20 ЛЕТ ФИЛИАЛУ ДВФУ В ХАКОДАТЭ

Интервью с директором Филиала Ильиным С.Н.

clip_image001— Уважаемый Сергей Николаевич, скажите, пожалуйста, несколько слов о Филиале…

Филиал был создан в 1994 году, скоро мы отмечаем 20-летний юбилей. Тогда и в России, и в Японии был бум международных связей на региональном уровне. И вот, тогда еще в ДВГУ, появилась идея наладить постоянные связи на уровне образования. Инициатором открытия филиала в Японии стал Владимир Иванович Курилов, который, будучи ректором ДВГУ, долгие годы поддерживал работу филиала. С японской стороны идею поддержал г-н Мацудайра Масатэру, ставший первым председателем правления образовательной корпорации "Международная школа Хакодатэ", которая является юридическим фундаментом нашего филиала. Выбор пал на Хакодатэ не сразу, но очень хорошо, что именно это город стал местом открытия филиала. Хакодатэ в истории российско-японских связей, несомненно, занимает особое место, русские сделали значительный позитивный вклад в развитие этого города, поэтому городские власти и деловые круги любезно согласились открыть здесь отделение российского вуза. Наш филиал принимает на учебу японцев всех возрастов, у нас можно увидеть студентов от 18 до 70 лет. Условие одно – человек должен закончить японскую среднюю школу повышенной ступени или аналогичную ей.

— По чьей инициативе был создан Филиал, и какие организации сейчас поддерживают его работу?

С самого начала наш филиал создавался не только как учебное заведение, но и как культурный центр. Мы никогда не занимались политикой, сомнительными экономическими проектами, всегда берегли свою репутацию, поэтому получаем поддержку от самых разных организаций, как деловых, так и административных. Прежде всего, следует поблагодарить Администрацию города г. Хакодатэ, которая поддерживает нас всесторонне – и морально, и финансово. Мы активно сотрудничаем с российскими консульскими учреждениями, например, вместе проводим различные культурные мероприятия российской тематики. Вообще, с российскими дипломатами мы очень тесно общаемся и, можно сказать, работаем бок о бок: отделение ГК РФ в Саппоро находится в одном с нами здании. Японские деловые круги нам тоже помогают в той или иной форме. Фонд Исидатэ выплачивает стипендию нашим лучшим студентам, компания JT выделила деньги на поддержку наших студентов, отъезжающих на стажировку во Владивосток. Кстати, мы уже который год проводим интенсивные курсы для сотрудников японской таможни, что, во-первых, дает прибыль, а, во-вторых, говорит о доверии к нашему уровню преподавания.

— Филологи-русисты, которые были приглашены изначально на работу, постепенно были заменены японистами, как это повлияло на учебный процесс? Помогло ли это распространению и поддержанию достойного уровня преподавания русского языка в Японии?

clip_image001[4]Безусловно, повлияло. С одной стороны, профессиональный русист, вдобавок, обладающий методическими знаниями – это прекрасно. Но специфика филиала такова, что этого недостаточно. Во-первых, необходимо хорошо понимать особенности мировосприятия и языковой логики японцев и адаптировать учебный план в соответствии с ними. Например, можно ли разобрать текст без языка-посредника и при этом быть уверенным, что студенты все правильно поняли? Это одно. Во-вторых, есть достаточно большой объем теоретических дисциплин, которые должен преподавать русский преподаватель, но на японском языке: это и история России, и история русской культуры, и история русской литературы и т.д. Сразу скажу: при ограниченности штата преподавателей (а у нас штатных – всего восемь) закрыть все дисциплины без найма кадров со стороны очень трудно. Ведь у нас нет под боком профильных кафедр, как в большом университете. И последнее – едва ли не самое важное: может ли русист полноценно руководить дипломными и курсовыми работами, которые, разумеется, пишутся на японском языке? Методикой ведения занятий без языка-посредника японист, так или иначе, овладевает. Но овладеет ли русист японским в необходимой степени – это большой вопрос. Тем более, что абсолютное большинство существующих учебных материалов по русскому языку как иностранному – это так называемые универсальные пособия, ориентированные прежде всего на западную аудиторию. Те же пособия, где есть японские комментарии, как правило, давно устарели. Эти проблемы японистам решать проще. За время работы Филиала у нас появились свои оригинальные, ориентированные именно на японскую аудиторию методики преподавания, разработки и пособия по отдельным аспектам, основанные на знании особенностей обоих языков, на умении находить параллели. В целом, можно сказать, что год за годом мы наблюдаем постоянное повышение уровня знаний русского языка у наших студентов. Конечно, год на год не приходится, но в последнее время на старших курсах даже по теоретическим дисциплинам, таким как философия, удается увеличить долю лекционного материала на русском языке до двух третей.

