все вымыто и по своим местам, тогда все должно быть хорошо. Мне очень близок японский минимализм, он очень выразителен и аристократичен. Но и в России сделано очень много: у нас приняты стандарты качества ISO, у нас появилась рейтинговая система компаний, появились компании, которые занимаются корпоративным стилем. В 1987 г. если кому сказать, что мы заказывали свой фирменный стиль дизайнеру из Москвы, на это нам бы сказали, что мы не в себе. А сейчас же это норма. В России сделано очень много. Те же самые дорожные карты, стандарты профессий, создание саморегулируемых организаций, которые регулируют целые отрасли.

— Насколько важна оценка сейчас, когда Владивосток станет открытым портом?

— У нас много в связи с этим работы. Но это не оценка, это бизнес-планы, инвестиционные проекты. И я надеюсь, во всех компаниях будет работать русская оценка, потому что я вижу очень много иностранных специалистов в русских стратегически важных компаниях, меня это удивляет. Почему-то русская оценка не допущена в иностранные крупные компании, но мы видим то тут, то там заключения иностранных оценщиков по поводу русских активов? Давайте говорить о том, что у нас вырос российский консультант, сформировался.

— Что должно входить в стажировку сейчас, учитывая, что изменилась экономическая ситуация, да и стажировка стада короче – всего одна неделя.

— Что такое обмен опытом. Не надо забывать, что Япония, как и впоследствии Китай, совершила великое экономическое чудо, они совершили колоссальный экономический рывок. Но я не стала бы забывать говорить о России, что Россия тоже совершала экономические рывки. Вспомним послевоенные годы, когда истощенная, обескровленная страна с истощенным людским ресурсом выкарабкивалась из нужды. Да, мы не можем делать высокоточное производство, которое умеет делать Япония, но и когда говорят, что Россия это большая бензоколонка, с этим согласится тоже невозможно. У нас есть продукция, которая пользуется мировым спросом, которая импортируется, а не только нефть. Почему мы выезжаем на стажировку? Это абсолютно другая культура, это в некотором смысле шоковая терапия, это возможность посмотреть другими глазами на то, как можно жить иначе. И это уже является средством внутреннего обогащения. Какая бы программа ни была, она все равно будет работать, исходя из того, что мы попадаем в другую среду, собираем огромный объем той информации, которая впоследствии будет переосмыслена и использована.

12 интервью со стажерами в течение 2015 года, посвященные 20-летию Японского центра в 2016 году

Похожие записи:

  • КРЕАТИВНОСТИ НУЖНО УЧИТЬСЯ
    июня, 1, 2015 | Ассоциация стажеров Интервью |
    Дорогие читатели, представляем вашему вниманию интервью с дважды стажером Японского центра — по темам «PR и реклама» 2004 г. и «Управление малыми и средними предприятиями» 2012 г. Вероникой Александровной КАЗАКОВОЙ. Наш разговор будет о стажировке по рекламе, такой темы у нашего центра больше не было. Ее организатором выступил тогда Hokkaido Intellect Tank (HIT), поэтому стажеры
  • ЛЕГЧЕ ОБУЧИТЬ ЯПОНСКОМУ ПРОГРАММИСТА, ЧЕМ ПРОГРАММИРОВАНИЮ — ЯПОНИСТА
    июля, 1, 2015 | Ассоциация стажеров Интервью |
    Уважаемые читатели, представляем вашему вниманию интервью с нашим стажером 2006 года по теме «Маркетинг» Вадимом Александровичем ЦВЕТНИКОВЫМ, менеджером по маркетингу и связям с общественностью «ООО Ронда Лтд». В 2011 г., когда Японский центр отмечал 15-летие, Вадим Александрович участвовал в нашем блиц-опросе, а к 20-летию мы решили поговорить неспешно.

    — Вадим Александрович, вспоминаете ли стажировку Японского

  • МАРКЕТИНГ НА СЛУЖБЕ У НАУКИ
    марта, 3, 2015 | Ассоциация стажеров Интервью |

    Уважаемые друзья, предлагаем вашему вниманию интервью с нашим стажером 2009 года по теме «Маркетинг» Юрием Николаевичем КУЗНЕЦОВЫМ, заведующим отделом внедрения ФГБНУ «ТИНРО-Центр». Зачем науке маркетинг, ведь продуктам ТИНРО у нас и так все доверяют, и что интересного из представленного в Японии удалось увидеть стажерам в 2009-м году — об этом наш разговор с Юрием Николаевичем.

  • МОРСКАЯ…
    сентября, 2, 2015 | Ассоциация стажеров Интервью |
    ЗГУРОВСКИЙ Константин Александрович, к.б.н., руководитель программы по устойчивому рыболовству Всемирного фонда дикой природы www.wwf.ru (WWF), в компании — с 1999 г. В Японском центре Константин Александрович прошел обучение на многих семинарах, был слушателем курсов японского языка, стажировку по теме «Управление малым и средним бизнесом» прошел в 2000 г. Константин Александрович владеет пером, вы можете ознакомиться
  • ВОПРОС ЛИЧНОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ КАЖДОГО
    февраля, 2, 2015 | Ассоциация стажеров Интервью |

    Уважаемые друзья, предлагаем вашему вниманию интервью с нашим стажером по теме «Экология» СКОГОРЕВЫМ Иваном Анатольевичем, генеральным директором ООО «ПримТехнополис». За всю историю существования Японского центра во Владивостоке были реализованы только две стажировки по этой теме, тем ценнее для нас мнение и опыт этих стажеров. Выступление Ивана Анатольевича в СМИ не редкость, думаю, многие помнят

Добавить комментарий