— Какой официальный статус имеет Филиал в Японии?

В Японии существуют 5 официально зарегистрированных филиалов зарубежных университетов: два китайских, три американских и мы. Будучи филиалами вузов, эти школы, однако, имеют в Японии статус колледжа. Однако, на нас распространяется существующая в Японии программа «кодо-сэнмонси», т.е. «средне-специальное образование повышенного уровня», согласно которой человек, прошедший четырехлетний курс обучения в колледже, приравнивается к выпускнику вуза и может поступать в аспирантуру. Эта программа реально работает, и некоторые наши выпускники уже защитили диссертации.

— Какие переломные моменты были в истории Филиала?

Это сложный вопрос. Прежде всего, мы сейчас переживаем такой переломный момент. Во Владивостоке появился федеральный университет – совершенно новая, огромная структура, пришли новые люди, изменились условия, требования, поменялось отношение к филиалу, многие связи приходится налаживать заново. Такие проблемы неизбежно возникают при масштабных структурных реформах, и для нас главное, чтобы филиал прочно занял свое места в новой структуре университета, поэтому мы совместными с ректоратом усилиями сейчас над этим работаем.

Если говорить о том, что ощутимо влияет на ситуацию в филиале, то это характер новостей о России. В Японии медиа-среда для нас достаточно сложная, есть набор устоявшихся взглядов касательно России – частично справедливых, частично ошибочных, но так или иначе, характер новостей о нашей стране напрямую влияет на положение в филиале. Ведь мы – маленькая школа, готовящая русистов, то есть специалистов в довольно узкой области, и для нас увеличение или, наоборот, уменьшение ежегодного набора даже на одного студента – это очень ощутимо. А представьте себе: человек колеблется, поступать к нам или нет, и тут в СМИ пошла череда негативных или, напротив – позитивных новостей о России. И от этого будет зависеть его решение, потому что люди зависимы от потоков информации, которую получают. Еще и поэтому мы очень много сил тратим на культурно-просветительскую деятельность: у нас есть Русский центр Фонда «Русский мир», в котором проводится лекторий для горожан; мы проводим русские фестивали, для нас очень важно зарабатывать призовые места на межвузовских конкурсах и так далее.

— Какова, на Ваш взгляд, идеальная схема взаимодействия Филиала с ДВФУ?

clip_image001[6]Лучшим вариантом, на наш взгляд, была бы схема 2+2 либо 3+2, где студенты в начале получали бы у нас в Филиале углубленную подготовку по русскому языку, а затем уже в основном кампусе ДВФУ проходили курс обучения по избранной специальности, с прицелом на магистратуру, в итоге получая российский вузовский диплом и японский – колледжа повышенного уровня. Помимо облегчения ряда организационных моментов, связанных с процедурой оформления российских дипломов, это серьезно помогло бы самим студентам в их дальнейшем трудоустройстве, да и вообще в выборе жизненного пути. Помимо того, что наличие российского диплома значительно облегчает процедуру получения разрешения на работу в России, сам опыт жизни и учебы за границей преображает человека. Даже те наши студенты, которые проходят всего лишь трехмесячную стажировку во Владивостоке, возвращаются в хорошем смысле повзрослевшими.

— Мы знаем, что существует ежегодный обмен, когда российские студенты-японисты едут в Филиал на краткосрочную стажировку, становятся ли эти люди основой для дальнейшего углубления взаимоотношений между Владивостоком и Хакодатэ, между РФ и Японией, понимают ли они, как им повезло попасть в начале своей карьеры япониста именно в Хакодатэ? Что стоит знать студентам-японоведам об истории Хакодатэ перед поездкой?

Обычно российских студентов мы принимаем на срок около месяца в октябре-ноябре, т.е. в первой половине второго семестра (в Японии учебно-финансовый год – с апреля по март). Спонсором стажировки традиционно является общественная организация «Молодежная палата Хакодатэ». Обычно это довольно напряженный для нас период: в городе в это время проводится межвузовский фестиваль Academic Link, в котором мы, кстати, неоднократно занимали призовые места. Кроме того, в самом Филиале, на площадке Фонда «Русский мир» в начале ноября проходит языковой праздник-конкурс «АБВГDay», для которого японские студенты готовят выступления на русском, а российские – на японском языке. В обоих мероприятиях обязательно участвуют стажеры из Владивостока.

В Хакодатэ стажеры живут в японских семьях, т.е. полностью погружаются в японский быт и языковую среду. Могу с уверенностью сказать, что стажировка в Хакодатэ остается в памяти студентов. Те, кто стажировался у нас, нет-нет – да и появляются снова в Хакодатэ. Дружеские отношения, которые завязались здесь, не умирают. Вдобавок, некоторые студенты знакомятся с нашими стажерами еще во Владивостоке. Так или иначе, они все время на связи – благо, существуют социальные сети.

Что касается самого города Хакодатэ, то у него есть особая притягательная сила, несмотря на кажущуюся провинциальность. И в русско-японских отношениях, и в истории Японии вообще этот город занимает особое место. Что бы ни происходило в отношениях между нашими странами с 18 века – везде мы слышим слово «Хакодатэ». Все, кто всерьез интересуется историей русско-японских отношений, хоть однажды слышал об этом городе. Кто из сегодняшних японистов не зачитывался романом Я. Иноуэ «Сны о России» о приключениях Дайкокуя Кодаю? Адам Лаксман доставил его на парусном корабле именно сюда (это еще екатерининские времена). Здесь жил в заточении капитан Василий Головнин, сюда заходил знаменитый фрегат «Паллада», здесь было открыто первое дипломатическое представительство России, отсюда берет начало Японская Православная церковь. Во второй половине 19 века город оказался в самой гуще политических событий, непосредственными свидетелями которых стали жившие здесь русские люди. Скажем, многие смотрели фильм «Последний самурай», но немногие знают, что именно в Хакодатэ как раз в то время решалась судьба государства: здесь пал последний оплот старой, средневековой Японии, после чего страна стала на путь европеизации. Если интересно, вы можете посмотреть видеофильм о русском наследии Хакодатэ, который в рамках учебной программы в прошлом году сняли и смонтировали наши студенты.

— Как Вы думаете, готов ли Филиал к партнерству с туркомпаниями в РФ и Японии, другим бизнесом, для нужд которого могли бы быть полезны выпускники Филиала?

Думаю, из ответа на предыдущий вопрос понятно, что в Хакодатэ есть, что посмотреть туристам. Добавлю, что и Хоккайдо в целом, и Хакодатэ в частности – это место, куда вся Япония съезжается, чтобы полакомиться свежайшими морепродуктами и покататься на горных лыжах. Вдобавок, выгодный контур побережья уберег инфраструктуру города во время цунами в Тохоку, хотя соседние регионы понесли колоссальный ущерб.

Что же касается туркомпаний, то часть наших выпускников и сейчас работает в туристическом бизнесе, и даже в период учебы наши студенты иногда привлекаются в качестве переводчиков на международных мероприятиях. Лет пять тому назад наша студенческая команда выиграла городской конкурс студенческих бизнес-идей, выступив именно с туристическим проектом. В течение нескольких лет, совместно с гостиницей «Юнокава Гранд отель», мы проводили специальные стажировки по японскому сервису для студентов ДВФУ. Но в целом все просто: мы готовим кадры, которые либо идут в туризм, либо нет. То же самое касается и других отраслей.

Содействовать завязыванию деловых связей мы готовы и постоянно работаем в этой области: предоставляя консультации, переводческие услуги, иногда выступая и в качестве контактного лица. К тому же, буквально через стенку от нас находится Хакодатское отделение ГК РФ в Саппоро, с которым мы давно и активно сотрудничаем по самым различным вопросам. Но организаторская инициатива должна исходить непосредственно от деловых структур. Нам иногда приходят письма с предложениями такого рода: «Вы там у себя узнайте, а мы посмотрим». Это несерьезный разговор. Мы образовательное учреждение, и наша основная работа – учить студентов. Даже при этом, мы с радостью участвуем в любых мероприятиях. Более того, мы заинтересованы в завязывании российско-японских деловых и административных контактов именно через нас. Однако, получая любое деловое предложение, мы, прежде всего, обращаем внимание на то, кто – инициатор, в какие сроки, где и что именно планируется. Нередко эта часть оказывается размытой, и нам приходится буквально по крупице вытягивать эти данные – словом, существует проблема обратной связи.

Работа в Японии в известной степени научила нас следить за единством формы и содержания, то есть всякое серьезное предложение должно быть четко изложено на бумаге и поступить не позднее, чем за год до реализации, а лучше – за полтора. Потому что во всех административных и деловых структурах план на финансовый год составляется заранее, и бессмысленно в апреле предлагать мероприятие, скажем, на август того же года, когда бюджет уже сформирован и утвержден. Я имею в виду, конечно, прежде всего, российскую сторону: непредсказуемость хороша на войне, а в партнерстве – все наоборот.

— Уважаемый Сергей Николаевич, по специальности Вы – филолог, расскажите, пожалуйста, кто Ваши Учителя?

Темой моей кандидатской диссертации были «Служебно-предикативные слова в современном японском языке», с 1981 года моим научным руководителем, а потом и просто наставником в филологической науке был не кто иной, как Иван Васильевич ГОЛОВНИН – автор учебника, по которому училось несколько поколений российских японистов. Мы переписывались с Иваном Васильевичем вплоть до его ухода.

clip_image001[8]Когда я еще был преподавателем востфака ДВГУ, я преподавал спецкурс по японским диалектам. И чем дальше – тем больше эта тема меня увлекала. Считается, что всего в японском существует 11 основных диалектов, но это очень грубое, крупное деление. Скажем, есть диалект Цугару или хоккайдский, как его еще называют. Приехав в Хакодатэ, я убедился, что он тоже дробится: например, очевидно выделяется диалект Хакодатэ, в котором, кстати, есть и следы русского влияния. Вы удивитесь, но в хакодатском диалекте есть такие слова как «риба», тут перевод не нужен, или «дзунакома» (друг, товарищ). Или, например, слово «эта»… русские люди приходили в магазин, тыкали пальцем в товар и говорили «это», потому в местном диалекте это слово закрепилось со значением «касаться». Таких слов я насчитал около десятка – часть из них уже устарела, но они остались в истории языка. Сейчас собираю материал для статьи, или даже небольшой книги на эту тему.

— Уважаемый Сергей Николаевич, помню, в Хакодатэ Вы показывали учебник по бизнес японскому, составленному Вами специально для сферы ВЭД, нет ли планов выпустить его у нас, сделать на его основе факультатив для японистов, поскольку потребность в нем не ослабевает особенно после вступления России в ВТО?

Пособие было издано на базе нашего филиала в 1999 году, и создавалось специально под интенсивные курсы для японских банковских сотрудников, командируемых на работу в Россию. Планы издать учебник в ДВФУ есть, но сейчас ему требуется глубокая переработка. Мы ведь используем его уже пятнадцать лет. За это время русский язык в целом не слишком изменился, но деловой язык преобразился значительно: появились реалии и понятия, о которых еще десять лет назад люди и представления не имели. Скажем, слово «факс» уже уходит из языка, а в конце девяностых, когда писался учебник, был еще жив телетайп, и электронной почтой не все пользовались. Учебник такой нужен, тем более, что в качестве отдельного курса деловой русский язык в Японии нигде не преподается. Но это пока в перспективе – может быть, удастся издать в конце этого или в будущем году.

— Насколько мы понимаем, не только Вам удается поддерживать себя в активной форме как ученому-филологу, но и остальным преподавателям Филиала? Каков круг научных интересов Ваших коллег?

Конечно, наши преподаватели ведут и научную работу. Андрей Иванович ГЛАДЧЕНКОВ, наш главный специалист-страновед, к.и.н – углубленно занимается проблемами этногенеза японцев и происхождения китайского знакового письма. Сергей Иванович АНИКЕЕВ исследует биографию и творчество Василия Ерошенко – писателя, поэта и педагога первой половины 20 века, писавшего на эсперанто и японском языке. Федор Борисович ДЕРКАЧ написал большое пособие по русской грамматике, специально ориентированное на японцев, по которому сейчас успешно занимаются наши студенты на 1 курсе. Но есть и ряд проблем. Прежде всего, это касается публикации разработок: у нас все держится на одном копировальном аппарате и энтузиазме преподавателей. Нужно совмещать преподавательскую работу и научную в удалении от основной базы ДВФУ. Кроме того, в основном у нас работают японисты, у которых основное направление работы – русский язык. Это, с одной стороны, позволяет создавать ориентированные на японцев качественные учебные материалы, с другой – немного не соответствует профилю самих специалистов, хотя это и вторичная проблема (ведь по образованию мы филологи). В этом плане, наша основная наша задача на будущее – оживить научное взаимодействие между основным кампусом и филиалом. Пока мы, как говорится, варимся в собственном соку, и значительная часть разработок, к сожалению, уходит «в стол».

Контактный электронный адрес Филиала info@fesu.ac.jp

Владивосток-Хакодатэ, Март 2013

Похожие записи:

  • КРЫША НАД ГОЛОВОЙ БУДДЫ
    июня, 23, 2011 | Наш город |
    6 сентября 2011 г. планируется провести торжественное открытие крыши над головой статуи Будды. Крышу будут строить японские студенты-архитекторы юноши 19-20 летнего возраста (всего около 10 человек) из префектуры Тоттори под руководством ТАМАИ-сэнсэя. Местная вьетнамская община, которая очень помогла в переносе статуи Будды во двор Восточного Института летом 2010 г., будет делать дополнительный фундамент под опоры
  • Хакодатэ – русский центр Японии
    ноября, 19, 2008 | Туристические ресурсы, Путешествия |
    В конце октября 2008 г. Японский центр подхватил эстафету ПГОМ им. В.К. Арсеньева, где прошла большая выставка «Знакомьтесь — Хакодатэ». Наша роль, правда, намного скромнее, мы ограничились мини-выставкой плакатов с изображением города «Хакодатэ – русский центр Японии». Цель нашей выставки – представить этот город как очень привлекательный для русских туристов и, возможно, кому-то открыть
  • ЭТОС ТЕРРИТОРИИ
    января, 17, 2011 | Интервью |
    Интервью с А.Н. ПОПОВЫМ, к.и.н., заведующим Музеем археологии и этнографии ДВФУ.
    В здании, где находится Японский центр по адресу Океанский проспект, 37 находится Учебно-научный музей ДВФУ, в котором работают специалисты различных областей наук, а одни из самых известных имеют отношение к археологии. Нам очень приятно такое соседство, и мы бы хотели познакомить читателей с нашими
  • Самый лучший вид на Владивосток… из Хакодатэ
    ноября, 19, 2008 | Туристические ресурсы, Путешествия |
    Самый лучший вид из окна Катерины…, если сидишь лицом к морю, уплетая русские пироги, приготовленные по бабушкиному рецепту. Бабушка в свое время делала отменные рыбные пироги в Охотске для своего мужа-японца. А теперь ее внучка потчует гостей из России, ни на минуту не умолкая, прибавляя только громкости. Не все слушают внимательно!
    Блюда меняются
  • Гражданская война
    ноября, 19, 2008 | Туристические ресурсы, Путешествия |
    Удивительно, но история Хакодатэ имеет много общего с историей красного и белого движения Дальнего Востока России. Во время гражданской войны после Реставрации императорской власти Мэйдзи исин (1868) оставшиеся по-прежнему верными сёгуну оппозиционеры новой власти с боями постепенно отходили на север. Дальше Хакодатэ отходить было некуда, да и наличие крепости давало шанс принять бой с

Добавить комментарий